20:29 

Сбежавший жених

koudai
specific dream rabbit
Автор: koudai
Бета: Alanor Ambre
Название: Сбежавший жених
Размер: ~4000
Персонажи: Холмс, Уотсон, Вайолет Хантер
Саммари: По заявке 14 - Хочу фик, джен, по-настоящему детективная история (если можно так выразиться). Не бибиси.
От автора: Неопубликованный рассказ доктора, который он отослал в Уолсолл и позже совершенно забыл об этом XD

Весной 1895 года, через три года после публикации в "Стрэнд" дела о доме с медными буками, и почти через пять лет после того, как это происшествие имело место, нам с Холмсом снова довелось встретиться с мисс Вайолет Хантер.
Нужно сказать, что после того, как это таинственное дело было распутано, мой друг потерял всякий интерес к судьбе несчастных мисс Рукасл и мисс Хантер. Приглашение на свадьбу, присланное на Бейкер-стрит, сгорело в камине вместе с прочими, незначительными с его точки зрения, бумагами, а мой рассказ о событиях, последовавших за нашим визитом в "Медные буки" вряд ли был услышан.
Я же, со своей стороны, с большим участием читал редкие письма мисс Хантер, ибо эта удивительная девушка сочетала в себе не только манеры истинной леди с огромным трудолюбием и преданностью своему делу, но также обладала живым языком и неоспоримым эпистолярным талантом.
Стремясь побыстрее замять неприятное происшествие, миссис Рукасл дала ей самые замечательные рекомендации и помогла устроиться в небольшую частную школу в Стаффордшире. К моменту публикации дела мисс Хантер уже стала директором школы, причем со свойственной ей скромностью писала об этом, как об удачном стечении обстоятельств.
Каково же было мое удивление, когда эти обстоятельства снова привели ее в нашу с Холмсом квартиру в качестве клиента.
Но начнем по порядку.
Если память мне не изменяет, еще до того, как принесли почту, мой друг уже находился в прескверном настроении. Задуманный им химический опыт, предположительно имевший целью нечто большее, чем звон разбитого стекла и неприятный запах в нашей гостиной, не заладился.
Вскрывая письма, он не считал нужным удерживаться от едких и часто весьма неприятных комментариев.
- Посмотрите только на это, некая миссис Робинсон уверена, что я похож на ее покойного брата, - сообщал он, бросая очередное письмо в камин. – Еще не слышал более глупого и безвкусного повода!
Я благоразумно промолчал, с опаской выглядывая из-за газеты. Мой друг извлек из пачки писем желтоватый конверт телеграммы, внимательно прочел ее и разразился новой волной возмущения:
- Но настойчивость этой леди просто не идет ни в какое сравнение со всеми предыдущими! Если она думает, что меня заинтересует такая мелочь, как поведение ее жениха...
Прежде чем Холмс успел избавиться и от телеграммы, я встал, отложил газету и подошел к нему. Какое-то предчувствие заставило меня отобрать злосчастный листок.
Телеграмма предназначалась мне.
"Надеюсь, вы позволите посоветоваться с вами насчет предложения доктора Эббота. Вайолет Хантер"
- Мой дорогой друг, - сказал я со всем возможным терпением, - во-первых, посылая мне телеграмму, мисс Хантер никак не планировала заинтересовать этим делом вас. А во-вторых, что заставило вас думать, будто доктор Эббот ее жених?
Молчание, которое было единственным ответом на оба вопроса, красноречивее всего остального говорило о том, что Холмс не только просматривает большую часть моей корреспонденции, но также собирается заниматься этим и впредь. Сам этот факт, впрочем, мог считаться всего лишь одной из его странных привычек, если бы не та явная непочтительность, с которой он отозвался о проблемах мисс Хантер.
К сожалению, этого было недостаточно, чтобы я мог позволить себе вслух его осудить.
- Где мое пресс-папье, Уотсон? Вы опять его брали? Зачем вы положили его на пол?!
Вздохнув, я вернулся к чтению и оставшиеся полчаса до прихода мисс Хантер мы провели в молчании.
Когда наконец распахнулась дверь, впуская гостью, мое настроение сразу улучшилось. Я не мог сдержать улыбки, словно наблюдал, как теплый ветер, пробившись сквозь лондонский туман, наконец нашел дорогу в наши скромные апартаменты на Бейкер-стрит. И она в свою очередь щедро улыбнулась нам обоим. Вся ее манера держаться говорила о том, что изменения, постоянно происходящие в жизни, только укрепляют решительность этой молодой леди, вместе с тем ее глаза по-прежнему излучали только доброту, а с лица не исчезла ни одна веснушка.
Оглянувшись, я отметил, что Холмс встал и, сдержанно кивнув, собирается оставить гостиную. Так же быстро это поняла и мисс Хантер, и порывисто шагнула в его сторону, словно преграждая путь.
- О, нет, мистер Холмс, пожалуйста, останьтесь. Если это будет не слишком дерзко с моей стороны, я хотела бы попросить и вашего совета тоже.
Я умоляюще посмотрел на своего друга, всем сердцем надеясь, что врожденная галантность не позволит ему высказать недовольство в присутствии леди. Несмотря на то, что Холмс несколько раз высказывался неодобрительно о некоторых качествах, присущих с его точки зрения всем дочерям Евы, он, как правило, был безупречно вежлив и терпелив. С моей точки зрения, мисс Хантер как никто другой заслуживала такого обращения.
- Конечно, если я не отрываю вас от более важных дел, - закончила она решительно.
- Мне кажется, - ответил он задумчиво, - дело, которое заставило вас приехать в Лондон так поспешно, не захватив багажа, и сразу с вокзала направиться сюда, должно быть очень важным.
- Для меня это вне всяких сомнений так, мистер Холмс, - кивнула девушка, соглашаясь с предположениями моего друга. - Я должна рассказать вам все с самого начала?
- Доктор Ватсон уже поделился со мной некоторыми подробностями, - не моргнув глазом соврал Холмс, - однако я попрошу вас уделить особое внимание деталям.
- Хорошо, - просто ответила мисс Хантер
- Вероятно, вам известно, что мое нынешнее место я получила благодаря помощи миссис Рукасл. Она продолжает писать мне время от времени, кажется, скорее из вежливости и...
Она замялась, и Холмс закончил:
- И, конечно, чтобы убедить вас в своем расположении и знать, где вы находитесь.
- Мне тоже так кажется, мистер Холмс. Однако, три месяца назад она вдруг написала, что получила известие о моей скорой свадьбе и посылает искренние поздравления. Эти поздравления пришли вместе с двадцатью фунтами, которые я немедленно отправила обратно, написав, что произошла какая-то ошибка. В следующем письме миссис Рукасл писала, что очень обеспокоена моим положением и предложила встретиться с джентльменом, который, вероятно, сможет составить мое счастье. Эта ситуация показалась мне очень странной, потому что после истории с "Медными буками" я никак не могла бы принять ее совет в этом вопросе.
- Ха! - перебил ее Холмс. - Но вы все-таки согласились на эту встречу!
- Как вам наверняка известно из рассказа доктора Уотсона, - кивнула мисс Хантер, - майор Фирби со своим другом прибыли в Уолсолл по делам и остановились у моей подруги, миссис Эванс. Они бродили по окрестностям и расспрашивали жителей, в том числе очень интересовались моим мнением относительно местных легенд о спрятанном кладе. Только через некоторое время, когда между нами сложились почти приятельские отношения, майор упомянул о своем знакомстве с миссис Рукасл.
- Могу я узнать, почему вы сказали "почти приятельские"? - поинтересовался мой друг. Меня, признаться, удивило его внимание к этому делу, в котором не было пока ничего примечательного. Однако горящий взгляд Холмса и то нетерпение, с которым он стремился поскорее узнать все подробности, говорили о его необычайной заинтересованности.
- Дело в том, что майора Фирби нельзя назвать приятным собеседником. Несмотря на то, что он с первой встречи оказывал мне недвусмысленные знаки внимания и пытался сдерживаться в присутствии дам, я должна сказать, что еще не встречала более жестокого и вспыльчивого человека. С другой стороны, его спутник, доктор Эббот, очень добрый и достойный джентльмен, изо всех сил пытался скрасить наше общение. Мне вспоминается один очень неприятный случай, когда майор Фирби прямо на улице выхватил пистолет и выстрелил в бродячую собаку. Несчастное животное с воем кинулось прочь, а пуля попала в забор дома напротив, произведя много шума. Ричард, то есть, доктор Эббот сделал все возможное, чтобы эта история не повредила репутации его друга, в том числе пытался даже принять участие в починке забора, от чего его отговорили с огромным трудом. Впрочем, это не слишком важно.
- Наоборот, мисс Хантер, это очень важная деталь. Продолжайте.
- Оба джентльмена оставались у нас три недели и перед отъездом оба сделали мне предложение. Вы, конечно, понимаете, что я была вынуждена ответить майору отказом, в то время как не видела ничего, мешающего мне стать невестой доктора.
- И это, конечно, не обрадовало майора?
- Он был в ярости, мистер Холмс. Однако же, Ричард - теперь вы знаете, что у меня есть право называть доктора его христианским именем - был рядом в этот момент и говорил с ним очень решительно. Я никогда не слышала от него таких резких, даже грубых слов, однако майор Форби заслужил их в полной мере. Это был последний раз, когда я видела его перед отъездом.
- У вас с доктором Эбботом были довольно определенные планы на будущее?
- Да, и до недавнего времени ничто им не угрожало. Летом он должен был закончить все свои дела и переехать в Уолсолл. И переезд, и свадьбу мы подробно обсуждали в письмах, которыми обменивались как можно чаще.
- Вы не заметили в этих письмах ничего подозрительного?
- Об этом я и собиралась рассказать. Месяц назад Ричард планировал навестить меня. Это была его идея, на которой я не настаивала, однако после того, как в назначенный день он не приехал, я разволновалась и послала телеграмму. Не получив ответа в течении нескольких дней, я собиралась сама ехать в Лондон, но меня остановила его телеграмма, в которой он сообщал, что все в порядке, и просил оставаться дома. После этого наша переписка возобновилась, но письма его стали более редкими и прохладными. Я не могу объяснить вам почему, однако мне показалось, что тогда у него начались какие-то неприятности, которые он хотел от меня скрыть. Так или иначе, несмотря на то, что он по-прежнему писал о своей любви и нашей скорой свадьбе, я все больше терзалась беспокойством.
- Надеюсь, вы захватили с собой эти письма?
- Да, конечно.
Холмс немедленно выхватил из ее рук несколько аккуратно сложенных листов и бросился к своему столу. Все его поведение никак не вязалось у меня с историей о легкомысленном женихе мисс Хантер и я расстроенно подумал, что окончание этого рассказа наверняка станет разочарованием для него. Его великолепный ум, не терпящий скуки, искал преступление везде - но, увы, иногда терпел поражение, сталкиваясь с обыденностью и простотой человеческой жизни. И, хотя мое личное убеждение состоит в том, что не каждый деревенский коттедж являет собой сосредоточие грехов и порока, я всегда принимал разочарования своего дорогого друга очень близко к сердцу.
Пока же Холмс, бормоча под нос что-то нечленораздельное, изучал письма, мисс Хантер продолжила:
- В последних письмах он очень много писал о свадьбе и о том, что нам следует обвенчаться в Лондоне. Я не спорила с ним по этому поводу, и, тем ни менее, телеграмма, которую я получила вчера, показалась мне очень неожиданной.
Холмс все еще был занят, и она протянула телеграмму мне.
Я зачитал вслух:
- «Дорогая Вайолет, выезжайте в Лондон одиннадцатого. Мое благополучие зависит от Вашего согласия обвенчаться со мной, и я уверяю, что никогда в жизни вы не пожалеете о положительном решении».
- Потрясающе! - откликнулся Холмс, хотя ни я, ни мисс Хантер не смогли понять, касается ли его возглас странной телеграммы или письма, которое он держал перед собой. - Вы ответили?
- Я ответила согласием, но поспешила в Лондон, чтобы иметь возможность посоветоваться с вами. Как правильно заметил мистер Холмс, я не захватила с собой багажа и очень спешила.
- Об этом можно легко догадаться, зная время прибытия поезда, - сообщил Холмс. - Вы поступили абсолютно верно - в противном случае, возможно, что вам пришлось бы в одиночку встретиться с серьезной опасностью.
Мисс Хантер вздрогнула, а я едва сдержался, чтобы вслух не осудить склонность своего друга к излишней драматизации. К тому же, какая бы неизвестная опасность не угрожала бедной девушке, Холмс выглядел донельзя довольным этим стечением обстоятельств.
- Для вас было бы лучше остаться здесь до вечера. Миссис Хадсон! - внезапно закричал он так, что уши заложило, а затем невозмутимо продолжил, - в то время как мы с доктором Уотсоном займемся этим делом. Наша добрая хозяйка позаботится обо всем необходимом. Миссис Хадсон!!

Перепоручив мисс Хантер заботам нашей квартирной хозяйки, мы отправились по адресу, указанному в письмах доктора Эббота. Холмс говорил о чем-то несущественном, часто перескакивая с одной темы на другую. Так, начал он с телефона, которым очень увлекся в последнее время, вспомнил о последних испытаниях доктора Белла, потом заговорил о положении американских индейцев, и неожиданно закончил предложением съездить к морю на пару недель, как только закончится история с мисс Хантер.
К счастью, кэб остановился, и я был избавлен от необходимости отвечать.
Пропавший жених снимал скромные меблированные комнаты у хозяйки. Как и миссис Хадсон на ее месте, я уверен, эта почтенная женщина отнеслась к нам с недоверием.
- Мне очень жаль, джентльмены, но доктор Эббот уже не живет здесь.
- Как давно? - переспросил Холмс и заслужил укоряющий взгляд. Взяв себя в руки, он наградил хозяйку одной из своих самых любезных улыбок. - Мы коллеги доктора по исследовательскому обществу, и несколько обеспокоены его молчанием в последнее время.
- Я передаю все письма, - немедленно сообщила дама. - Его друг заходит раз в неделю, и я отдаю ему все до последнего листика.
- Вы говорите о майоре Фирби? Я и не знал, что они настолько близкие друзья.
- На редкость неприятный джентльмен и, пока доктор еще жил у меня, они частенько ссорились. То есть, разговаривали так громко, что и на улице было слышно, - поправила женщина. - Но теперь он заходит регулярно.
- И стал повежливей, полагаю?
- Да где там! Сижу и молчу, а он все равно найдет, к чему придраться. Вот, посмотрите, говорю ему, я все письма складываю сюда, даже адреса не читаю, - она показала стопку, приютившуюся на подоконнике. - Как положено.
- Я не сомневаюсь в вашей порядочности. Но старина Эббот обычно отвечал не позже следующей недели, поэтому мы подумали - может быть, какие-то обстоятельства...
- Так он ведь женился, а вы не знали, джентльмены? Женился и переехал куда-то на юг, на природу. Я всегда говорила, что наша погода не подходит для семейной жизни.
- Какое удивительное замечание! - совершенно искренне восхитился Холмс. – Но, раз мы уже здесь, не могли бы вы показать моему коллеге, доктору Айтону, освободившиеся комнаты? Ваш постоялец отзывался самым лучшим образом и о доме, и о здешних порядках.
Мне потребовалось совсем немного времени, чтобы понять, кого мой друг представил как доктора Айтона, а также, что именно он собирается делать в наше отсутствие.
Еще через десять минут я тепло попрощался с хозяйкой, в глубине души надеясь однажды высказать Холмсу все, что думаю относительно его внезапных решений.

- Мы едем к майору? - сразу спросил я, обнаружив Холмса в кэбе за чтением одного из добытых общими усилиями писем, - Вы узнали его адрес?
- Не узнал, - он читал, чуть шевеля губами, как делал всегда, когда хотел что-то запомнить. - Мы подождем здесь.
Рассеянности в его голосе было достаточно, чтобы задуматься о том, был ли мой вопрос вообще услышан. Поэтому после некоторых колебаний я снова привлек к себе внимание:
- Вы решили подождать майора и поговорить с ним, когда он придет за письмами? И вы уверены, что придет именно он?
Холмс нетерпеливо кивнул.
- Но если он вообще не придет?
- Наоборот! Он придет как раз сегодня и очень скоро. Не забывайте, что этот адрес единственный, на который могла бы писать мисс Хантер, если бы раздумала завтра ехать в Лондон.
Очевидно, мой друг уже знал об этом деле множество интересных подробностей. Что касается меня, то я не мог даже предположить, что заставило жениха мисс Хантер в такой спешке жениться на другой, и как с этим связан его вспыльчивый друг.
- Но как вы его узнаете?
- Вы были невнимательны, мой дорогой. Я знаю, что майор уже немолодой мужчина, ростом до шести футов, его волосы и усы уже начали седеть, и он редко стрижет их, так как, по-видимому, вообще не привык следить за собой. Кроме того, узнать бывшего военного не составит никакого труда, поскольку... Ага!
Холмс отшвырнул письмо и вскинул голову, полностью переменившись. От рассеянности не осталось и следа, и он снова стал похож на гончую, почуявшую след. Я проследил за его взглядом и увидел на другой стороне улицы человека, подходящего под только что услышанное описание.
Но, как только я сделал попытку выбраться из кэба, Холмс меня остановил.
- Мне очень жаль, но ваше знакомство придется отложить до завтра, - его пальцы крепко сжали мое запястье, - сейчас мне нужно, чтобы вы вернулись на Бейкер-стрит и забрали оттуда мисс Хантер. Слушайте внимательно, Уотсон: ее наверняка будут ждать завтра на вокзале, и для того, чтобы прибыть утренним поездом, ей придется уехать из Лондона заранее. Мне будет гораздо спокойнее, если она будет не одна.
- Конечно. Но разве ей угрожает какая-то опасность?
- Скорее так: я уверен, что ее будут встречать. Если вы поспешите, то успеете на поезд в 15-15, который доставит вас в Бедфорд. А вернетесь оттуда поездом из Бирмингема, всем представляясь неким уолсоллским эсквайром, другом невесты. Майор вряд ли помнит всех, с кем там встречался.
- Вы думаете, мисс Хантер будет встречать майор?
- Я не исключаю этого варианта.
С этими словами мой друг постучал тростью по крыше кэба и, выкрикнув: "Бейкер-стрит!" выскочил наружу. Во всем его поведении чувствовалось напряженное нетерпение, которое обычно охватывало его, когда интересное дело подходило к своему завершению.

На следующее утро мне пришлось убедиться в том, что Холмс не ошибался. Мы с мисс Хантер сошли с поезда, готовые к худшему варианту развития событий. Я пытался успокоить ее, пересказывая по дороге историю возвращения Холмса, которую еще не описывал для своих читателей "Стрэнд" и о которой упоминал в письмах лишь мельком - но только расстроился сам.
Нет нужды говорить, что и моя спутница была расстроена не меньше; зная Холмса по моим рассказам, можно было сделать вывод, что дело, которое так заинтересовало его, не может закончится спокойно.
- Я готова к любому исходу, - сказала она, легко сжимая мою руку, - но не справлюсь без вашей поддержки.
В этот момент нам преградил дорогу майор Фирби в помятом коричневом плаще. Выглядел он так, словно со вчерашнего дня не спал, а не брился и того дольше.
Обменявшись приветствием со слегка побледневшей мисс Хантер и продолжая разглядывать ее в упор, он спросил:
- Это еще кто? - имея в виду, конечно, меня.
Пока я размышлял, как можно ответить на подобную грубость, мисс Хантер спокойно сказала:
- Познакомьтесь, майор, это мистер Кинсли. Он был так любезен, что согласился сопровождать меня.
И, прежде чем Фирби успел ответить, я услышал позади себя возглас удивления.
- Кинсли, старина, ты ли это?!
Кто-то схватил меня за руку и развернул к себе. Я оказался лицом к лицу с высоким, абсолютно седым стариком, лицо которого было разукрашено лиловой гематомой. Его крепкая хватка заставила меня присмотреться внимательнее - и за неопрятно заляпанными стеклами очков я смог разглядеть и узнать внимательные серые глаза Холмса.
- Портер, рад тебя видеть! - закричал я, обнимая своего друга, и скорее почувствовал, чем услышал, тихий шепот: "Скажите мисс Хантер, пусть не опасается и делает все, что скажет Фирби. После этого присоединяйтесь ко мне"
- Надеюсь, вы не откажетесь отпразновать встречу?! - продолжил он уже громко. - Миссис Портер отправилась в лучший мир, и ничто не помешает нам повеселиться в свое удовольствие.
- Это отличная идея, дружище! - согласился я. - Подожди-ка.
Рассчитывая на сообразительность моей спутницы, я снова обернулся к ней и майору.
- Надеюсь, мисс Хантер, вы не обидитесь на меня, если я воссоединюсь со старым другом? Уверен, о вас позаботятся должным образом.
- Именно за этим я и прибыл, - ответил Фирби, не скрывая, что доволен такому повороту дела, - я отвезу вас в гостиницу, там все уже готово.
Судя по тому, что мисс Хантер лишь кивнула и последовала за ним, она в очередной раз безропотно доверила свою судьбу нам с Холмсом. Определенно, я никогда не устану восхищаться характером этой удивительной девушки.
Я остался на платформе с Холмсом и позже вместе с ним последовал за Фирби и мисс Хантер.
Когда мой друг избавился от своей маскировки, я узнал, что синяк был настоящим и винить за него нужно, собственно, вчерашнюю встречу с майором.
- Он совершенно непредсказуем, Уотсон, совершенно. Не заговори я с вами на вокзале, кто знает, что пришло бы ему в голову, чтобы избавиться от вашего нежелательного присутствия.
- Но если он причинит вред мисс Хантер?
- Мы не будем терять его из виду. Очень важно, чтобы он не передумал.
- А если он заметит преследователей?
- Мы просто дадим ему уйти от погони, я ведь знаю, куда он направляется. Сейчас в небольшую гостиницу на Грейвел-лейн, но готов поспорить, что он даст мисс Хантер совсем немного времени, чтобы переодеться. После чего отвезет ее в церковь неподалеку, где и будет проходить церемония.
- Значит, Эббот все-таки появится, и свадьба будет?
- Нам с вами, мой друг, придется сделать все возможное, чтобы этого не произошло.
Больше он ничего не сказал, отмахиваясь от всех вопросов. Мы действительно остановились перед гостиницей ненадолго, прежде чем Фирби и мисс Хантер снова вышли. Она держалась вполне уверенно, и оставалось только надеяться, что майор не был груб.
Мы снова поехали за ними, и через несколько кварталов в наш брум заскочил Картрайт, сообщивший, что "все готово".
- Я рассчитываю на вас, мой друг, - сказал Холмс. - Если Фирби будет сопротивляться, мисс Хантер не должна пострадать.
Мне теперь сложно верно вспомнить и как следует описать всю ту суматоху, которая за этим последовала. Фирби пропустил мисс Хантер вперед, и она пошла по проходу совершенно пустой церкви к ожидающему ее священнику. Тогда же Холмс подал мне знак, и я побежал к Фирби, на ходу доставая пистолет. Тот обернулся и с яростным криком бросился на меня. Холмс засвистел, и еще через несколько мгновений я почувствовал, что дерусь не один. Ко мне присоединились несколько полицейских и сам инспектор Лестрейд.
Очевидно, мы закончили довольно быстро, и когда Холмс подошел к дверям церкви, Фирби был уже в наручниках, а я валялся неподалеку, держась за переносицу и глотая кровь.
- С вами все в порядке, Уотсон? - спросил он, опускаясь на корточки и протягивая мне руку.
- В порядке, но я хочу знать, что здесь произошло.

И я получил свое объяснение, только уже на Бейкер-стрит, после того, как мы снова поручили мисс Хантер нашей добрейшей хозяйке (оставлять ее в гостинице после такого потрясения было бы просто бесчеловечно)
Наконец, усевшись в кресло, мой друг с удовольствием раскурил трубку и начал свой рассказ. Я знал, что он наслаждается этими минутами едва ли не больше, чем я, и старался не перебивать.
- Если вспомнить подробности дела, которое вы, мой дорогой друг, опубликовали под названием "Медные буки", то становится понятным не только желание миссис Рукасл устроить судьбу своей бывшей гувернантки. Не забывайте, что мисс Хантер проявила себя в этой истории как благоразумная девушка и, несмотря на пережитую опасность, постаралась забыть обо всем, что ей пришлось узнать. Никто кроме нас с вами не услышал ни слова о семейных тайнах Рукаслов.
Кроме того, что немаловажно, мисс Хантер была совершенно одинока, у нее не было ни родителей, ни ближайших родственников.
- Почему немаловажно?
Холмс улыбнулся вопросу, которого наверняка ожидал.
- Как мне удалось выяснить, Эббот и Фирби внезапно стали обладателями приличного состояния. Лестрейду придется как следует расспросить майора, прежде чем он добьется хоть какого-то объяснения, но я думаю, что эта пара охотилась за кладами, хотя не гнушалась и элементарным грабежом. Однако, мысль осесть и остепениться приходит на ум даже самым отпетым негодяям, а лучший способ для этого - обзавестись уважаемой и скромной невестой. Уверен, что миссис Рукасл (кстати, двоюродная сестра майора) сама предложила кандидатуру мисс Хантер и уговорила двух сообщников встретится с ней.
- Но ведь мисс Хантер уже один раз помешала ей!
- Вот тут и начинается самое интересное. Вместо того, чтобы стать респектабельным супругом, майор планировал стать безутешным вдовцом. Познакомившись с мисс Хантер он нашел, что она полностью соответствует всем ожиданиям, однако леди отдавала предпочтение его более мягкому и привлекательному другу. Когда же и сам доктор Эббот сделал предложение, воспринятое с гораздо большей радостью, Фирби пришел в ярость. Очевидно, что сообщники ссорились и раньше, но майор всегда мог настоять на своем, поэтому внезапный отпор его смутил.
Он отложил выяснение до возвращения в Лондон, и там всеми возможными способами способами пытался отговорить Эббота от женитьбы. В одном из писем, привезенных мисс Хантер, есть строчка:
"Наш общий знакомый все еще упорствует, называя мое решение покончить с холостяцкой жизнью скорым и нелепым, однако я не сдаюсь. Ты должна знать, дорогая Вайолет, что если он попытается связаться с тобой, не следует верить не единому слову"
И вот последний спор, который, как мы знаем, произошел приблизительно месяц назад, закончился трагически. У Эббота не было никаких причин покидать Лондон и рвать связи с невестой и коллегами. Те два письма, дорогой Уотсон, добытые с вашей помощью, касались научных исследований в области археологии, которым он планировал посвятить себя в дальнейшем. Женившись на мисс Хантер и поселившись в западном графстве, он вполне мог рассчитывать на спокойную жизнь и признание в научных кругах.
В тот день, после того, как вы меня оставили, я подошел к Фирби и представился одним из адресантов доктора. Из всех, с кем переписывался Эббот, он отвечал только мисс Хантер, а остальное хранил у себя. Почему не уничтожил, не знаю, но объяснить их наличие в своем сейфе ему теперь будет очень сложно.
Из последнего письма я приблизительно представлял, о чем говорить и был готов к любым вопросам, однако вместо этого майор набросился на меня. Пришлось ему позволить синяк, - Шерлок Холмс дотронулся пальцем до щеки, - и быстро сбежать, ведь окажись мы вдвоем в участке, это могло бы поколебать его планы относительно завтрашней женитьбы.
А в том, что он все-таки планирует жениться на мисс Хантер, я был совершенно уверен. Что бы не двигало этим человеком, он привык доводить все свои планы до конца.

Через две недели майор был осужден за убийство доктора Эббота. Он так и не заговорил, однако против него свидетельствовали мисс Хантер и миссис Рукасл. Последняя опять вышла сухой из воды, и я пожалел, что уже опубликовал дело о "Медных буках", не включив туда несколько самых неприятных подробностей. Что касается этого дела, то Холмс отчего-то высказался против его публикации и даже взял с меня обещание, что все обстоятельства останутся навсегда скрыты от широкой общественности.
Тем не менее, я сохранил эти записки и отошлю мисс Хантер в следующем письме. Уверен, что она сохранит их в тайне до того времени, когда мой друг передумает.

@темы: АКД, авторский фик

Комментарии
2011-01-07 в 20:55 

Моя профессия с утра до полвторого Считать что я – твоя Священная корова. (С)
ЫЫЫЫЫ)))) :hlop::hlop::hlop::hlop::hlop:
- Где мое пресс-папье, Уотсон? Вы опять его брали? Зачем вы положили его на пол?!
*валяюсь*
блошка

2011-01-07 в 22:10 

logastr
I sit cross-legged and try not to levitate too much! (с)
Холмс очень понравился! :inlove: Мелкие штришки и движения - и он моментально оживает.

2011-01-07 в 22:32 

Liit_I
Куда-нибудь ты обязательно попадешь, - сказал Кот. - Нужно только достаточно долго идти.
:hlop::hlop::hlop:

2011-01-07 в 22:38 

-Ватсон, что вы натворили?!
Просто супер!!!

2011-01-07 в 22:56 

Northern Fox
Цыганское веселье омрачается неисполнимым пассажем тромбонов ©
Одни невнятные гласные (зато много)! Чудо просто! И мелкие детали, и упоминание деревенского коттеджа... Восторг! :inlove:

2011-01-08 в 01:44 

sige_vic
One should always eat muffins quite calmly. It is the only way to eat them. (c) *** I could not look at her and not want to touch her (c)
И правда - по-настоящему детективная история получилась, здорово! Эх, жалко Вайолет - остается только надеяться, что со следующим женихом ей больше повезет...

2011-01-08 в 01:53 

Моя профессия с утра до полвторого Считать что я – твоя Священная корова. (С)
Кстати, я где-то читала, что кое-кто из холмсоманов из-за бугра, прочил её на роль второй жены доктора))))

2011-01-08 в 01:55 

sige_vic
One should always eat muffins quite calmly. It is the only way to eat them. (c) *** I could not look at her and not want to touch her (c)
Sectumsempra. Вот маньяки, им бы все только доктора женить :-)))))

2011-01-15 в 17:18 

Мильва [DELETED user]
Ой, как здорово! И вправду детектив )))

Миссис Хадсон! - внезапно закричал он так, что уши заложило, а затем невозмутимо продолжил
Меня вот эта фраза срубила, я сразу себе Бретта представила )))

кое-кто из холмсоманов из-за бугра, прочил её на роль второй жены доктора))))
Какой кошмар!)))
Но если она и вправду выглядела как Наташа Ричардсон, то я Уотсона вполне понимаю )))

2011-01-20 в 21:27 

Armilla
Idem in me! (c)
Прекрасно!
:bravo::bravo::bravo:
читать дальше

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Sherlock Holmes Big Party

главная