01:17 

Red_TABUretka
человек в железной каске
Название: Бегущие. Окончание
(Sherlock bbc)
Автор : TABUretka
Рисунок: Curly_Sue
Тип: слэш
Жанр: драма
Размер: миди, 23 500 слов
Бета: Levian, littledoctor
Рейтинг: R
Заявка: №8 - Джим Мориарти вынуждает Шерлока обратиться к себе за помощью. Но Джим/Шерлок тут скорее односторонний и без взаимности со стороны Холмса, потому что второй-то пейринг Шерлок и Джон.
Дисклаймер: все герои принадлежат АКД и BBC. Все, кроме Майка. Он принадлежит Сью.
Саммари: мальчики-модели, древнеегипетские амулеты и забеги на короткие и длинные дистанции.
Примечания (предупреждения): написано на Sherlock Holmes Big Party. События эпизода The Great Game не учитываются, таймлайн – пара недель после завершения дела о слепом банкире. В тексте встречается нецензурная лексика, жестокость.

Огромное спасибо Curly_Sue, littledoctor и Levian, за советы, поддержку и терпение.

ЧАСТЬ I здесь

ЧАСТЬ II





кликабельно


Placebo – Devil In The Details

Let me take you for a ride
With the devil in the details
We'll kiss and tremble with the light
Everything is fine
With the devil in the details
We're gonna dance with him tonight


Глава пятая

Он никак не мог сосредоточиться на последних сводках, постоянно отвлекаясь на соседний монитор.

Это раздражало.

Он ослабил узел галстука, затянул обратно и снова расслабил. Наконец, наконец-то, пусть не так, как планировалось, но все равно свершилось, приближается, он приближается. От предвкушения сводило желудок.

Тихо, он взрослый человек. Может держать себя в руках.

Установки хватило на пару минут. Строчки контракта прыгали перед глазами, складываясь в совсем другие слова.

Мориарти захлопнул ноутбук.

Конечно же, он сейчас разочаруется, не важно, что он уже видел его, это было не то, не так, только маленькие репетиции, крошечные надрезы, а сегодня он заглянет внутрь и разочаруется. Это постоянно происходит, это его проклятие – видеть малейшие изъяны. Мир несовершенен, какая досада.

Он обожал ожидание. Некоторые люди учатся любить боль, а он сумел полюбить состояние неопределенности, потому что процесс всегда захватывал его больше результата. Естественно, он никому не собирался признаваться, даже себе по большому счету, иначе вся его деятельность теряла смысл, однако…

Видит Бог, на него работали идиоты. Местами гениальные, где-то даже блестящие, но полные бездари, никчемности и посредственности по сравнению с ним. В такой ситуации стадия завершения чего угодно превращалась в торжественные похороны надежд. За всю карьеру он ни разу не просчитался, не допустил ни одной ошибки, и сторонние наблюдатели – поклонники, завистники – сильно удивились бы, узнав, насколько он неудовлетворен.

Спокойноспокойноспокойно… Дорогой Джим, дыши, дыши.

Он запрокинул голову, медленно разжал кулаки и положил руки ладонями вниз на столешницу. Мориарти не любил это место, здесь пахло лекарствами. Вот шоколадную фабрику он бы приобрел куда более охотно, но, к сожалению, в конфетах тяжело прятать кокаин, а на фармакологическом заводе – легко. Неудачная покупка, хоть и выгодная. С самого начала тут происходило что-то неправильное, постоянные смены управляющих, неполадки с поставками, теперь вот это. В конце концов, на что они рассчитывали? Он не вчера родился, не ребенок и может отличить одну игрушку от другой.

Но что-то ускользало от него. Занозой впивалось в мозг, не достать, и не избавиться.

Сейчас откроется дверь, сейчас он зайдет сюда. Ближе по коридору, раздражение, злость, страх, предвкушение, невероятно высокий потолок и удушливый больничный запах, несмотря на все кондиционеры.

Скрипнули петли, клацнул затвор, Джим опустил голову и распахнул глаза. И-и-и начали!

– Здравствуй, красавчик, как было мило с твоей стороны заглянуть на огонек. Надеюсь, тебя достойно встретили?

Мориарти стремительно поднялся из-за стола и кивнул двум охранникам, стоявшим за спиной Шерлока Холмса. Охранники послушно вышли вон.

– К чему весь этот балаган? – Шерлок стянул перчатки и принялся оглядывать помещение. Смотреть тут было особо не на что, все же кабинет менеджера по логистике – не самое захватывающее место. – Могли поговорить и вчера вечером.

Джим улыбнулся еще шире. Он знал, как его чуть смущенная улыбка действует на людей. Обычных людей.

– О, нет. Не могли. Тогда ты еще не сунул свой нос в это дело, тогда ты всего лишь пытался упасть в мои объятия на темной улице. Даже не знаю, повезло ли тебе? Хмм… – Он подошел ближе к Холмсу и остановился, перекатываясь с пятки на носок. – Я готовил такое представление, знаешь ли. Но ты сорвал мои планы.

– Какие? Преследовать меня и дальше, как полоумный фанат?

– Ауч! – Мориарти состроил гримасу отвращения. – Как некультурно. Своих поклонников надо беречь, Шерлок, мой милый. А то выйдет как с Джоном.

Он шагнул обратно к столу и развернул монитор. При виде Уотсона под прицелом автоматов у Холмса сбилось дыхание. Мориарти хмыкнул в ответ на столь интересную реакцию. Нехарактерно, но ожидаемо.

– Где он?

– Недалеко.

– Я нужен тебе.

– Самонадеянное заявление.

– Вполне оправданное. И если так, отпусти его. Иначе…

Смех отразился от неровно окрашенных стен, поднялся вверх, словно дым, рассеялся. Джиму нравился его смех, как и улыбка. Визгливый, да, настраивал собеседника на нужный лад.

– Но ты же сам примчался ко мне-е, – почти пропел Мориарти, заходя Шерлоку за спину, уверенный, что тот не повернется, предпочтя гордость инстинкту самосохранения. – Без запасного плана, не задумываясь. Я польщен и огорчен одновременно, ты снова недооценил меня. Ну что это за глупости, м?

Он остановился слева и чуть позади, медленно поднял руку и отвел в сторону кудрявые волосы. Шерлок дернулся в сторону, но тут же заставил себя замереть.

– Хороший мальчик, – на грани слышимости прошептал Джим, извлекая из уха Шерлока маленький наушник телесного цвета. – Бесполезная штука, согласись. Тем более что старина Джон тебе вряд ли сейчас ответит.

Пряди на ощупь оказались жесткими, а кожа мягкой, и такой доступной, можно было провести костяшкой от линии волос к шарфу.

Его долгожданный посетитель плавно, избегая резких движений, обернулся. Ну, что там окажется? Оскорбленное достоинство? В конечном итоге, его все всегда разочаровывали.

В странных глазах была усмешка. И еще немного понимания.

– Прекрасно, – прошептал Джим. Создание перед ним было совершенно по всем параметрам. Настолько идеально, что это становилось болезненным – стоять рядом с ним, смотреть на него. Мориарти положил ладонь на бледную шею, синяя шерсть немного кололась, но это было нормально, оставалось надавить на кадык, пережимая трахею, сильнее, еще сильнее…

Он зажмурился и прогнал видение. Уголок губ Шерлока дрогнул.

– Мы оба желали… – Пауза была почти незаметной. – Этой встречи. Не будем отрицать очевидного.

Джим с сожалением убрал руки в карманы брюк. Дизайнера бы удар хватил, узнай он, как обращаются с его драгоценными творениями.

– Может, свидания? Желали свидания – звучит определеннее.

– Освободи Джона. И мы поговорим.

Они стояли вплотную, и никто так и не удосужился сделать хоть шаг назад.

– Тебе будет спокойнее? – Мориарти склонил голову набок, искоса разглядывая Шерлока. – Если твой приятель будет в этой комнате? Ты же понимаешь, что я не могу отпустить его.

Замешкавшись на мгновение, Шерлок кивнул.

– Приведите нарушителя ко мне, – произнес Джим ледяным тоном. Потом приподнял брови, словно спрашивая «доволен?» и отступил, не прерывая зрительного контакта.

– Китайская контрабанда, игры с маньяками. – Шерлок явно стал более расположен к беседе, когда увидел, что его… хм, напарника, выводят из комнаты с камерой наблюдения. – И, конечно же, кокаин.

– Куда же без него, – согласился Мориарти, прислонившись к стене. – Хотя, ты и сам знаешь. Ведь знаешь.

– Этого хватит на три пожизненных.

– На семнадцать, вообще-то. Есть еще кое-что, мелочи. Много мелочей. Но я ведь чист! Шерлок, как белый порошок, чист, как снег. У меня и счета-то в банке нет, я такой альтруист, это нечто, постоянно помогаю людям. – Он прижал затылок к календарю, рекламирующему защитный крем для загара, и над его головой засиял нимб восходящего солнца. – Мы же на чужом заводе, представляешь, без спроса, ай-ай-ай. Его управляющий…

– Марк Уолтер. В конторке при входе на столе лежал приказ. Твои головорезы не слишком торопились.

Джим сквозь ресницы пялился на Шерлока. Как наивны были те люди, что придумали выражение «ел глазами». Это тело хотелось рвать, потрошить, пожирать взглядом. У него видны ребра? А волосы на груди, что насчет них? Длиннее ли средний палец на ноге, чем остальные? И если вцепиться зубами посильнее, синяк появится сразу или через некоторое время?

Он с неимоверным трудом заставил себя вернуться к разговору.

– Вот видишь! Бедный маленький Джим тут совсем ни при чем

Шерлок ошеломленно моргнул, его рот приоткрылся, дыхание снова сбилось.

– Ну, разумеется. Всегда ни при чем, всегда в стороне, как консультант. Консультирующий преступник.

– Единственный в мире, как и ты. Разве это не гениально? Потрясающее ощущение, когда нити сходятся в твоих руках, и ты видишь все целиком, весь поток.… Зачем нужно громоздкое имущество, когда приятнее скользить налегке? О, кто как не ты, Шерлок, должен понимать!

– Не до конца. Я не верю, что ты мог так проколоться с наркосетью. Нарочно провалить сделку, сдать убийцу, просто чтобы посмотреть на реакцию, а потом банально не справиться с контролем дилеров – не твой стиль. Чего же ты хочешь на самом деле?

Заморозить нас обоих в криогенной камере на тысячу лет, чтобы на тысячу лет застыть в промежуточном незавершенном состоянии.

Боготворить твою идеальность, превратить тебя в Бога и приносить тебе жертвы. Сжечь тебя, расстрелять и смотреть, как ты воскресаешь, и так раз за разом.



– Ты ввязался в расследование смерти модели, – произнес Мориарти с деловым видом, тщательно скрывая мысли. – И я хочу тебя удивить. Это не мой проект. Я бы, право слово, никогда не стал полагаться на таких ненадежных личностей, да ты сам посуди, принимать товар, предназначенный для сбыта, додуматься же надо.

О, как это было прекрасно, увидеть, как удивление мягкой волной окатило чужое сознание, как оно отразилось в изломе бровей, слишком светлых для таких темных волос, в том, как Шерлок, забывшись, соскользнул с места, не думая, кто именно здесь был пленником. И Джим запаниковал, врос в стену, безрезультатно пытаясь вдохнуть хоть немного воздуха, но его не осталось, не осталось между ним и Шерлоком. Тот остановился непозволительно близко, определенно, это была нечестная игра. Разочарование в собственных выводах привнесло немного краски в это обычно бесцветное лицо, и оно стало еще более совершенным, и Джиму казалось, что он умирает от ненависти и восторга. Обрывки чужой уверенности падали к его ногам, и никакие лепестки роз не смогли бы заменить их мягкий неслышный шорох, сладость неверных умозаключений, немного даже приторную от насыщенности эмоций, от того, что эти черты не могли ничего скрыть. Не от него. Обида, детская и всепоглощающая, неверие – все запечатлелось в памяти навсегда, вместе с собственной ненавистью и восторгом, и паникой, захлестывающей с головой, не дающей пошевелиться.

На него словно несся автомобиль на темном шоссе, как будто его швырнуло на десятки лет в прошлое и на него мчался этот дурацкий автомобиль, а ощущение собственного бессилия, невозможности что-то изменить перемешивалось внутри с прекраснейшей обреченностью.

Мориарти ненавидел в тот момент не Шерлока, он ненавидел себя за то, что ему это нравилось.

Когда раздался скрежет тормозов – скрип двери, у него внутри оборвалось что-то, ударило по нервным окончанием тем самым горьким на свете разочарованием, которое бывает только во сне или после кокаина. Две секунды триумфа были прерваны невзрачным бесполезным человеческим существом. Мориарти прикрыл на мгновение глаза. У него еще будет время, если сейчас он сломает эту убогую игрушку, то никогда, никогда не сможет…

– Джон, ты в порядке? – Шерлок обернулся к своему драгоценному доктору, забыв и о наркосети, и о Джиме.

Уотсон в ответ хмуро и быстро кивнул. Считать его можно было так же легко, как бегущую строку новостей, и так же как типичные новости, он вызывал недоумение и брезгливость.

– Не стоит. Если вы свернете мне шею, на что очень рассчитываете, я же вижу, то жить вашему другу останется пару секунд. – Чем Джим всегда гордился, так это быстро возвращающимся самообладанием. – Не ищите камеры, бесполезно.

Прекратив озираться, Уотсон смерил Мориарти взглядом, в который, вне всякого сомнения, вложил все свое презрение. И в то же время, он не упускал Шерлока из поля зрения, вроде бы не обращая внимания, но постоянно контролируя. Защищая.

Господи, как же это все было жалко и нелепо, и Холмс, с застывшими мыслями, беспомощный и гордый, и смешной, стоял посреди места преступления, вот только не знал, какого именно. И каждый догадывался о тайнах других, и только Джим был уверен, на все сто, перекрестив сердце, поклявшись жизнью. Жизнью Шерлока.

Кто-то должен был прервать немую сцену, не вынеся неловкости, кто-то со слабыми нервами. Таких среди них не было, поэтому первым заговорил Холмс, вспомнивший, для чего же нужна человеку голова.

– Так чей это проект? – спросил он без тени насмешки или неверия. Хорошо. Снова, просто замечательно. – И на кого в таком случае работает Гарри Гретхэм?

– Ах, Гарри. – Мориарти драматично всплеснул руками, уклоняясь от первого вопроса. – Он был славным, прекрасным мастером своего дела. Под делом я, конечно, имею в виду, стрижки, укладки, бла-бла-бла. Потому что делец из него был никакой, сдал меня, представляешь, втерся в бизнес, а сам работал на посторонних людей, засветился с теми модельками, стыд и позор ему посмертно. Но хоть напоследок пригодился, иначе через кого бы я назначил тебе свидание, милый?

Уотсона передернуло, и Джим едва удержался от глупого хихиканья.

– Опс, прости, твой приятель, кажется, ревнует.

Шерлок не обратил на них никакого внимания, подошел к ближайшему стулу, типично офисному, хлипкому и неудобному даже на вид, и уселся на него. Откинувшись назад, он, так же как и Джим, уперся затылком в стену, балансируя на задних ножках стула. Скрещенные руки на груди, скрещенные длинные ноги, он закрылся от всех, кто был в этой комнате, полностью сосредоточился на деле.

– А чтобы послание точно дошло, ты велел установить в кабинете сейф?

– Что?

– Я нашел две улики, указывающие на тебя. Первую – в ящике стола Гретхэма. Вторую – в сейфе, который был врезан в стену накануне вечером. Я был бы очень польщен твоим рвением встретиться со мной, если бы не был так огорошен глупостью поступка. Правда теперь, после твоих слов о «посторонних людях» ситуация начинает проясняться.

– Серьезно? Мне пока ничего не ясно, – проворчал Уотсон, явно неуютно себя чувствующий в компании двух ненормальных, один из которых вероятно собирался убить их. Мориарти начинал понимать, зачем Шерлок притащил домой это человекообразное – оно было забавно.

– Я и не сомневался в ваших умственных способностях, дорогой доктор. К счастью, речь не о вас. Итак, Шерлок, ты, наконец, понял, в наших веселых посиделках появилась таинственная третья сторона.

С громким стуком, заставившим Уотсона нервно потянуться к карману, откуда охрана вытащила пистолет, Холмс поставил стул на все четыре ножки, а локти – на колени, приготовившись слушать.

– Кто они? Почему они захотели стравить нас?

– О, ну разве это не очевидно? Предполагается, что мы перегрызем друг другу глотки.

– Я бы с удовольствием, – заметил Уотсон.

– Вас по-прежнему не спрашивают, – отрезал Мориарти.

– Хватит. Ты не ответил. – Шерлок посмотрел исподлобья, раздраженно и чуть устало.

– Хм, любишь командовать? Это воодушевляет. – Джим хмыкнул. Оттолкнувшись от стены, он снова пересек комнату. Уже в который раз они, подобно шахматным фигурам, кружили друг за другом, вот и сейчас Мориарти присел на край стола так, чтобы его ботинки касались ботинок Шерлока. – Следи за тоном, милый, – томно прошептал он, – не хотелось бы портить такой чудный череп пулями. Ну что же, мальчики, – продолжил он обычным голосом, – история будет длинной, устраивайтесь поудобнее, доктор Уотсон, я бы предложил вам сесть, но мест больше нет.

Когда я был молодым и глупым… Хотя что же это я, вру с первой фразы, глупым я никогда не был. Скажем, молодым и неопытным. Учился в колледже, интересовался математикой и немного компьютерной чепухой, очень удобно для бедного студента, у большинства банков абсолютно идиотские системы безопасности. Ах, ностальгия, впрочем, не время устраивать вечер воспоминаний.

Мои однокашники и уровень их интеллекта то приводили меня в дичайший ужас, то веселили неимоверно. Им самим, однако, всегда больше нравилось первое. Из этого состояния меня регулярно вытаскивал один широко известный в узких кругах профессор. Имя его не столь важно, если что, можете прочитать его на надгробии, адрес я дам. Он специализировался на древней истории, и дома у него полно было всякого ветхого хлама: ломкие свитки, статуэтки, обломки кувшинов. Один амулет он даже постоянно таскал с собой. Он и меня постоянно таскал за собой, вообще-то, я тогда думал – беспокоился. Однажды реальность перестаралась с ужасом, а потом я не рассчитал с чарли, и сердобольный профессор притащил меня не в местное больничное крыло, откуда я бы без разговоров отправился вон с бумагами на отчисление, а в госпиталь, и потом долго рассказывал, что преступление – так растрачивать свои таланты. Показывал этот амулет, уаджет…

– Глаз Гора, – эхом откликнулся Шерлок. Мориарти осклабился.

– Ты уже в курсе, тем лучше. В общем, мне никогда в жизни не рассказывали так вдохновенно об избранности и высшей власти, как тем вечером. То, что я услышал, было… познавательно. – Джим замолк на секунду, переводя дыхание и собираясь с мыслями. – Сначала я смеялся. На меня еще действуют препараты, наивно думал я. Сама идея была безумна и гротескна, не пригодна для существования. Такова обычная реакция на старый анекдот, который вызывает улыбку по инерции. А теперь представьте, что вам начинают втолковывать, будто содержание анекдота – правда. Я смеялся, на грани истерики, сидя на больничной койке, но надо мной стоял профессор, совершенно серьезный, и продолжал говорить, и под расстегнутым воротником, я знал, серебрилась цепочка с этим жутким безвкусным глазом. Он рассказывал про некую организацию, немного, только то, что мои способности – это лучший входной билет, золотая клубная карта, что им нужны такие ребята, и у меня будут все условия для развития, и высокий пост в будущем, и все-все-все и еще чуть-чуть. Сдерживая смех, я спросил, есть ли у них обряд посвящения. Оказалось, есть. Мне было дано время на размышления. Вот так. Сплошные плюсы, минимум информации, затуманенные мозги и никаких путей отступления после принятия решения. Смышленые придурки там работали.

– Ты отказался, – удивленно заметил Уотсон.

– Блестяще! Блестящее заключение! – Клоунское выражение оскалом промелькнуло на лице Джима и тут же угасло. – Естественно, я отказался. Целых пятнадцать минут после того, как профессор вышел из палаты, я думал, что двинулся на теории заговора. А потом я сбежал, и бежал так далеко и так долго, что теперь имею сомнительное удовольствие созерцать вас здесь.

Сейчас я уже не так молод, о, беспощадное время, и куда более опытен. До сих пор иногда вспоминаю профессора, старого привязчивого глупца. За прошедшие годы я узнал об этой организации достаточно, чтобы понимать, живыми они кандидатов на вступление не отпускают, отказавшихся преследует тяжелый рок, несчастные случаи и прочие летальные неприятности.

– Насколько они могущественны? – поинтересовался Шерлок так спокойно, словно они обсуждали достоинства китайской кухни.

– Ты даже не представляешь. Нет ни одной сферы, которую бы не контролировали их люди. Это гигантская сеть, идеально отлаженный механизм. Масоны и иллюминаты – детские шалости, их маленькие розыгрыши.

– Вряд ли он когда-нибудь слышал о масонах. И тем более иллюминатах, – пробормотал Уотсон и тут же заткнулся под почти одинаковыми взглядами.

– Они везде, в буквальном смысле этого слова, – продолжил Джим, – и при этом нет возможности даже выяснить название организации. И понимаешь, Шерлок, когда я не могу получить желаемую информацию, меня это раздражает. А уж если эти неведомые мудаки лезут в мои дела – то я просто прихожу в ярость.

– Гарри Гретхэм?

– И не только. Что-то происходит. Здесь, на этих складах, они заменили одну из партий, думали, что я не замечу. Без проблем, прикидываться дураком не слишком трудно, правда, доктор Уотсон? Спокойно, это был риторический вопрос. Все случилось очень быстро, я приказал взять образец, и на следующий же вечер произошла обратная замена.

– Так у тебя есть порошок? Тот самый порошок? – Шерлок вскочил со стула, едва не отдавив Джиму ноги. – И ты молчал?!

«Попалась, птичка» – подумал Мориарти.

– Тише, тише, красавчик. Будет тебе и образец, и лаборатории, и все те материалы об организации, что я сумел найти. Только вот работать мы будем вместе, чтобы вывести этих крыс с завода любезнейшего мистера Уолтера. Они слишком много раз пытались меня подставить.

– Шерлок, ты же не собираешься согласиться?! – раздалось где-то вдалеке, потому что сейчас все внимание Джима было сосредоточено на Холмсе, на его дыхании, его реакциях.

– Глас совести, как патетично. Мне кажется, доктор Уотсон, вы не совсем понимаете ситуацию. У вашего друга есть выбор. Согласиться на добровольное сотрудничество, или…

– Первым делом – образец. Завтра к полудню курьер должен доставить его в Бартс, – не колеблясь произнес Шерлок. – Я буду работать в своей лаборатории, на привычном оборудовании. Никаких недоговоренностей и тайн, я все равно выясню, а время будет потеряно.

– О, тебе понравится, я обещаю.

– Не сомневаюсь. – И Холмс улыбнулся.

– Он преступник и убийца! – не унимался Уотсон. Он подошел к ним и положил руку Шерлоку на плечо. От Мориарти вновь не укрылось, как тот вздрогнул и облизнул губы.

– А вы, значит, никогда никого не убивали, дорогой доктор? – Он старался, как мог, контролировать тон, чтобы тот не выдавал, как Джима бесил сам факт присутствия Уотсона в жизни Холмса.

– Мне приходилось.

– И мне тоже. Без убийств, знаете ли, скучно. Не люблю это состояние.

– Ты должен позвонить Лестрейду. Или это сделаю я. – заявил Уотсон. Шерлок чуть повернул голову и посмотрел на пальцы, все еще сжимающие ткань пальто. Рука неуверенно убралась.

– Нет, Джон.

– Что?

– Зачем вы нарочно принижаете свой интеллект? Вы же прекрасно все поняли. Если вам дорога ваша жизнь и жизнь вашего коллеги, вы никуда не позвоните, – протянул Джим, обходя стол и с наслаждением устраиваясь в кресле.

– Почему, Шерлок? – Уотсон не отрываясь глядел на Холмса.

– Джон, я…

– Должен разгадать эту загадку. – Произнесли они одновременно. Мориарти мягко рассмеялся.

Он выиграл. Он всегда выигрывал. И на сей раз никаких разочарований.



Глава шестая


Если сидеть, подобрав ноги под себя и обняв руками колени, то на соседнее кресло можно было не обращать внимания. Не замечать его, уткнувшись лбом в черную ткань брюк. Сидеть и слушать бормотание девушки-из-ящика. Она выглядела расстроенной под своей фальшивой улыбкой, еще бы, ее же утром бросил жених. Девушка то и дело украдкой поправляла кольцо, хотя его уже не было на пальце, и бодро вещала:

– Сегодня, накануне подписания международного соглашения о разграничении таможенных зон на территории Европы, прошла пресс-конференция, в ходе которой представители стран большой восьмерки дали понять, что данное решение – лишь первый шаг по пути снижения эффекта глобализации. Для предотвращения второй волны мирового экономического кризиса, заявил премьер-министр Италии, необходимо обеспечить минимальную самостоятельность экономическому аппарату каждой страны. Цитата: «У нас впереди долгая и тяжелая операция по разделению сиамских близнецов, в которых превратились наши государства, потому что еще одной инфекции, распространившейся со скоростью лесного пожара, этот сросшийся организм может не перенести».

Кажется, на улице давно наступила весна, но в гостиной все равно горел камин. По привычке. Потому что так было теплее? Неправда, не было.

Просто Шерлок застрял в том времени, когда трещал огонь, а в кресле напротив сидел единственный человек, которого ему хотелось видеть постоянно. Это стало очевидным лишь теперь, полтора месяца спустя, в пустой квартире.

Шерлок застрял по всем параметрам, он влип в прозрачный янтарь дней и не мог пошевелиться.

Мозг работал вхолостую, так и не приблизив его к разгадке секрета порошка, убившего Харта: формула и структура были настолько нетипичными, что это сводило с ума, и при этом порошок был безвреден, ну, как может быть безвреден кокаин.

С организацией дела обстояли не лучше. Масштаб, конечно, поражал, но на основе такой скудной информации невозможно было сделать никаких выводов. Шерлок потратил недели, зависая на конспирологических форумах, отыскивая в тоннах домыслов и выдумок крупицы истины. Завсегдатаи этих кружков по интересам называли организацию орденом, утверждая, что его история берет начало еще в семнадцатом веке. Все это, как и говорил Мориарти, было неправдоподобно и смешно, но Шерлок не мог придумать ни одной причины, чтобы не верить ему. Не то чтобы он старался.

Да, с ним Шерлок тоже… застрял.

Тогда, там, когда плывущие к нему в руки улики казались манной небесной, как он мог отказаться? Он не винил Джона в том, что тот не понял. Наверное, это было то самое последнее «за гранью», которое он не смог принять.

Но Шерлок знал, что и сейчас поступил бы также. Снова согласился бы сотрудничать с аморальным неуравновешенным психом. Его не слишком беспокоила нравственная сторона, даже не так, он просто не задумывался о ней. Слепые с рождения не знают, как выглядит красный.

Его не ужасало, хотя должно было, что в компании Мориарти ему так легко. Легче, чем с Анжело, чего уж там, даже легче, чем с черепом. Впервые в жизни он говорил с кем-то, кто знал. И можно было не мучиться, подбирая ключи-слова, постоянно переводя мысли в предложения, теряя смысл по дороге. С того памятного вечера они виделись три раза, и каждый раз их встречи были необязательными, вопросы можно было уладить по телефону, но Шерлок каждый раз приходил по указанному адресу. Всегда кондитерские, и запах шоколада впитывался даже в волосы.

Он никогда не называл Мориарти Джимом.

Иногда он отвечал на его издевательский флирт, просто чтобы увидеть, как в обманчиво наивных глазах мелькает что-то похожее на страдание. Это создавало ветхое ощущение равновесия и справедливости.

– Начал смотреть телевизор? – раздался знакомый голос, и Шерлок вскинул голову так резко, что комната качнулась.

– То, что он работает, не значит, что я его смотрю.

– Угу. Понятно. Я… – Джон замялся и махнул рукой в сторону лестницы. – Я зашел забрать кое-что.

Его рубашка была идеально выглажена, щеки – идеально выбриты, а спина – идеально прямая, словно он боялся, что Шерлок выстрелит в него, как только он начнет подниматься по ступенькам.

То, что у Шерлока не было пистолета, не значило, что ему не хотелось.

Уотсон вернулся через несколько минут, с объемным свертком в охапке, снова остановился на пороге. Может быть, ему не хотелось уходить. Или он жалел о чем-то.

Или кого-то.

Шерлок стиснул зубы.

– Чаю? – криво улыбнулся Джон.

– Посмотри на кухне.

– Обещали грозу, – сообщил Уотсон, звякая чашками.

Разговоры о погоде, как низко они пали. Шерлок крепче обнял колени и уставился на догорающие угли.

– Сегодня было полно пациентов с давлением, в это время года вообще куча людей начинают приходить с обострениями, вымышленными обострениями и другими формами ипохондрии. Голова от них чугунная. Да и вино вчера на ночь было лишним.

Это когда-нибудь закончится? Хоть как-нибудь? Шерлок весьма проблематично обходился без Джона, и он бы точно прожил без знания, чем они с Сарой занимались прошлым вечером.

– Шерлок, у тебя в холодильнике часы.

– Да.

– Почему?

– Они тикают.

– И?

– Это раздражает. В холодильнике их не слышно.

Джон вздохнул. Хлопнули еще несколько дверок, послышалось шуршание и чертыханье.

– Проблема не в часах. Кроме них у тебя нет даже кетчупа, хотя о чем я, бог с ним, у тебя даже аспирина нет в аптечке, только скальпель и физраствор. Тебе необходимо найти нового соседа.

– Нет.

– Шерлок, я хотел сказать… – Ложка несколько раз нервно звякнула по фарфору. – Со следующего месяца я…. В общем, мы с Сарой решили, что раз уж я все равно почти все время провожу у нее, будет логично, если…

– Я понимаю, – ровно произнес Шерлок. – Спустись к миссис Хадсон, она уладит вопросы с договором аренды.

– Сначала тебе нужно найти…

– Все в порядке. Займу у Майкрофта.

– О, он вернулся? Как успехи в Южной Америке? – Джон был рад перевести разговор на другую тему и не скрывал этого.

– Судя по тому, что он все-таки вернулся, успехи есть. Ты же знаешь, у него бесполезно спрашивать.

– Я знаю, что тебя это абсолютно не интересует.

Шерлок кивнул. В наступившей тишине ему казалось, что он слышит тиканье часов сквозь стенки холодильника. Ему до смерти хотелось вскочить, подойти к Джону, вытащить его на улицу и бежать, подойти к Джону и дотронутся до его идеально выбритой щеки, какая разница, он же уйдет в любом случае, подойти к Джону и…

– Ну, мне пора. Я забегу на днях, сходим куда-нибудь, пообедаем, ты же наверняка опять забываешь поесть.

– Увидимся.

– Да. И будь осторожен. У тебя сейчас есть дело?

– Все то же.

– А. Ну… тем более. В общем… – Джон перехватил сверток поудобнее и взялся за ручку двери. – До встречи.

На кухне поднимался пар над нетронутым чаем.

Когда внизу щелкнул замок, Шерлок, вопреки ожиданиям, ничего не почувствовал. Он был слишком занят. Глаза его, по цвету напоминающие пар, раскрывались все шире и шире, поток бесновался, закручивался в вихри и нехотя возвращался в русло, подчиняясь неумолимым законам озарения.

– Глупый, глупый недоумок, – прошептал он, выпрямляя затекшие ноги, наслаждаясь тем, что понимание теперь никуда не денется. Все оказалось настолько очевидным и простым, что к триумфу примешивалась досада, но и она не могла испортить этот момент.

Вопреки собственным привычкам, Шерлок не сорвался с места, а медленно поднялся, позволяя идеальному чистому звучанию истины проходить сквозь него, задевая нужные струны, заставляя дышать в унисон.

Не спеша спустился вниз, вышел в по-весеннему теплый вечер. Дойдя до угла дома, остановился, и запрокинул голову, лицом к лицу с темно-синими облаками. И небо тоже качалось, он снова падал в него, и все было отвратительно и просто великолепно. Его шатнуло, случайный прохожий брезгливо шагнул в сторону. Естественно, Мориарти больше не выслеживает его, зачем, если можно позвонить?

– Привет, мой милый, я катастрофически занят... – По телефону голос не был таким манерным, казался почти приятным, каким-то… нет, бред.

– Аспирин. – Шерлок с легким удивлением обнаружил, что запыхался, хотя и стоял на месте. Сердце бешено колотилось об ребра.

– Прости, что? Мне некогда…

– Аспирин, идиот. Соединение алкалоида тропанового ряда с ацетилсалициловой кислотой, учитывая нестабильную составляющую, которую мы выявили в порошке, приведет к мгновенной смерти. Вот что произошло с Хартом.

– Ты уверен? – прервал его Мориарти.

– Еду в Бартс.

– Буду там через двадцать минут.

Шерлок кивнул, зная, что его не увидят. На секунду ему подумалось, что сейчас в него ударит молния, потому что скоро, очень скоро, эйфория от разгаданной загадки пройдет, и придется как-то жить дальше. Опять.

Однако все молнии сверкали очень далеко, на горизонте.

Шерлок втянул запах озона и близкого дождя и отправился ловить такси.

***

Мориарти вошел в лабораторию неслышно, прогулялся по периметру и остановился напротив. Он, как и Шерлок, был одет в черный деловой костюм.

Два консультирующих придурка. Губы сами собой разъехались в язвительной ухмылке.

– Мы же знали с самого начала. – Мориарти оперся локтями о стойку, листая лабораторный журнал. – Таблетки валялись у Харта рядом с кроватью, я помню, как ты мне рассказывал об этом. Дьявол со всеми элементарными деталями, аспирин, детка, он же есть у каждого в доме.

– У меня нет, – пробормотал Шерлок, не отрываясь от микроскопа. – Благодаря этому у нас есть ответ.

– Результаты уже пришли?

– С минуты на минуту. Но они лишь подтвердят факт.

– Значит, не было никакой обратной подмены. Порошок просто запустили в производство. – Мориарти уронил голову на стол и истерично захихикал. – Они все-таки провели меня, как щенка. Где-то там, на складе лежит замечательная партия смертельно опасных таблеток, которые разлетаются из аптек как горячие пирожки. И весь смак в том, что их нельзя отличить от сотни партий обычных таблеток. Йууху. Похоже этот бизнес придется прикрыть.

Телефон, лежащий среди пробирок, пиликнул. Мориарти оторвался от столешницы и глянул на экран.

– А вот и результаты. Все как ты говорил. – И он снова принялся просматривать записи в журнале. – С другой стороны, я не страдаю манией величия…

Шерлок не выдержал и фыркнул.

– … и осознаю, что так называемый Орден не стал бы затевать всю операцию ради одного человека, пусть даже этот человек – я.

Шерлок понял, что сосредоточиться ему не удастся, и оставил микроскоп в покое.

– Думаю, твой завод – не единственный. Они не размениваются на мелочи, как ты успел заметить.

– О, да. – Согласился Мориарти. – Внезапно он с непередаваемым выражением склонился над страницей. – Ты что, открыл в себе художественные способности? Растерянно нахмурившись, Шерлок слез с высокого табурета и обошел стойку.

– Вот тут. Скажи мне, что я не прав, пожалуйста, иначе я умру тут от умиления. Что это за искореженное всевидящее око?

– К твоему сведению, так выглядит символ Ордена. Позавчера один из информаторов прислал мне несколько фотографий. Это изображение, приглядевшись, можно увидеть над главными воротами некоторых замков в глубине острова. Там еще был текст, как обычно, высший смысл в каждой загогулине. Держи, ознакомишься сам, я на такую белиберду насмотрелся сполна.

– Многие специалисты считают, – прочитал Мориарти, забирая из рук Шерлока телефон, и сдерживая смех, – что зрачок на самом деле олицетворяет собой веретено – ось мира, остов для нити времени, а сам глаз – небесную полусферу, единство пространства. Этот символ веками отождествлялся с дочерними орденами, видоизменяясь до лучезарной дельты. Мы также сходимся во мнении, что прародителем Ока стал Уаджет, египетский…

Мориарти посерьезнел и поднял глаза на Шерлока.

– А может они и не такие уж ненормальные, а, красавчик? Тем более что и нас вменяемыми не назовешь.

И действительно, его взгляд, прожигавший до костей, нельзя было назвать здоровым. В сочетании с огромными детскими глазами и робкой улыбкой, он мог навести ужас. Но не на Шерлока.

Они опять стояли непозволительно близко, их постоянно притягивало, как магниты. Но дело было закончено, и по всем законам одинаковые полюса должны были оттолкнуться, отшвырнуть друг друга.

Шерлок в тайне продолжал надеяться на молнию, или на случайную пулю. Или не случайную. Одного слова, одного знака хватило бы, чтобы красный огонек, незаметный на черной ткани, превратился в такую же красную кровь. Шерлок знал, что на Мориарти работают профессионалы.

А еще Шерлок знал, что его щеки не были идеально выбриты, а черные брови всегда были выгнуты как у черта из табакерки, и что он совсем, ни капли не был похож на…

– К тебе или ко мне? – Слова сорвались с губ прежде, чем Шерлок успел задуматься о них.

Лицо напротив не дрогнуло, и выражение не изменилось совершенно, но будто разом слетела вся шелуха, и смотреть в чужие глаза стало страшно и весело.

– Врожденная тяга к совершенству и приобретенное безразличие ведут в ад. – Мориарти разжал кулак, на ладони обнаружились глубокие следы от ногтей. Он усмехнулся. – Ты ведь не ожидал, что я откажусь, прелесть моя?

– Откажешься? – Шерлок пересчитывал и пересчитывал красные полумесяцы, но тут Мориарти выпрямился, одернул пиджак, небрежно бросил:

– Нет. Ко мне.

И вышел не оглядываясь.

***

Они ехали молча, и это каким-то образом было нормально, было правильно и необходимо, потому что у них нашлось бы неисчерпаемое количество общих тем для разговора, но каждая из них казалась нелепой сейчас.

Дом располагался в центре, претенциозный зеркальный небоскреб, и почему Шерлок совсем не удивился?

В этой квартире почти не появлялись, хотя прислуга приходила каждую неделю, протирала пыль, перестилала простыни, как в отеле. Шерлок это видел, и в глубине души радовался, что Мориарти…

Джиму? Сегодня выдался день прорывов…

… не надо объяснять, откуда ему стала известна та или иная деталь. Все становилось проще и сложнее, терялась нотка превосходства и отпадала нужда вести пустые беседы.

Спальня, размером больше похожая на небольшое поле, оказалась строгой и безликой, снова напомнив Шерлоку гостиничный номер.

– Ее оформлял один из самых дорогих лондонских дизайнеров, – заметил Джим, прислонившись к косяку. – Знаешь, из тех пидарасов, что расставляют все под прямым углом и говорят, что это концептуально и жутко дорого. Но уж лучше так, чем персидские ковры.

Шерлока передернуло. Ковры стали бы перебором, однако ему не хватало индивидуальности обстановки, чтобы сделать выводы о хозяине. Впрочем, для выводов было поздновато.

Спальня как спальня, холодные тона, холодные желания. Шерлок без всякого удивления обнаружил, что совершенно не возбужден, но это его не смущало. Немного расстраивало, да, и то не собственное равнодушие, а то, что этот мир предлагал так мало вариантов. Хочешь забыться, отомстить, переключиться – убей, прими наркотик, перепихнись с кем-нибудь. Вот основные занятия людей, последствия которых давали ему неиссякаемый источник для расследований. Остальное – приближения, убивать можно было и без смерти по факту, и все что угодно могло стать наркотиком.

Джим подошел к кровати, небрежно бросил пиджак в изножье, и присел на край, расстегивая запонки.

– Тебе говорили, что ты похож на смерть? – спросил он, ослабив узел галстука и сдирая его через голову.

– Нет.

– А ты похож. Ты так же совершенен, потому что тебе все равно.

Пуговицы рубашки выталкивались из петель одна за другой, и в расходящейся белой ткани виднелась бледная кожа и редкая черная поросль. В мыслях Шерлока перекрестьями в струнах потока мелькали обида и удовлетворение, перемешиваясь и переплетаясь.

Для того чтобы получить то, что хочется, не обязательно переворачивать землю. Нужно лишь вовремя корректировать желания.

В их же случае недосягаемое таким и осталось. Для обоих.

Шерлок методично разделся там же, где стоял, посреди комнаты. Скользкий натертый пол обжег ступни холодом.

– Разочарован? – Он спросил не о впечатлении от своего тела, какие глупости, не в этой ситуации. Не с этим человеком.

– Бессердечный ты ублюдок, – покачал головой Джим, медленно скользя взглядом сверху вниз. – Как же я ненавижу тебя. Наверное, так же как и ты – его. – Шерлок резко выдохнул. Мориарти закатил глаза и приглашающе похлопал ладонью по кровати. – Тяжело, когда тебя видят насквозь.

– Тяжело никогда не останавливаться.

Шерлока давно, если не сказать – никогда, так не целовали. Едва ли Джима можно было назвать жадным или жаждущим, или еще одним из тех идиотских слов, которыми люди склонны описывать подобное поведение. Человек, придавивший его к скользким, как и все в этом доме, простыням, просто брал то, что, наконец, стало доступным. Кажется, он нарочно сжимал зубы то на предплечье, то под ребрами с такой силой, чтобы оставить шрамы. Его язык почти доставал до глотки, облизывал пальцы, а в следующую секунду – головку начинающего твердеть члена. Шерлок, слегка опешивший от такого напора, попытался разобраться в ощущениях, но быстро бросил бесполезное занятие: Джима было слишком много, и это было не так уж плохо.

Шелковое постельное белье было моментально проклято вместе с дебилом-дизайнером, выбравшим кровать без спинки. Шерлоку было абсолютно не за что уцепиться, когда Джим раздвинул его ноги и начал вылизывать яйца. Он попробовал было ухватиться за короткие черные волосы, но даже они ускользали из-под пальцев.
Почувствовав прикосновение языка между ягодиц, Шерлок запрокинул голову и с облегчением уткнулся макушкой в стену. Стоило бы поменять позу, пока Джим со своим энтузиазмом обладателя не раскроил ему череп.

– Думаю, что предпочел бы ковер, – прохрипел Шерлок.

– Чт… о, мой милый, в тебе нет никакого вкуса к красивой жизни. – Джим отвлекся от своего занятия и потянулся к прикроватной тумбочке. На простынь рядом шлепнулись пачка презервативов и тюбик со смазкой. – Займись-ка лучше делом.

И он потянул Шерлока на себя. Должно быть, у того было настолько ошарашенное лицо, что Джим захихикал, тяжело дыша.

– Хей, я гляжу, ты уже решил поиграть в жертву? Не выйдет, крошка, не выйдет.

Устроившись между разведенных коленей, Шерлок обхватил ладонью чужой член и пару раз провел вверх-вниз, отчего Джим немедленно заткнулся. Правда, уже через несколько секунд, когда Шерлок начал вводить в него первый палец, он снова зашипел:

– Издеваешься? Какая, к дьяволу, подготовка?! Может, ты мне еще курс лекций о половой жизни прочитаешь?

К тому времени в комнате воцарился полумрак – за окном лило как из ведра, было неярко, уже не холодно, пахло молниями, потом, почему-то – морем и сильнее всего – корицей. Так пах любрикант, так пах сам секс с Мориарти, кондитерской, чтобы замаскировать горечь.

Шерлок толкнулся внутрь, медленно входя, удерживая Джима за бедра, пока тот выгибался под ним. Войдя до конца, он замер от шепота, обжегшего ухо.

– Не двигайся. Так долго, как сможешь.

– Почему? Тебе больно?

– Нет. Просто не двигайся и смотри на меня.

Шерлок, стараясь не думать о пульсирующем тепле вокруг его члена, приподнялся на локтях и заглянул Джиму в лицо. О, да, ему было больно, не физически, и это было красиво, очень красиво и… в конце концов, Шерлок был всего лишь человеком. Он вышел полностью и снова погрузился до конца, и еще раз, размашисто. Внезапно тело под ним напряглось, и они перекатились на другую сторону кровати.

Джим нависал над ним, чуть поднимаясь и опускаясь.

– Я же сказал, не двигайся. – Он вскинул брови, снова став похожим на ирландского, мать его, лепрекона со злобной усмешкой. В это мгновение в сером небе форменным издевательством повисла радуга. – Ты мне доверяешь?

– Естественно, нет.

– Отлично. – Рука Джима прошлась по впалому животу Шерлока, поднялась выше, ущипнула за сосок и остановилась на горле. – Потому что я понятия не имею, чем это закончится.

Шерлок хрипло вдохнул и кивнул.

Теперь, чем быстрее двигался Джим, тем крепче сжимались пальцы, и наоборот. Шерлоку казалось, что его сознание мечется по темному лабиринту собственного тела, в состоянии, близком к панике, взывает к голосу разума. Не раз и не два он ловил себя на практически непреодолимом желании оттолкнуть душащую его руку, но в этот момент хватка ослаблялась и он, захлебываясь, глотал воздух. Темп нарастал, и перерывов становилось все меньше, тучи с улицы проникли в комнату, вернулся туман – старый знакомый, заклубился вокруг.

Шерлоку нужно было кончить.

Шерлоку нужно было сделать хоть один вдох. Он ухватился за запястье Джима, потянул в сторону, но пальцы уже онемели и не слушались, и сил совсем не осталось. По телу прошла судорога, предсмертная или предоргазменная, Шерлок успел подумать, что в его случае это одно и тоже, и тут в него все-таки ударила молния, заполнив его с ног до головы самым ярким, самым прекрасным электрическим светом.

***

È questo il fiore del partigiano,
o bella, ciao! bella, ciao! bella, ciao, ciao, ciao!



Тихий голос проникал в непроницаемую темноту, убаюкивая еще сильнее. Но тут Шерлок почувствовал призрачный аромат, самый лучший в мире запах, единственное, что могло заставить его смириться с фактом собственного существования в данный момент. Запах сигаретного дыма.

Он с трудом разлепил глаза, веки казались просто неподъемными, как, впрочем, и руки и все тело, словно налитое свинцом. Горло саднило при каждом вздохе, глотать было невозможно, во рту пересохло.

E le genti che passeranno
Mi diranno Che bel fior!



По ту сторону стекла, занимающего полстены, светился ночными огнями Лондон. По эту – виднелся лишь темный силуэт и красная точка тлеющей сигареты. Шерлок соскользнул с ненавистных простыней, и подошел к окну. Привычным полузабытым движением перехватил теплый фильтр, поднес к губам, не до конца понимая, пришел ли он в себя. Надсадный кашель, разрывающий глотку, сложил его чуть ли не пополам, неоспоримым доказательством реальности происходящего.

Шерлок опустился на пол, прислонившись спиной к стеклу, и повторил попытку. Джим, покопавшись все в той же тумбочке, где лежали презервативы, прикурил еще одну сигарету.

– Тоскана? – предположил Шерлок, глядя на него снизу вверх, и припоминая звучания акцентов других провинций.

– Да. Лукка. Когда-то я часто туда ездил. До меня никак не доходило, как можно было сбежать оттуда с каким-то долбоебом в унылый Дублин. Однако, есть и положительная сторона, благодаря смешению ирландской и итальянской крови, у меня шикарный голос, не правда ли? Если бы я не родился гением, обязательно пошел бы петь в оперу.

Мориарти захлопал ресницами, округлил рот и взял довольно высокую ноту.

Шерлок не знал, что на это ответить. Он так давно и так старательно отстранялся от своей семьи, что теперь плохо представлял, как люди должны реагировать на рассказы о близких.

– Что притих, красавчик? – Джим стряхнул пепел в опасной близости от волос Шерлока. – Решишь пожалеть меня – придушу до конца.

– Я не могу никого жалеть. Согласно достоверным источникам, у меня нет сердца. – Не найдя, куда бы выкинуть сигарету, Шерлок поднялся на ноги и отправился искать что-нибудь, похожее на пепельницу.

– Но мы оба знаем, что это не так, – донеслось до него, заставив замереть на секунду.

В итоге он нашел лишь бокал с остатками бренди, куда и отправил окурок. Возвращаясь в спальню, он мимоходом глянул в одно из зеркал, которых в этой квартире было более чем достаточно. И ужаснулся.

Если его ключицы и бедра были просто покрыты синяками и царапинами, то шея, кажется, представляла собой один большой кровоподтек. Следы от сжимавших пальцев сменялись засосами, и вся эта красота чернела на фоне белой кожи. Шерлок дотронулся до кадыка и поморщился, жалея, что сейчас не зима, и любимый шарф погребен где-то в хаосе на Бейкер-стрит.

Он вошел в комнату, и, поворошив ворох, одежды, выудил брюки.

– Ну как же так, мог бы ради приличия подождать, пока я засну, и уже потом тихо выскользнуть, – протянул Джим, наблюдая за тем, как Шерлок одевается. Сам он сидел на кровати и ничуть не тяготился своей наготой.

– Ты правда думаешь, что я рискну даже задремать рядом с тобой?

– Я полностью в этом уверен. Тебе нечего терять, ты не спал несколько дней, и, самое забавное – ты мне все-таки доверяешь.

– Обхохочешься. – Шерлок не был настроен на словесные дуэли. С каждым мгновеньем ему становилось хуже и хуже. Это был своего рода абстинентный синдром, проявившись еще сегодня днем, теперь он обрушился с воистину сокрушающей силой. – Мне пора… надо идти.

– Куда? – внезапно жестко и сухо спросил Мориарти. Без привычных интонаций его голос оказался завораживающе глубоким. – Куда ты так торопишься?

Шерлок снова потер горло, моргнул, упорно борясь с ощущением, что тонет, что стены смыкаются, и потолок собирается обрушиться… Он не знал. Ему некуда было идти, незачем торопиться, нечего делать. Он почти привык к этому состоянию, за долгие годы он научился с ним мириться, но сейчас все было иначе. Джон появился, Джон исчез, а в результате Шерлок очутился здесь, в зеркальном лабиринте.

– Мне нужно… – Хриплый шепот больше походил на карканье. Окно вместе с огнями медленно начало сползать вверх.

– Мы еще не закончили, слышишь меня, спящая красавица? Прекрати падать в обморок, ты повторяешься. – Джим подхватил его и попытался удержать в вертикальном положении, что, учитывая разницу в росте, было очень неудобно. – Дело не закончено, пока я не скажу, ясно?

– С какой стати? – вяло возмутился Шерлок, превозмогая головокружение.

– А какой вариант тебя больше устроит? Скажем, потому что я – преступник, и если ты откажешься, я прикажу убить доктора Уотсона.

Услышав упоминание о Джоне от Мориарти, да еще и в таком контексте, Шерлок непроизвольно рванулся из обхватывающих его рук.

– Спокойно. – Лицо Джима было очень близко, но абсолютно нечитаемо. Убедившись, что Шерлок в состоянии стоять сам, он отошел в сторону.

Некоторое время они молчали, было слышно только тяжелое дыхание. Каждый смотрел в сторону, избегая прямых взглядов.

Тем не менее, потолок раздумал падать, паника почти полностью пропала, зато вернулась способность здраво мыслить.

Хоть как-то мыслить.

– И что ты… предлагаешь? – спросил Шерлок.

Он мог поклясться, что увидел, как в темноте блеснул торжествующий оскал.

– Мы можем выяснить, что за операцию планирует Орден. Наверняка эти таблетки необходимы для какого-то очень масштабного шантажа, по крайней мере, я бы использовал подобное изобретение именно так, а великие умы, как известно, думают одинаково.

– И что потом?

– Ну, тебя, я так понимаю, больше интересует теория, то есть мотив, а меня – практика, то есть возможность узнать номер партии и использовать таблетки для собственной выгоды. Вот и поможем друг другу.

– Для собственной выгоды? Смертельно опасный аспирин?

– О, включи воображение! Во-первых – я сохраню завод. Во-вторых – с таким козырем в рукаве я смогу контролировать весь рынок фармакологии, как легальный, так и не совсем.

Шерлок покачал головой.

– Я ничуть не сомневаюсь в наших умственных способностях, но тебе не кажется… – Выступать в роли благоразумного человека было очень и очень непривычно. – Что Орден нас просто раздавит?

– Шерлок, милый, иногда ты меня так удивляешь. – Джим шагнул вперед и с издевательской нежностью дотронулся тыльной стороной ладони до его скулы. – Ты пару часов назад хотел, чтобы я тебя придушил, а сейчас беспокоишься о безопасности? Кроме того, тебе не казалось странным, что Орден не добрался до нас до сих пор?

До этого момента Шерлок вообще об этом не задумывался, он был слишком занят мыслями о порошке, о соседе по квартире, об Ордене, да, но не в том смысле.

– Ты? – Его озарило. – Ты?! Вся эта слежка, ощущение снайперского прицела между лопатками! Зачем?!

Нет-нет-нет. Одно дело негласно знать о чем-то и другое дело находить наглядное подтверждение, нет, это было слишком убого, неправильно, жалко, бессильно. Больше, чем он способен принять, куда показательнее любой постели.

– Потому что только я могу тебя убить. И только я решаю, когда это произойдет. – Мориарти скорчил зверскую рожу, потом натянуто улыбнулся и похлопал Шерлока по щеке. – Езжай-ка и правда домой, детка. Отдохни, завтра начнется новая игра.

Кондиционер уже превратил воздух в спальне в стерильно-свежий, за толстым стеклом все так же призывно и бесшумно пылал Лондон. Тени сдвинулись, изменив узор, когда один консультирующий придурок снова превратился в темный силуэт у окна, а другой – направился к двери.

– До свидания. – Шерлок обернулся на прощание. – Джим.

И хотя во тьме он не физически не мог разглядеть черных глаз, он знал, что в них снова мелькнуло что-то, напоминающее страдание. И это снова было правильно.

@темы: Шерлок ВВС, авторский фик

Комментарии
2011-01-10 в 01:18 

Red_TABUretka
человек в железной каске
Глава седьмая

Если он сейчас нажмет на курок, то пуля перебьет трахею. Гораздо радикальнее игр с дыханием.

Джон с ужасом поймал себя на этой мысли, приютившейся в дальнем уголке сознания, как паук в темном чулане. Сейчас было неподходящее, совершенно неподходящее время для того, чтобы разбираться со своими необоснованными обидами. Хотя, учитывая обстановку, другого шанса могло и не представиться.

Он не имел ни малейшего представления, сколько уже простоял так, но плечи начали затекать, а выход из ситуации все не находился.

Или, может быть, на него просто давил груз предыдущих нескольких недель, заставляя сдаться, опустить пистолет, позволить им самим разбираться, раз уж ему не хватило смелости.

Финиш, тупик, забег закончен.

У него в голове не укладывалось, что полгода назад он еще не знал Шерлока. Что меньше чем за двенадцать часов до того, как ему пришлось взвести курок, он ворочался с боку на бок рядом с мирно спящей Сарой.

Сон не шел, как было всегда после посещения Бейкер-стрит. Перед глазами постоянно возникал Шерлок, чуть ли не свернувшийся в клубок в пустой гостиной. Джон злился, скрипел зубами и начинал заново уговаривать себя, что поступил правильно. Разумно. Он бы никогда не стал помогать такому типу, как Мориарти, даже ради Шерлока.

У Джона были принципы.

У Джона были убеждения.

Поэтому ночь за ночью он лежал, весь такой принципиальный, глядя в потолок, и все больше убеждался, какой же он идиот.

На этот раз он поднялся на рассвете, пробормотав Саре что-то о незапланированном дежурстве, и отправился по знакомому адресу. До Афганистана он не верил в интуицию или предчувствия, но война – такая штука, когда приходится либо вырабатывать нюх на опасность, либо умирать.

Джон был почти уверен – что-то случилось. А зная Шерлока – вряд ли что-то хорошее. Телефон выдавал длинные гудки, еще не поводом для беспокойства, но каждый следующий «абонент временно….» звучал все тревожнее.

В квартире было пусто. На столе стоял холодный чай. Уотсон отхлебнул полкружки, выравнивая дыхание и раздумывая, проснулся ли уже Лестрейд и чем тот сможет помочь в поисках.

И тут в кухню вошел Шерлок. Одет он был так же, как днем накануне, но общий вид имел весьма помятый: спутанные волосы, тени под глазами, разбитые припухшие губы и жуткие синяки на шее. Увидев Джона, он встал как вкопанный, выглядя донельзя ошарашено и отчего-то виновато.

– Что произошло? – спросил Уотсон, сделав шаг навстречу. Шерлок чуть ли не в панике отшатнулся. – Ты меня пугаешь. Тебя избили? Что случилось?

– Ничего. – Даже говорил он хрипло, словно повредил связки. – Зачем ты здесь?

– Посмотри на себя, это ты называешь «ничего»?! – Джон почувствовал, как на затылок ложится ледяная рука подозрения.

Шерлок поднял руки, устало потер лицо, взлохматил волосы еще сильнее. Манжеты рубашки были не застегнуты, и не скрывали запястья, покрытые такими же черными кровоподтеками, как шея.

– Господи… – охнул Джон. – Кто это был? Что они с тобой сделали?

Воспользовавшись тем, что Шерлок был несколько заторможен, Уотсон буквально подскочил к нему, отрезая все пути к отступлению. В висках стучало.

– Они? Сде… – Тут покрасневшие от бессонницы глаза озарились пониманием. – Нет. Нет-нет, Джон, нет. О, Джон. – Шерлок обреченно вздохнул. – Никто на меня не нападал и не принуждал.

– Но все эти следы…

– Это не насилие. – Было видно, что он с трудом подбирал слова. Джон нервно сглотнул. – Так… получилось. Все было по обоюдному согласию.

Факт того, что Шерлок провел с кем-то ночь, выбивал землю из-под ног. Уотсон не мог понять, что именно его так задевало, он же был взрослым человеком, имеющим право на личную жизнь, как и все остальные. Тем не менее, в груди что-то противно заскреблось.

– Видно, ты сильно ее разозлил. – Джон скривил губы в подобии улыбки.

– Прекрати, в самом деле. – Шерлок раздраженно отмахнулся и, извернувшись, упал в кресло. – Ты прекрасно знаешь, что это была не женщина. Хватит притворяться, что «все отлично», или как ты тогда сказал?

– А ты тогда же сказал, что…

– Что? – Джон вздрогнул от резкости тона. – Разве я ответил что-то определенное? Почему вообще тебя интересует с кем я трахаюсь и как?

Казалось, каждая мышца в теле напряглась, напружинилась, готовясь исполнить мысленную команду, вот только мозг никак не мог решить, какое же действие совершить застывшему телу: врезать изо всей силы, сделать так, чтобы эти губы кровоточили уже по его вине, или сорваться с места, убраться прочь и никогда не возвращаться. Ноги увязли в лежащем у камина коврике, руки непроизвольно сжались.

Скажи-скажи-скажи… Не будь таким трусливым слабаком, скажи ему, скажи себе, признай

Шерлок склонил голову в ожидании, как-то даже снисходительно. Чуть ниже уха на линии подбородка алел засос, который нельзя было спутать с синяками.

Джон присмотрелся. Освещение здесь было ни к черту, но он мог разглядеть тот засос и сейчас. Прицелившись как следует, он смог бы в него попасть.

Тогда его выдержки хватило лишь на то, чтобы остаться. Молча отвести глаза, внимательно, совсем как в былые времена, выслушать сумасшедшую историю о таблетках смерти.

– К чему такие сложности? – Происходящее не укладывалось в голове. – Добавили бы обыкновенной синильной кислоты, и никаких проблем со сложным двухкомпонентным ядом.

– Они бы добавили, и, уверен, даже подделали бы результаты всех проверок. Но операция вряд ли охватывает только Англию, а проворачивать подобное на сотнях заводов в каждой стране, да еще и с риском выявления кислоты при повторном контроле – они не дураки. В отличие от любого другого вещества, примесь псевдококаина нельзя обнаружить.

– Ты должен позвонить Майкрофту, – твердил Джон. – У него больше связей, смирись уже с этим, Шерлок. Не время для детских обид, на кону тысячи жизней.

– Его нет в Лондоне, – врал его уже-не-сосед, наклеивая на предплечье второй никотиновый пластырь и с сожалением заглядывая в пустую пачку.

– У тебя провалы в памяти, не далее как вчера ты сказал, что он уже вернулся.

– И опять уехал, сам говоришь, у него связи, приходится поддерживать.

Джон взял с каминной полки телефон и швырнул Шерлоку на колени.

– Или ты сейчас же позвонишь, или я иду в Скотланд-Ярд. Давай на спор, кто из нас первым схлопочет пулю в затылок?

Еще раз разгладив пластырь, Шерлок вздохнул. Прошелся по комнате, вертя телефон в руках.

Уотсон наблюдал эти метания с недоумением.

– Он всего лишь твой брат, боже, неужели это так трудно? Теперь, когда ты закончил все дела с Мориарти…

Шерлок запнулся о ножку журнального стола.

… нельзя сидеть сложа руки.

– Да. Да, конечно. – От неожиданности Джон подавился заготовленными аргументами. Он никак не рассчитывал на такую быструю капитуляцию. Что-то тут было нечисто.

Рассеяно потыкав в экран, Шерлок отвернулся к окну, словно стараясь слиться со шторами, и лишь изредка передергивал плечами под подозрительным взглядом Уотсона.

– Майкрофт. Доброе. Нет, я не… нет, не умираю. Нет, моя жизнь точно вне опасности. Я звоню по делу. О, заткнись. Скажешь ему об этом сам.

Шерлок нетерпеливо повернул голову, прижав телефон ухом к плечу, и нарочито громко произнес:

– Джон, Майкрофт просил передать тебе, что ты – блестящий манипулятор, раз сумел повлиять даже на такого упрямца, как я.

Уотсон важно кивнул, потом не выдержал и беззвучно рассмеялся.

– Не думаю, что говорить об этом по телефону – хорошая мысль. Приезжай. Тогда не приезжай, это была не моя идея, насколько ты уже понял, я говорил, что… Нет, Майкрофт, естественно, сущая ерунда, я же обожаю названивать тебе каждый день, чтобы обсудить очередную теорию заговора! Что? Никуда я не поеду, с какой стати, я долж… Майкрофт!

Телефон полетел куда-то в сторону дивана.

– Я же говорил, что он не в Лондоне. – Шерлок обвиняющее ткнул пальцем Джону в грудь. – Пришлет машину. Доволен?

Вообще-то, Джон не смог бы точно ответить, доволен он или нет. С одной стороны, он скучал по этим совместным поездкам, неважно, на заднем сидении черного кэба или служебного автомобиля. С другой – ему все еще было очень тревожно.

Тревога нарастала, пока за окном мелькали загородные пейзажи. Ради ранних майских деньков даже индустриальные зоны пытались выглядеть цветущими парками, стараясь замаскировать язвы заводов и остовы труб редкими, но отчаянно зелеными деревьями. За пределами же Лондона пасторальные поля, казалось, сошли со стандартной компьютерной заставки. Посвежевшие после дождя лужайки и клумбы возле придорожных домиков сверкали каплями росы под безоблачным небом. Все было ярким, чересчур ярким, как будто Джон ехал сквозь декорации к ночному кошмару, и каждый куст собирался обернуться многоруким монстром.

Уотсон всерьез заподозрил паранойю, когда обнаружил себя, хлопающим по карману, проверяя наличие оружия. Шерлок не обратил на это внимания: болезненно щурясь в окно, он ворчал, что переговоры в такой глуши могут проводить только люди с умственной отсталостью.

Войдя внутрь старинного особняка, который и являлся целью их небольшого путешествия, Шерлок притих и нахмурился. В кабинет к брату он входил уже призрачно бледный, с плотно сжатыми губами. Джон хотел ободряюще похлопать приятеля по плечу, но тут Майкрофт оторвался от бумаг и поднялся поприветствовать их.

2011-01-10 в 01:18 

Red_TABUretka
человек в железной каске
– Добрый день, мистер Уотсон, Шерлок. – Он окинул брата цепким взглядом, от которого наверняка не укрылись ни синяки, ни общая потрепанность, но предпочел не заострять внимания. – Присаживайтесь.

Младший Холмс сел не сразу, словно не услышал обращенных к нему слов. Очнувшись от размышлений, он рухнул на стул для посетителей, и тут же напряженно замер.

– Ближе к делу, Шерлок, давай сегодня обойдемся без драматических пауз, я очень занят, – поморщился Майкрофт.

– Как скажешь. – Проявление такой покладистости второй раз за день настораживало. Со своего места Джон видел, что переплетенные пальцы были стиснуты изо всех сил, а вена на виске колотится с бешеной скоростью. – Несколько недель назад мы взялись за расследование дела о гибели модели, Алекса Харта. Вопреки мнению Скотланд-Ярда, согласно которому мистер Харт умер от передозировки, оказалось, что смерть наступила в результате отравления новейшим неизвестным ядом…

За открытым окном надрывались птицы. Их щебетание странно не сочеталось со спокойным безжизненным голосом, звучавшим в кабинете.

… Молодой человек занимался нелегальной перевозкой кокаина, по крайней мере, он так считал. Однако вещество, походившее на наркотик, на самом деле было составляющей яда. Смертельным оно становилось лишь в одном случае – при соединении с ацетилсалициловой кислотой. Мистеру Харту не повезло, он не знал об этом и принял аспирин сразу после так называемого кокаина. Естественно, организация, стоящая за операцией, постаралась скрыть улики, почти успешно. Если бы я не вмешался, никто бы ничего не заподозрил, и поставки яда на крупные фармакологические заводы стали бы весьма неприятным сюрпризом для… Для кого, Майкрофт? Кого Орден собирается шантажировать угрозой отравить полмира?

Оглушительно пахло яблочным цветом. Джону захотелось помотать головой, чтобы разогнать удушливый сладкий запах. Бред. Шерлок нес какой-то дикий бред.

Майкрофт, изобразив подобие улыбки, откинулся на спинку и сложил руки на животе, большим пальцем поглаживая цепочку карманных часов.

– Невнимательность и неусидчивость в глобальных вещах погубит тебя, я всегда это утверждал. Только ты мог разглядеть символ над дверью и упустить из вида самое главное.

Порывшись в ящике стола, старший Холмс вытащил нечто прямоугольно-плоское, отдаленно напоминающее пульт. Раздался тихий щелчок и книжные полки за их спиной разъехались в стороны, открыв взгляду… телевизор. Теперь к желанию помотать головой прибавилась насущная необходимость протереть глаза. Джон окончательно перестал понимать, что происходит.

На голой стене висела огромная плазменная панель, под которой располагалось нечто вроде компьютерной клавиатуры. На экране диктор новостного канала рассказывал о последних приготовлениях перед сегодняшним международным заседанием. В правом нижнем углу светились цифры. Сперва Джон подумал, что это были часы, но время они в таком случае показывали неправильное: ноль часов, двадцать четыре минуты. Цифры мигнули. Двадцать три.

Это было не время.

Уотсон едва сдержал нервный смешок. Розыгрыш, конечно, все это – просто розыгрыш. Потому что иначе пришлось бы признать, что на экране шел обратный отсчет.

– Мистер Уотсон, вы в порядке? У вас такое ошарашенное лицо, может быть, воды? Нет? Ну, хорошо. – Майкрофт вновь повернулся к Шерлоку. – Ты снова не в курсе, что происходит в мире, так нельзя. Эти недоумки собираются подписать договор, который противоречит целям Ордена. Вступление договора в силу неизбежно приведет к регрессу, чего мы допустить не можем. Моей первоочередной задачей…

– Твоей? – перебил его Шерлок.

– Так получилось, что я – лидер этой организации. – В полуприкрытых глазах Майкрофта мелькнуло самодовольство. – Негласный, конечно же.

– Не сомневаюсь. – Джон никогда не видел Шерлока таким, полным отвращения. – Ты вообще любишь поиграть в секретность. Давай уже, выкладывай, я же тебя знаю, не повезло расти вместе, если помнишь. Только будь добр, ускорь свой парад тщеславия, хотелось бы умереть при свете дня.

Майкрофт оскорбленно выставил вперед подбородок и сел ровнее.

– Я знал, что ты не поймешь. С самого начала. Потому никогда и не позволял кураторам добраться до тебя. Твой мозг, Шерлок, острейшее оружие, но ты используешь его совершенно бездарно. С тем же успехом можно шинковать салат мечом. Привыкший копаться в частностях, в мелких головоломках, ты непригоден в глобальных вопросах. А Орден – это самое глобальное, что тебе когда-либо доведется увидеть. Со времен Английской революции, когда несколько человек, сохранивших разум в царившем вокруг безумии, объединились с целью избежать больших жертв, Орден действует согласно одной и той же самой лучшей стратегии целостности. Абсолютная монархия отжила свой век, и человечество ринулось к другой крайности, к абсолютной свободе, ведь никак иначе демократию назвать нельзя. – Майкрофт закатил глаза, словно объяснял элементарные вещи. – Если в проводящей среде хаотично движущихся частиц создать разность потенциалов, то возникнет направленное течение – ток. Начиная с семнадцатого века бури революций охватили Европу, и трудно было найти более хаотичное движение народных масс, чем там и тогда. Орден постепенно становился тем самым зарядом, численность его росла, наши люди проникали во все сферы, на все континенты. В течение нескольких столетий лучшие ученые вступали в Орден, выбирая путь неограниченного прогресса. Мы охватили весь земной шар, создав единый купол. Толус, доктор Уотсон, вы должны помнить, что именно так слово «купол» звучит по латыни. Толус, господа, название нашего Ордена. Веками мы вели человечество к единству, всеми силами поддерживая идею глобализации. И сейчас мы не позволим кучке своенравных политиков отбросить нас назад из-за банальных экономических проблем. Подписанные документы грозят им автоматической отправкой отравленных партий в аптеки. У них осталось… – старший Холмс взглянул на экран. – Пятнадцать минут, чтобы принять решение.

Джон с ужасом услышал свой голос. Он вовсе не собирался ничего говорить, он вообще с трудом верил в реальность происходящего и подозревал, что на самом деле он сбрендил и все это – лишь плод его воображения. Однако голос точно принадлежал ему, а слова вылетали из его рта:

– Но ведь экономические кризисы случались и раньше. Как-то же вы с ними справлялись!

– Несомненно, – кивнул Майкрофт. – Ничто не распределяет ресурсы и не перетряхивает заржавевшие государственные аппараты лучше, чем мировая война. К сожалению, нечаянное открытие Резерфорда лишило нас возможности улаживать проблемы таким способом: третья мировая едва ли продлится дольше получаса, да и ресурсы распределятся слишком хорошо – равномерно распылятся на атомы. Вот и пришлось изобретать новые методы. Химическое оружие хорошо тем, что какое бы решение не приняли эти умники, выиграем все равно мы. Если они не подпишут договор – глобализация продолжится, чего Орден и добивается. Подпишут – тогда человечеству придется объединиться перед всеобщей угрозой смерти. Террор – вещь грубая, зато эффективная.

Джон почувствовал, что впадает в ступор. Здесь, в строгом классическом кабинете, посреди птичьего гомона и аромата цветущих яблонь брат его бывшего соседа по квартире спокойно рассуждал о частичном уничтожении человечества.

– Я с самого начала был прав. – Шерлок неожиданно широко улыбнулся. – Ты – вот кто настоящий псих, я говорил, но мне никто не верил. Столько лет притворства, все эти «незначительные должности в правительстве», Майкрофт – пример для подражания, Майкрофт – образец благоразумия. Спасибо тебе за эту напыщенную речь, теперь я уверен, что был прав. С самого начала.

Джон переводил взгляд с одного брата на другого. Отчего-то его ни капли не волновала собственная судьба. Наверное, потому что она была предрешена, судя по взбешенному виду старшего Холмса.

– Глупый назойливый мальчишка! – От ярости голос Майкрофта скакнул на октаву вверх. – Думаешь, это – главное? Разнюхать тайну любой ценой, гордиться своим интеллектом?! Можешь мне не верить, но я не хотел, чтобы все закончилось так бездарно… для тебя.

2011-01-10 в 01:19 

Red_TABUretka
человек в железной каске
С каждым сказанным словом Шерлок превращался с того мальчишку, о котором и шла речь. В глазах заплясали черти, дыхание участилось. Конечно, ему же бросали вызов. Джон приготовился…

– Кстати, прежде чем нас бросят голодным крокодилам, или до чего там тебя еще довела твоя психопатия, ответь мне на один вопрос: как был изобретен этот ублюдочный не-кокаин? Дай угадаю: ваш благостный Орден экспериментировал с синтетическими наркотиками. Действительно, гораздо проще управлять зависимыми, не способными соображать овцами.

– Тебе виднее. А теперь – уведите их, – приказал Майкрофт, нажав на коммуникаторе кнопку громкой связи.

Когда дверь распахнулась, Уотсон вскочил, готовый напасть, но эффект от вида вошедшего был подобен стоп-кадру. Застыли все.

– Наконе-е-е-ец-то! – протянул Мориарти. – А я уж думал меня никогда не пригласят на эти уютные семейные посиделки. После всего, что между нами было, дорогуша, мог бы и представить родственникам. – Он не торопясь подошел к Шерлоку, не вынимая руки из карманов наклонился и чмокнул того в макушку. Присутствующие попытались удивиться еще сильнее, но, так как все уже находились в крайней степени шока, ничего не вышло.

– Доктор! – Мориарти повернулся к Джону. – Что же вас так перекосило, как будто у вас ложка в заднице? Хотя нет, нет, вы же, кажется, не разделяете нашу грязную любовь к подобным извращениям. Не стойте столбом, сбегайте в коридор, одолжите у моих ребяток пистолет.

– Что?! – опешил Джон.

– Ну не Шерлоку же мне доверять оружие, вы прям как маленький. Он прострелит себе ногу и сломает затвор. В коридор, быстро! – прошипел Мориарти, не переставая ухмыляться.

Уотсон выскочил за дверь и обнаружил там двух задумчиво курящих громил. У их ног лежали бездыханные тела местных охранников.

– П-пистолет, – неуверенно потребовал Джон, протягивая руку. Бугай слева смерил его снисходительным взглядом и протянул поцарапанный браунинг.

Страсти в кабинете тем временем накалялись.

– Как это трогательно и глупо, – издевался Майкрофт, вновь обретя дар речи. – Примчались спасти… кого? Возлюбленного? Не ожидал от вас такой пошлости. А какой был талант, какие перспективы!

– Никогда не интересовался перспективами работать под началом фанатика, – небрежно бросил Мориарти, отодвигая занавеску. По комнате тут же закружились белые лепестки. – Ах, май, прекрасный месяц. Ты как? – Он быстро глянул на Шерлока и продолжил наворачивать круги.

– Как человек, чей брат подрабатывает главой террористической секты мирового масштаба. В восторге, – отозвался Шерлок. – Ты теперь всегда будешь за мной следить? Раздражает, вообще-то.

– Что ты, не стоит благодарности за спасение твоей никчемной шкуры. – Черные брови шутливо нахмурились. – Я же говорил, что только я имею право тебя убить. Предупреди своих врагов, пусть записываются в очередь. Мистер Холмс, хватит уже жать тревожную кнопку, никто не придет.

Майкрофт поднялся и начал выходить из-за стола.

– А-а-а, тихо-тихо. – Мориарти предостерегающе поднял ладонь. – Доктор Уотсон, я вас зачем пистолетом снабдил? Проследите, чтобы братишки не поцапались.

– Что вы натворили? – процедил Майкрофт, останавливаясь, когда Джон прицелился ему в грудь.

– Слышали выражение «разделяй и властвуй»? Полезный лозунг, между прочим. Так что я разделил вашу с позволения сказать резиденцию и весь остальной мир. Перерезал линии связи, поставил заглушки. Я немного разбираюсь в информационных технологиях, вы же знаете. Здесь теперь мертвая зона. Ну, почти, этот ваш механизм отправки - та еще зараза.

– Вы идиот! Со мной должен был связаться представитель…

Мориарти покачал головой.

– Неа, не свяжется.

Джон отвлекся на секунду, посмотреть на экран.

– Осталось три минуты! – закричал он. – Шерлок, сделай уже что-нибудь!

Шерлок глянул на него, как на слабоумного.

– Нужен код отмены. Который знает только Майкрофт. Но вряд ли он нам его скажет, с детства был страшно скрытным и вредным. – Младший Холмс откровенно развлекался. – Пусть Джим думает, он у нас тоже гений, а я здорово посмеюсь, если единственный в мире консультирующий преступник этот самый мир спасет.

Мориарти покрутил пальцем у виска, но все же подошел к плазменной панели.

– Только потому, что ваши вселенские козни неблагоприятно отразятся на фондовой бирже. Только поэтому, понятно?

– Конечно. – Лицо Шерлока вдруг стало очень серьезным.

Уотсон переступил с ноги на ногу, держа Майкрофта на мушке. Мориарти за его спиной бормотал что-то мало вразумительное.

– Так-так, что у нас есть, что тут у нас есть… Семизначное число, семизначное – это хорошо, могло бы быть двадцатизначное к примеру. Семь знаков. А тут что? Опять символ, точно фанатики, даже телевизоры выпускают под собственной маркой…

– Неужели вы надеетесь, что это что-то изменит? – подал голос Майкрофт. Смотрел он только на Шерлока, и смотрел не отрываясь. – Даже если вы угадаете код, Орден останется вам не по зубам.

– Пусть так. Зато у меня всегда будут под рукой новые, как ты их назвал? Мелкие головоломки.

– Считаешь происходящее шуточкой? Триумфом-праздником? – На лбу у Майкрофта залегла глубокая складка.

– Да. – Шерлок шагнул ближе к брату, Джон предостерегающе кашлянул. – Да. А ты бы предпочел, чтобы я повесил на шею ваш сакраментальный глаз и отправился проповедовать идею высшей власти?

Майкрофт поморщился, в том числе и от вопля со стороны Мориарти.

– Глаз! Дьявол бы его, глаз! Уаджет, Око Ра, они же использовали его как меру объема, ну точно же, в каждую часть глаза были вписаны дроби, знаменатель – двойка в различной степени. Ну-ка, если Ра – бог солнца, значит следовать надо с востока на запад, совершая полный круг. – Мориарти прикусил нижнюю губу.

– Быстрее соображай, у тебя семнадцать секунд! – рявкнул Джон. Судя по всему, его единственного здесь действительно волновало, что люди могут погибнуть.

2011-01-10 в 01:19 

Red_TABUretka
человек в железной каске
– Доктор, заткнитесь… Начало – капля слезы, одна тридцать вторая, два в пятой. Итак, пять, шесть, один, два, четыре, три и снова пять.

Произнося цифры вслух, Мориарти нажимал их на клавиатуре. Когда клацнула последняя клавиша, часы на экране мигнули, еще раз, и еще. И замерли.

Джон выдохнул.

– Странно, кстати, – заметил Шерлок в наступившей тишине. – Что я никогда не видел у тебя этого дурацкого медальона.

Майкрофт потер переносицу.

– Зачем мне Глаз Гора, когда я и так постоянно ношу с собой другой символ Ордена?

– И какой же? – насмешливо спросил Мориарти.

– Купол. Черный, защищающий от дождя купол.

Дальнейшие события слились в памяти Уотсона в одно разноцветное пятно. Майкрофт резко рванул в сторону, хватая только что упомянутый зонт, прислоненный к торцу стола. В следующее мгновение он отшвырнул раскрытый купол в Джона, и запоздавший выстрел продырявил черную водонепроницаемую ткань. Мориарти подскочил к Шерлоку, но, словно напоровшись на невидимое препятствие, медленно шагнул обратно. Майкрофт стоял за спиной Шерлока, левой рукой обхватив того поперек груди, а правой держа ручку зонта, с длинным острым шипом на конце.

– Господа, будьте благоразумны. Я же вижу, что вам обоим чрезвычайно дорог этот человек. Не делайте резких движений, и никто не пострадает. Попытаетесь помешать – и мне придется убить моего любимого брата. – Старший Холмс плавно отступал к стене.

Вот так они все и оказались здесь. Спокойный насмешливый Майкрофт, Шерлок со своим невозможным взглядом и беззащитной шеей, Мориарти где-то на заднем плане, впервые выглядевший так растеряно. И Джон с затекшими плечами и странными мыслями.

– Посмотри на этих людей, – шептал Майкрофт, подходя к стене почти вплотную. – Посмотри на них внимательно. Вот что ты делаешь, твое проклятие, с первого дня и по сей момент. Ты всегда сбегаешь. Из реальности в наркоманский угар, из дома, от любых обязательств и привязанностей. Как же меня бесило, что я держу под колпаком весь мир, а ты все равно постоянно ускользаешь. Но сегодня ты зашел слишком далеко. Прощай, братишка, настал мой черед убегать.

Шерлок вздрогнул, когда Майкрофт убрал левую руку и надавил ей на деревянную панель. Часть стены отъехала в сторону. Старший Холмс с силой оттолкнул брата и исчез в открывшемся проходе. Стена тут же встала на место.

– Да убери уже пистолет, идиот! – как-то истерично крикнул Мориарти. Джон опустил руки, краем сознания замечая, как от лопаток к кончикам пальцев пробегает боль.

Что-то было не так. Неправильно. Совсем-совсем неправильно. Шерлок сделал пару неуверенных шагов, потом опустил голову и дотронулся ладонью до груди. Белая рубашка тут же окрасилась ярко-красным.

Птичье щебетание достигло крещендо, майское солнце широкими полосами растекалось по темному полу. Шерлок рухнул ничком в одну из таких полос, насыщая поток солнечного света алым оттенком. Мориарти в мгновение ока оказался рядом, судорожно зашарил по спине, задирая пиджак.

– Сквозная, легкое задето, звони в скорую, немедленно. – Для Джона наконец-то словно включили время обратно, очевидно при виде раны сработали армейские и врачебные рефлексы. Он встал на колени, проверяя, в сознании ли Шерлок.

– Постарайся не отключаться, слышишь, держись, давай, ты же упрямая скотина, – сквозь зубы бормотал Джон.

– Очень…. – Шерлок скорее хрипел и булькал, а не говорил. – Очень ярко…

Веки его начали опускаться.

– Нет, нельзя. Я сейчас задерну шторы, только не закрывай глаза. – Джон посмотрел на Мориарти. Тот сидел рядом и застывшим взглядом гипнотизировал телефон. – Чего ты ждешь?! Пока он истечет кровью?

– Мертвая зона, – побелевшими губами прошептал Джим. – Нет сигнала в радиусе пяти миль.

На мир снизошла абсолютная тишина. По крайней мере, так Уотсону показалось. Он слышал только страшные хрипы, рвущиеся из горла Шерлока, он слышал как по капле вытекает жизнь, как широким потоком убегает время… Убегает.

– Тогда какого черта ты сидишь? – спросил Джон очень тихо. Мориарти непонимающе нахмурился. – Беги, гений! Пока у нас есть хоть крошечная возможность его догнать. – Уотсон кивнул на Шерлока.

– А ты останешься с ним?

– Я врач, придурок! Чего ты ждешь? Беги! – заорал Джон, и Мориарти пулей вылетел за дверь.

Уотсон наклонился к Шерлоку. Тот держался из последних сил. Джон дотронулся до слипшихся от пота волос.

– Ты не можешь умереть. Понятно? Не можешь.

– Почему? – с трудом прокаркал Шерлок, стараясь сфокусировать взгляд.

Джон, стараясь действовать крайне осторожно, перевернул его на спину, разорвал уже насквозь мокрую рубашку. Рана казалась совсем маленькой, почти безобидной, но… Загнав отчаяние поглубже, он улыбнулся.

– Мы разгадали еще не все загадки.

И на секунду прижался губами к чужим обветренным разбитым губам.

The End

2011-01-10 в 01:28 

вы тут котиками любуйтесь, а я скоро вернусь через пять часов.
арт нравится))) фик чуть позже прочитаю, чтобы уже в нормальном кхем состоянии))

2011-01-10 в 02:47 

KaterinaAvg
Ваше кредо? - Всегда! (с)
ах! я не в состоянии внятно выражаться. но, боже правый, какой Джим! *уходит в астрал*

2011-01-10 в 03:13 

Асмея
Самое ценное, чему научила меня жизнь: ни о чем не сожалеть/Ин лакеш
Черт, пока копировала проду в ворд, увидела конец...:weep2: Шерлок с этим...этим...Я же не смогу такое читать!:weep2:

2011-01-10 в 03:39 

Асмея
Самое ценное, чему научила меня жизнь: ни о чем не сожалеть/Ин лакеш
Простите, дорогой автор, ничего личного, но я пас:(

2011-01-10 в 04:33 

syslim
Чистый флафф, сплошное добро!
Это было сильно! На разрыв.
И Мориарти, дааа, просто шикарен. А за Майкрофта обидно. (Без изюминки вышел.)
Вот только совсем не понимаю, как они в своих взаимоотношениях разбираться будут? Разве что Джим не выживет в схватке с Майкрофтом (оба погибнут). Тогда будет Шерлок/Джон. Джим недостаточно альтруист, чтобы отпустить. То есть он может даже и попробует, но не сможет.
Автор, посетило парадоксальное желание (вот ведь, против любимого пейринга, против флаффной натуры... это все ваш текст!!!! прости Шерлок) хочу Джона и Джима. Вместе. Они у вас вышли настолько разные, что просто нестерпимо хочется увидеть, как это могло бы быть. Именно потому, что на первый взгляд это кажется невозможным.

2011-01-10 в 09:32 

Пестрая лента
Cherchez l'homme
Автор, дорогой, Вы гениальны.
Джим прекрасен, Джон вхарактерен, Майкрофт непривычен...
но почему же "конец"?!
Тут же не просто раненый Шерлок, тут Джим, бегущий за Майрофтом, тут линия Шерлок/Джон не раскрытая полностью...

*преклоняет колени*
не оставляйте нас сиротками, продолжите, пожалуйста!

2011-01-10 в 10:44 

Leda Rius
"Любви моей не опошляй своим согласьем рабским, сволочь!"
Произведение восхитительно. В целом. Хотя обрывать на таком месте...
За Мориарти спасибо - очень получился верибельным. И его отношения с Шерлоком...
А вот за что вы Майкрофта так? Зачем было делать из него настолько плоский, картонный персонаж? :susp:

2011-01-10 в 11:49 

Science. It works, bitches.
Это шикарно. И плевать на то, что это слеш, это прекрасно, великолепно, рукоплещу стоя!!:hlop::hlop::hlop:
Огромное спасибо, автор.

2011-01-10 в 11:50 

Frick on a stick // волшебный изюм, декадент и хулиган
автор, это такой восторг *_* Какой у Вас Джим - неподражаемый *_* он прямо представляется...
Майкрофт разочаровал ужасно и это опять же доказательство вашего мастрества, я поверила в него такого и именно поэтому разочаровалась.
И шерлок у вас такой... прямо слов нет, простите за косноязычие - у меня одни эмоции - я так ждала продолжения... и какой конец, божэюожэ :weep3:

2011-01-10 в 12:34 

Red_TABUretka
человек в железной каске
vedmo4kaO.o, арт вчера превратил меня в някающее нечто, когда я увидела :heart:

katerina_A, Джим - любопытный персонаж в сериале, жаль что его мало. Захотелось вот... поковыряться :shuffle2:

Асмея, Шерлок такой противоречивый весь, и с тем, и с этим))) Ничего страшного, я понимаю :kiss:

syslim, спасибо огромное :love: на данный момент, им бы разобраться, кто вообще в живых останется. А остальное - как-нибудь определятся))

Пестрая лента спасибо! :sunny::sunny:
мир-то они спасли, как порядочные герои, остальное - детали. Я в героев верю, разберутся))

Leda Rius, благодарю :goodgirl::goodgirl: а что до Майкрофта - таким увиделся в этом фике. Представился идеальным классическим злодеем, у него для этого есть все предпосылки, я считаю))

Ринсвинд., и вам спасибо, за то что прочитали "несмотря на", тем более здорово, что понравилось, я очень рада! =))))

Izumrudishe :dance2: спасибо за такой эмоциональный отзыв, очень приятно)))

2011-01-10 в 12:58 

Мисс Джонс
boss ass witch
Спасибо большое за проделанную работу, но временно я пока воздержусь наверное от чтения.

2011-01-10 в 13:20 

Red_TABUretka
человек в железной каске
дорогая сестра Олли конечно, это ваше право, ваша заявка))) Еще раз огромное спасибо за нее :five:

2011-01-10 в 13:31 

Frick on a stick // волшебный изюм, декадент и хулиган
syslimхочу Джона и Джима. Вместе. Они у вас вышли настолько разные, что просто нестерпимо хочется увидеть, как это могло бы быть. Именно потому, что на первый взгляд это кажется невозможным.
Вы мои мысли прямо читаете

Red_TABUretka не удержусь и перечитаю все вместе, как Вы пишете все-таки хорошо =3

2011-01-10 в 14:05 

Red_TABUretka
человек в железной каске
Izumrudishe ура-ура!))))))) :crzgirls: :kiss:

2011-01-10 в 14:35 

KaterinaAvg
Ваше кредо? - Всегда! (с)
Red_TABUretka да-да! ковыряйтесь ещё, ваш Джим мой любимый образ этого героя на сегодняшний день по фандому. когда читала, думала: "наконец кто-то сделал всё как надо!"

2011-01-10 в 14:50 

гениально.
действительно, будто еще одну серию просмотрела.
и Шерлок/Джим, и Шерлок/Джон, и такой вот Майкрофт, и конец - вообще все-все очень красиво и атмосферно-завораживающе.
спасибо вам, автор!

2011-01-10 в 15:09 

скорпена
Русский язык на грани нервного срыва.
Великолепно !!! (впрочем, как всегда...):red::red::red:

2011-01-10 в 15:19 

Red_TABUretka
человек в железной каске
katerina_A, я так с ним сроднилась, пока писала))) и просто в восторге от того, что видение персонажа совпадает с еще чьим-то видением :crzdrink: :ura:

le scaphandre, вам спасибо, что читали, и за хорошие слова! :dance:

скорпена, еее, спасибо))))))))) :squeeze::squeeze:

2011-01-10 в 17:20 

Sectumsempra.
Моя профессия с утра до полвторого Считать что я – твоя Священная корова. (С)
Срочно сиквел))) не дожидаясь перитонита у читателей))

2011-01-10 в 17:47 

Ваше кредо? - Всегда! (с)
Red_TABUretka а я -то в каком восторге! :dance3:

2011-01-10 в 22:49 

Red_TABUretka
человек в железной каске
Sectumsempra., срочно и сиквел - это те вещи, которые сейчас ну никак не получатся :small:

katerina_A :vict:

2011-01-10 в 23:08 

Sectumsempra.
Моя профессия с утра до полвторого Считать что я – твоя Священная корова. (С)
Red_TABUretka Это издевательство над читателями) моя негодует))))
Хотя бы послесловие)

2011-01-11 в 00:32 

Red_TABUretka
человек в железной каске
Sectumsempra., это открытый финал, так получилось, так придумалось :bottle: :)

2011-01-11 в 00:34 

Моя профессия с утра до полвторого Считать что я – твоя Священная корова. (С)
Red_TABUretka Шерлок-то хоть живой там остался?

2011-01-11 в 00:37 

Red_TABUretka
человек в железной каске
Sectumsempra., ну а как хотите?) Там вон выше предложения были посмотреть на джона и мориарти в паре, тогда Шерлок мог умереть. Или можно продолжать выяснение отношений в треугольнике, тогда он должен выжить. Я честное слово, безо всякого кокетства, не знаю.

2011-01-11 в 00:52 

littledoctor
Нельзя из букв "о", "ж", "п", "а" составить слово вечность (с)
Там вон выше предложения были посмотреть на джона и мориарти в паре, тогда Шерлок мог умереть.
интересно, как долго бы прожил в таком случае после смерти Шерлока Джон:)

2011-01-11 в 01:10 

Sectumsempra.
Моя профессия с утра до полвторого Считать что я – твоя Священная корова. (С)
Red_TABUretka :horror2:
Как это автор может не знать?))))

2011-01-11 в 01:17 

Red_TABUretka
человек в железной каске
littledoctor, ыы)) я не задумывалась над этим))

Sectumsempra., вот как-то так получилось ;-)

2011-01-11 в 04:10 

Мастер Гамбс
Внимательно смотрите, на что подсаживаетесь!
Red_TABUretka
Какой стиль!!!
Непередоваемо! А вот это вообще ПОРАЗИЛО. Почувствуйте мелодику ...
Обрывки чужой уверенности падали к его ногам, и никакие лепестки роз не смогли бы заменить их мягкий неслышный шорох, сладость неверных умозаключений, немного даже приторную от насыщенности эмоций, от того, что эти черты не могли ничего скрыть

По поводу различных вариантов продолжения, сиквелов и вбоквелов... Можно я скажу Вашими же словами?
Без убийств, знаете ли, скучно. Не люблю это состояние.

2011-01-11 в 11:01 

Red_TABUretka
человек в железной каске
Мастер Гамбс :crzgirls: большое спасибо за комментарий! :red:

2011-01-12 в 01:16 

Oro Vande
Когда никого не останется, тебя сделают королевой
Впервые захотела чтобы было Шерлок/Джим - "долго и счастливо". Или на крайний случай, пусть останутся втроем и тоже "долго и счастливо".
Буду перечитывать вдумчиво.

Спасибо вам за фик!

2011-01-12 в 04:34 

Eia
Счастье - это когда у тебя все дома (с)
Red_TABUretka
я аплодирую стоя. и молча

завтра (сегодня) меня, конечно, затопит, и я скажу, как это было невыносимо классно: спотыкаться о каждую фразу - от шороха, с которым в чужих головах рассыпаются гипотезы, до горького удовлетворения, когда демонстрация небезразличия причиняет другому боль
это как поэзия - всё ювелирно
может, даже скажу, что Джоново равнодушие с самого начала притянуто за уши, и что Шерлок не тот, и что Майкрофт не тот. Но не Джим. За Джима - просто овации
и какая разница
и вообще все это - потом. пока в голове одна мысль - нет, он все-таки выстрелил!

ощущение восторга хочется поместить в криогенную камеру, чтобы не улетучилось, осталось на тысячу лет
браво!

2011-01-12 в 11:29 

Red_TABUretka
человек в железной каске
Oro Vande, спасибо вам, за комментарий, за то что читали! :song:

Eia ааааа! :heart: я просто даже не знаю, что сказать, растерялась. Спасибо, такие слова вдохновляют, и вообще, сижу, улыбаюсь, и вот действительно не знаю, что сказать. :squeeze::squeeze:

2011-01-12 в 17:32 

Eia
Счастье - это когда у тебя все дома (с)
Red_TABUretka о, а разве это ты должна говорить? это мы должны. просто невероятная история, слов нет. так здорово!!!
честно, мне пришлось в ходе чтения не меньше тридцати раз прерываться, почему и дочитала только к половине пятого. и каждый раз, возвращаясь, снова впадала в текст с первых слов: так все выверено, фразы чеканные, мысли бриллиантовые - чистейшее эстетическое наслаждение
и как ясно продуман сюжет! я даже не про кокаин с ацетилсалицилкой и не про два в пятой - скорее, про Тоскану и то, что в волосы Джима даже не зароешься пальцами, а в финальной сцене все-таки берет на себя руководство Джон. И Мориарти, отозвавшись за неважностью всего на свете на идиота, принимает именно его решение.
в общем, в глазах плыло весь день.
и да - я все-таки думаю, что джоново равнодушие к Шерлоку во многом притянуто за уши. как и шерлоково - к Мориарти. но это не имеет значения. пока я в тексте, верю тебе безоговорочно, а думать начинаю, только оторвавшись надолго.

2011-01-12 в 18:50 

KaterinaAvg
Ваше кредо? - Всегда! (с)
Eia, но это не имеет значения. пока я в тексте, верю тебе безоговорочно, а думать начинаю, только оторвавшись надолго. вот-вот, опять Вы мои чувства мастерски формулируете!

2011-01-12 в 20:28 

Глинис
То, что выпадает из левой руки, перекладывают в правую.
Потрясающее литературное произведение.
Глупый вопрос: в Шерлока случайно попал Джон?
Если Джон, почему не было никаких признаков ранения, пока Майкрофт держал Шерлока?
Или, все-таки, это старший братик решил примерить роль Каина?

2011-01-12 в 20:49 

Red_TABUretka
человек в железной каске
Eia :heart::heart:

читать дальше


katerina_A :dance2:

Глинис огромное спасибо! :goodgirl::goodgirl: :sunny:
Или, все-таки, это старший братик решил примерить роль Каина :yes: все так)))

2011-01-13 в 08:33 

Eia
Счастье - это когда у тебя все дома (с)
читать дальше

2011-01-13 в 14:10 

Не плачь, потому что это закончилось. Улыбнись, потому что это было.©
Это чистый и незамутненный восторг. Аплодирую стоя. :hlop::hlop::hlop:
Red_TABUretka, спасибо огромное! :red:

я такой альтруист, это нечто, постоянно помогаю людям.Когда я был молодым и глупым… Хотя что же это я, вру с первой фразы, глупым я никогда не был.
Какой у Вас Мориарти! Обычно не очень люблю этого персонажа, но Ваш Мориарти - это просто "Ах!" :buh:

2011-01-13 в 19:31 

Red_TABUretka
человек в железной каске
Eia читать дальше

Just_Speranza, мне очень, очень приятно, спасибо! :shuffle2: :five:

2011-01-13 в 22:59 

Ваше кредо? - Всегда! (с)
Red_TABUretka а я двусмысленностей не заметила, оказывается вон сколько еще можно извлечь... *лезет в стол за лупой*

2011-01-20 в 15:01 

Red_TABUretka Я прочитала!!!
Я наконец-то прочитала от начала и до конца, и это было очень здорово! Детективы и теории заговора рулят ))
Джим прекрасен. Наверное, лучший Джим в фандоме ))) Не представляю, как они с Джоном теперь Шерлока будут делить :lol:
Сиквел, конечно, тут просто необходим, потому что негуманно обрывать рассказ на таком месте.
Впрочем, я не сомневаюсь, конечно, что Шерлок выживет, и не сомневаюсь, что Джим побежал именно за скорой. Все ж таки спасти Шерлока для него важнее, чем догнать Майкрофта.
Майкрофт, конечно, удивил. Я вообще-то не люблю, когда из него злодея делают, но в этот сюжет злодейский Майкрофт хорошо вписался )))
неприличное предположение по поводу дальнейшего пейринга

О да! И секс потрясающий. Джим - top from the bottom - это очень даже вхарактерно, мне кажется ))))

– Хей, я гляжу, ты уже решил поиграть в жертву? Не выйдет, крошка, не выйдет.
Эта фраза просто убила наповал :vict:

Очень-очень понравилось.
И мне жутко нравится, как ты пишешь пов Шерлока :inlove:

2011-01-20 в 18:46 

Eia
Счастье - это когда у тебя все дома (с)
Мильва, демонстрацию с требованием проды? ;)

2011-01-20 в 19:29 

Мильва [DELETED user]
Eia Даффай! ))))
:pozit: :pozit: :pozit: :pozit: :pozit: :pozit:
:pozit: :pozit: :pozit: :pozit: :pozit: :pozit:
:pozit: :pozit: :pozit: :pozit: :pozit: :pozit:

2011-01-20 в 20:06 

Ваше кредо? - Всегда! (с)
Мильва, Eia я с вами! :pozit:

2011-01-20 в 20:29 

Red_TABUretka
человек в железной каске
Мильва ыыыы! :squeeze::squeeze::squeeze: ну и огромное спасибо еще раз!

Eia
katerina_A :rolleyes:

люди аааааааааа! :lol: :lol: :lol: я жутко необязательная и неорганизованная, стараюсь не обещать и вообще.

2011-01-20 в 22:21 

Ваше кредо? - Всегда! (с)
Red_TABUretka а ты не обещай, ты пиши ;-)

2011-01-20 в 22:54 

syslim
Чистый флафф, сплошное добро!
Если нужна массовка с транспарантом "Даешь проду!", то я к вашим услугам.

2011-01-21 в 23:52 

Love will find a way
:weep3:
Если нужна массовка с транспарантом "Даешь проду!", то я к вашим услугам. присоединяюсь.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Sherlock Holmes Big Party

главная