Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:48 

На заявку №5. Фик "Предисловие к сборнику"

Джиалгри
Дурь генерирую изнутри
Название: Предисловие к сборнику

Автор: Джиалгри
Написано на заявку №5 Фик с диким пейрингом Ирэн/Уотсон (неважно, по классическим ли или современным произведениям))
Канон: рассказы АКД
Дисклаймер: всё чужое, не моё
Жанр: romance, ну чуть-чуть adventure
Пейринг: Ирен/Уотсон, вестимо
Рейтинг: G
Размер: мини
Аннотация: В печать выходит очередной сборник приключенческих повестей, принадлежащих перу доктора Уотсона. Однако у него есть одно существенное отличие от предыдущих…

Готовя к печати эту рукопись, я долгое время не мог решить, каким образом объяснить читателю, что за истории представлены его вниманию, и почему до сих пор я откладывал их публикацию. Затем я подумал, что лучше всего будет описать один эпизод, произошедший в далёком 1878 году. В это время Шерлок Холмс был занят делом чрезвычайно деликатного свойства, затрагивавшем честь королевских особ. Впрочем, я весьма полно изложил основные факты в рассказе, озаглавленном «Скандал в Богемии». Здесь же мне хотелось бы остановиться прежде всего на подробностях разговора, который состоялся между мной и моим другом, когда он вернулся в облике подвыпившего грума.

Пробило четыре, когда Шерлок Холмс захлопнул за собой дверь дома на Бейкер-стрит и громко расхохотался.

- Чёрт возьми, Уотсон, я от вас такого не ожидал! – воскликнул он.

Я в это время находился в гостиной и коротал время в ожидании новостей, расположившись с газетой и чашкой чая у камина. Заинтригованный звуковым спектаклем в прихожей, я направился навстречу соседу. Обнаружив, в каком виде он работал нынче утром, я похолодел.

- Похоже, доктор, вы удивлены не меньше меня, - с лукавой улыбкой заметил Холмс, постепенно избавляясь от своего маскарада. – Что ж, можете себе представить моё ошеломление, когда я увидел вас в церкви рядом с прекрасной мисс Адлер! Впрочем, теперь правильнее будет сказать миссис Уотсон, не правда ли?

Пришла моя пора расхохотаться.

- Браво, Холмс, от вас ничего не скроешь!

- Напротив, друг мой, напротив, вы успешно скрывали от меня свои намерения. Но пришла пора поговорить начистоту. Как же вам удалось стать соперником короля Богемии?

- Должен признаться, - сказал я, - сперва я подумал, что имею честь быть вашим соперником.

- Моим? – Холмса, казалось, весьма позабавило это предположение. – Помилуйте, Уотсон, если я и восхищаюсь мисс Адлер, то исключительно как достойным противником. Впрочем, возможно, операцией «Охота на монарха» руководили вы?

- Что вы, Холмс, я понятия не имел о таком скандальном эпизоде из прошлого моей невесты. Да, признаться, и не особо расспрашивал её. Прошлое красивой женщины должно оставаться тайной, в том числе для её мужа.

- Не знаю даже как это расценить, доктор. Или вы непроходимый романтик, или прожжёный прагматик, - заметил Холмс, облачаясь в халат и усаживаясь напротив меня. – Однако почему вам вздумалось ревновать мисс Адлер ко мне?

- Никак не ожидал увидеть её в вашей картотеке. К тому же, вам было известно, что она переехала в Лондон…

- Какие пустяки! У меня хорошая агентура.

- Да, и тем не менее…

- Друг мой, не всякий, подобно вам, видит в каждой женщине объект романтического интереса. Кстати, не просветите меня, как же мои агенты упустили ваше присутствие в жизни мисс Адлер?

- Мы не афишировали наши отношения. Собственно говоря, до недавнего времени я не смел надеяться на большее, нежели приятельство с её стороны.

Я умолк, внезапно осознав неуместность своей откровенности перед человеком, для которого все вокруг были в лучшем случае потенциальными объектами криминалистического исследования. Однако Холмс, похоже, был настроен благодушно.

- Продолжайте, доктор, мне любопытно услышать вашу историю. Сегодняшний день послужил мне уроком: никогда нельзя упускать из виду любовную линию! Где вы познакомились?

- На музыкальном вечере в одном доме. Мисс Адлер пела, я проигрывал на бильярде и был в прескверном настроении. В какой-то момент все разошлись, я один остался у стола и, погасив лампы, размышлял о превратностях судьбы. Вскоре в бильярдную вошла мисс Адлер и заперла за собой дверь. Скажу вам прямо, Холмс, в этот момент я почувствовал себя героем дешёвого романа, а потому решил избежать характерной для таких персонажей ошибки и не стал прятаться за портьерой, а напротив, сразу же обнаружил своё присутствие. Мисс Адлер сперва немного растерялась, но затем рассмеялась… О, Холмс, если бы вы только слышали её смех! Он подобен нежнейшему звону хрустальных колокольчиков…

- Не хочу вас расстраивать, Уотсон, но я имел счастье слышать, как мисс Адлер смеётся, я провёл минувший вечер и нынешнее утро под её окнами.

Это прозаическое замечание несколько охладило меня, и свой рассказ я продолжил в менее возвышенном тоне.

- Мисс Адлер сказала, что хотела бы сыграть на бильярде, но дамам это не пристало, и она ждала возможности остаться в одиночестве. Я сразу же выразил готовность оставить её одну, но мисс Адлер высказала уверенность, что я сохраню её маленькую тайну и предложила мне партию.

- Вы играли на деньги?

- Символически, на пару шиллингов. А затем она узнала, что я пропустил её выступление, и сказала, что мне непременно нужно послушать её в следующую пятницу на благотворительном концерте. Я был на мели, и не хотел тратиться на билеты, она настаивала. В конце концов мы сделали ставки: если выигрывает она, я иду на концерт, если я – она обещает мне свидание.

- А вы не промах, доктор!

- Признаюсь, мой рассудок несколько помутился под воздействием паров алкоголя. Разумеется, мисс Адлер блестяще проиграла мне, и не успел я опомниться, как онауже давала мне указания, что сказать кучеру, который повезёт меня на встречу с ней. С этого дня мы с ней виделись время от времени, встречались главным образом тайно, и в этом была главная прелесть наших свиданий. К сожалению, настал момент, когда, как мне казалось, нашей истории суждено было закончиться. Я обнаружил, что порядком поиздержался. Ещё немного, и меня выгнали бы из гостиницы.

- Тогда вы встретили Стэмфорда?

- Именно так, и он познакомил меня с вами. Вопрос с квартирой счастливо разрешился, но я был вынужден полностью поменять свой образ жизни. С тяжёлым сердцем я сообщил Ирен об этих переменах. Каково же было моё удивление, когда она поддержала меня в намерении остепениться.

- Так значит, ваш роман с мисс Адлер продолжился?

- Не думаю, что это можно назвать романом. Долгое время она жила за границей, мы обменивались письмами. Оба избегали говорить о своей жизни, всё больше философствовали, вели беседы о литературе и политике. Читая эти письма, я совершенно забывал, что мой собеседник – очаровательная женщина, и спорил с ней, как с каким-нибудь старым приятелем или по крайней мере двоюродной сестрой.

- Двоюродные – опасное дело, - заметил Холмс, вытягивая к огню свои длинные ноги и поудобнее устраиваясь в кресле.

- Несомненно… Но это не главное. Когда Ирен вернулась на континент, я испугался. Я не знал, как мне теперь вести себя с ней. Но случилось так, что в тот вечер, когда мы встретились, мне пришлось взяться за оружие, защищая её. Подробности я опущу, с вашего позволения. Скажу только, что и сама она не спасовала перед опасностью. После такого боевого крещения я стал для неё другом и защитником, готовым прийти на помощь, не задавая лишних вопросов.

- Это одно из ценнейший ваших качеств, мой дорогой Уотсон, - кивнул Холмс.

- Вероятно, его затмевает только дар молчания, - смутившись, ответил я. – Впрочем, мой рассказ подходит к концу. Иногда от мисс Адлер по нескольку месяцев не было вестей, но не меньше раза в год она давала о себе знать. Изредка мы виделись, и каких только ухищрений не выдумывала Ирен, чтобы обмануть вашу бдительность!

Холмс улыбнулся.

- Что ж, готов расценить это как комплимент. Так значит, всё то время, что вы живёте на Бейкер-стрит, вашим сердцем прочно владела мисс Адлер? Браво, Уотсон, я вас недооценивал, вы в самом деле настоящий романтик. Скажу вам честно, я полагал, что всё это были разные женщины. А теперь позвольте мне самому закончить вашу историю.

- Прошу! - я откинулся на спинку кресла и сделал приглашающий широкий жест. – Вроятно, дальше всё очевидно?

Холмс с укоризной взглянул на меня.

- Вам стоило бы приберечь реплику про очевидность к концу моей речи. Итак, с тех пор, как мисс Адлер постоянно живёт в Лондоне, вы стали встречаться чаще, и ваше слегка наскучившее приятельство вновь обернулось романом. Вы даже подумывали сделать мисс Адлер предложение, хотя и не могли решиться долгое время. Именно эти соображения заставили вас наконец подыскать практику, хотя, несомненно, вам не удалось сравняться в доходах со своей возлюбленной. Вероятно, к решительному шагу вас подтолкнул наш клиент. Как настоящий рыцарь, вы готовы были броситься на помощь даме, но чтобы иметь полное право защищать её, надёжнее всего было назвать эту даму своей женой.

- Вы совершенно правы, Холмс, как всегда.

- Что мне чрезвычайно хотелось бы знать, дорогой Уотсон, так это почему мисс Адлер согласилась на такую поспешную женитьбу.

- Вероятно, по той же причине.

- Друг мой, вы же не будете, в самом деле, стреляться на дуэли с королём Богемии?

Мне оставалось только признать правоту Холмса.

- Возможно, - сказал он, - мисс Адлер давно ожидала вашего признания, и решила воспользоваться случаем, который позволил вам перешагнуть социальные условности.

- Холмс, я очень тревожусь за неё… и мы даже не можем обсудить сложившееся положение.

- В таком случае, с мисс Адлер – простите, миссис Уотсон – придётся поговорить мне, - решительно заявил Холмс.

- Как? Вы просто придёте к ней…

- Нет, эту возможность мы уже упустили. Уверен, Ирен раскусила меня там, у церкви, и поняла, что я работаю на его величество. Так что официальный визит придётся отложить. Есть у меня одна идея, как можно попасть в Брайони-лодж, не вызывая ненужных подозрений.

- И вызывая нужные? – усмехнуля я.

- Именно, друг мой, именно, - удовлетворённо ответил Холмс, закрывая глаза и соединяя кончики пальцев перед собой. – Слушайте, что вы должны будете делать...

Тем вечером мы разыграли мизансцену с нападением на тёмной улице и пожаром. Холмсу удалось убедить Ирен заключить перемирие с королём Богемии. Для меня так и осталось тайной содержание их разговора. Из туманных намёков моего друга у меня сложилось впечатление, что истинным мотивом Ирен было напугать короля и заставить его приложить все усилия к сохранению тайны их романа.

На заре следующего дня она собрала вещи и перебралась на Бейкер-стрит, а мы в свою очередь отправились вместе с нашим клиентом в Брайони-лодж, где нашли письмо, в котором Ирен в довольно опасных выражениях рассказала о своём бегстве. Однако его величество был так счастлив благополучному разрешению конфликта, что не обратил внимания на двусмысленности.

С тех пор я стал вести обычную жизнь не слишком преуспевающего врача. Ирен же вовсе не собиралась изменять своим привычкам. Вероятно, такой расклад был наилучшим, кто знает, как бы мы уживались, проводя каждый вечер под одной крышей. К тому же постоянные отъезды Ирен давали мне возможность как прежде принимать участие в расследованиях моего друга Холмса.

После завершения одного из дел я в очередной раз посетовал жене, что в газетах говорят только о доблестной полиции, а заслуги моего друга остаются в тени. Ирен в ответ попеняла мне, что я уже собирался восстановить справедливость, но забросил эту идею.

Должен сказать, я расценивал свои литературные опыты как юношескую блажь, которую после женитьбы мне следовало забыть. Но в самом деле, если авантюрный дух постоянно толкает меня на приключения, почему бы не развлечься ещё раз, рассказав о них?

Я снова взялся за перо, решив описать захватывающую историю об убийстве майора Шолта. Когда я обратился к Холмсу, чтобы уточнить какие-то детали, он удивился, почему я выбрал такой давний случай, когда за минувший год ему выпало множество любопытных загадок. Мне пришлось признаться, что я не хочу упоминать о своей жене. Холмс счёл это капризом, и я обратился со своими терзаниями к самой Ирен. Она рассмеялась, и сразу же предложила решение:

- Джон, тебе нужно просто написать, что ты женат на ком-нибудь другом. Опиши какую-нибудь тихую мышку со множеством болезненных родственников во всех уголках страны.

Видя мои сомнения, Ирен тут же, при мне набросала словесный портрет этой героини, мастерски сымитировав мой стиль. Ирен сразу же предложила вставить его в рукопись, и впоследствие большая часть её набросков действительно вошла в повесть, получившую название «Знак четырёх», но в первый момент я был настроен против того, чтобы брать на роль моей невесты мисс Морстон.

- Позволь, дорогая, я ни за что бы не женился на этой сухой старой деве.

- Джон, ты решительно ничего не смыслишь в книгоиздательстве! Обездоленная героиня просто не можеть быть великовозрастным синим чулком. Прелестный юный цветок – вот что тебе нужно.

Нечего и говорить, что я доверился её вкусу. Впрочем, я не смог сдержать иронии и наполнил свою повесть мелодраматичностью до самых краёв, так что даже Холмс посмеивался, читая её.

Когда мы втроём отмечали мой гонорар и обсуждали, какие из дел взять за основу будущих произведений, Холмс неожиданно предложил мне рассказать историю короля Богемии.

- Но я же не могу писать об Ирен, - напомнил я.

- Ты не можешь писать обо мне, как о своей жене, - уточнила она. – Но никто не мешает тебе рассказать о самом деле.

- Разрешаю вам даже намекнуть, что это я был влюблён в прекрасную мисс Адлер, - добавил Холмс, почтительно склоняясь к руке моей супруги.

- Для меня это честь, - ответила она с придыханием.

- В таком случае, это будет несчастная любовь! – возмущённо заявил я. – А ты, моя дорогая, выйдешь замуж за какого-нибудь черноусого юриста со скучной фамилией, скажем, Нортон.

Словом, мы все здорово повеселились в тот вечер, но наутро я решил, что идея не так уж плоха, и к вечеру «Скандал в Богемии» был готов. За ним последовали и другие рассказы, неизменно теперь начинавшиеся с абсурдного мотива временного отсутствия моей жены.

- Никакая английская леди не путешествует так часто, - заметил я со вздохом, заканчивая очередную рукопись.

- Ну убей её тогда, это английская леди может себе позволить, – легкомысленно предложила Ирен.

- Боюсь, это лучший вариант, - сокрушённо согласился я. – Надеюсь, ты не суеверна, дорогая?

- Ничуть, наоборот – это хорошая примета.

- Жаль, что я не могу рассказать о наших с тобой приключениях и о тех делах Холмса, в которых мы участвовали вместе.

- Ничего, - улыбнулась Ирен, - когда-нибудь я отойду от дел, и мы напишем обо всём этом целую книгу.

Собственно, именно это произведение вы и держите сейчас в руках.



Содержание:

  • Отломанный каблук
  • Переправа через Дунай
  • Золото фараонов
  • Необыкновенные перемещения
  • Ключ от чёрного хода
  • Загадка вересковой пустоши
  • Отравленные шипы
  • Змея в саду
  • Происшествие в сочельник
  • Встречи на рыночной площади
  • Водопад
  • Сокровище конфедератов
  • Тайна разорванного доллара
  • Булавочная головка

@темы: АКД, авторский фик

Комментарии
2011-01-10 в 22:10 

syslim
Чистый флафф, сплошное добро!
Как мило вышло.

2011-01-10 в 22:13 

Джиалгри
Дурь генерирую изнутри
syslim
спасибо)

2011-01-11 в 01:20 

Sectumsempra.
Моя профессия с утра до полвторого Считать что я – твоя Священная корова. (С)
Жалко, что такой сборник не вышел)))))

2011-01-11 в 11:34 

Джиалгри
Дурь генерирую изнутри
Sectumsempra.
Мне тоже жалко)
но может, кто-нибудь ещё отыщет и "переведёт" ;-)

2011-01-15 в 17:13 

Джиалгри Замечательно! :hlop:
Уотсон крут! :vict:
Зато понятно, почему жена Уотсона то в разъездах, то вообще померла, а потом снова воскресла :lol:
И мне бы очень хотелось почитать такой сборник ))))

2011-01-16 в 13:27 

Джиалгри
Дурь генерирую изнутри
Мильва
спасибо :shy: )))

Зато понятно, почему жена Уотсона то в разъездах, то вообще померла, а потом снова воскресла
Ну, не зря же он так путается в показаниях :eyebrow:

2011-01-17 в 19:22 

Найти работу и наладить свою жизнь ты всегда успеешь, а паб закрывается через пять часов. © Black Books | „Du bist verrückt mein Kind, du mußt nach Berlin“ © Franz von Suppé
- Ты не можешь писать обо мне, как о своей жене, - уточнила она. – Но никто не мешает тебе рассказать о самом деле.

- Разрешаю вам даже намекнуть, что это я был влюблён в прекрасную мисс Адлер, - добавил Холмс, почтительно склоняясь к руке моей супруги.
За ним последовали и другие рассказы, неизменно теперь начинавшиеся с абсурдного мотива временного отсутствия моей жены
это чудесно!
и абсолютно логично)))
спасибо!

2011-01-17 в 21:28 

Джиалгри
Дурь генерирую изнутри
Витача_Милут
:pink: спасибо))) меня саму очень радует такое объяснение ;-)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Sherlock Holmes Big Party

главная