Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
12:21 

Наше первое Рождество

КОМКОН
Контакт есть!
Увидела рождественскую заявку и не удержалась:) Правда, тут не совсем Бейкер-стрит, но все же...:)

На заявку №32. "Хочу цикл рождественских мини-фиков по классическому Холмсу. «Рождество на Бейкер-стрит». Разные годы, разные истории. Какая-то может быть обычная бытовая зарисовка, другая, возможно, немного детективная... Что-то - забавное, что-то трагическое. Веселое и грустное. Реальное повседневное и, может, немного мистическое (Рождество все же, когда еще чудесам случаться!). В общем - пусть будут разные истории".
Название: Наше первое Рождество
Автор: КОМКОН
Пэйринг: Холмс/Ватсон (как и в предыдущем моем фике - классика с некоторым налетом ШХ2009), POV Ватсона
Рейтинг: снова нету, так, намеки

Наше первое Рождество


В мою первую зиму на Бейкер-стрит ударили непривычные для Лондона холода, разукрасившие наши окна причудливыми узорами инея, словно вышедшими из-под кисти искуснейшего художника. В то морозное утро, о котором пойдет речь, я с приятным удивлением обнаружил среди почты адресованное мне письмо от старого армейского товарища. Не успел я пробежать его глазами и начать обдумывать ответ, как мои мысли прервал голос Холмса, который, как казалось мне до этого, был полностью поглощен изучением утренней «Таймс».
- Вас позвал в гости старый приятель, но вы раздумываете, стоит ли ехать к нему, поскольку боитесь оставить меня надолго и пропустить что-то интересное?
- Но Холмс! – только и воскликнул я. В те дни я еще не свыкся так с методом моего друга, поэтому каждая его потрясающая своей точностью догадка вызывала у меня удивление и восхищение. Впрочем, мне кажется, Холмсу такая реакция доставляла удовольствие.
- В самом деле, доктор, это даже нельзя назвать дедукцией – настолько все элементарно, - начал он пояснение, - вы получили письмо. По вашему радостному удивлению – я всегда говорил, на лице у вас все написано – я заключаю, что вы неожиданно получили весточку от человека, о котором вам приятно вспомнить. Вы рассказывали мне, что родных, с кем вы поддерживали бы отношения, у вас не осталось, стало быть – друг. Тем более что почерк на конверте мужской. Вероятней всего – сослуживец или же кто-то, с кем вы учились в медицинском колледже. Если бы у меня была возможность посмотреть письмо, я бы мог сказать точно… А по тому, что вы украдкой бросили взгляд на меня, я полагаю, что вы, подумывая об отъезде, размышляете, не пропустите ли какого-нибудь интересного дела…
- Почти все в точку, как всегда…
- Почти? – Холмс удивленно приподнял брови.
- Пишет мой старый армейский приятель – это верно, и он действительно приглашает меня к себе в гости. У него небольшое имение в Дербишире. Но мой взгляд на вас был связан с другим… собственно я хотел вас спросить – а вы что планируете на Рождество?
- О! – сказал Холмс, как будто внезапно что-то вспомнил, - Рождество. Так вот о чем говорил Майкрофт… А когда оно?
Признаться, я был озадачен.
- Ну как когда… как всегда – сочельник 24 декабря, Рождество – 25-го… это через две недели…
- Правда? – рассеянно спросил Холмс, будто впервые слышал об этом.
- Только не говорите мне, что вы не знаете…
- Да знаю, знаю… просто забыл. Каждое Рождество мы с братом проводим вместе – в нашем старом поместье… вообще-то по наследству оно перешло к брату, но он там бывает практически так же редко, как и я…
- То есть, вы встречаете Рождество с братом?
- Да. Но раз уж об этом зашла речь… я подумал, может, вы тоже захотите к нам присоединиться?
- Вообще-то… - начал я, но Холмс жестом руки снова остановил меня.
- Ваш друг – который прислал это письмо – пригласил вас провести Рождество с его семьей. Что ж… я понимаю. Думаю, это приятней, чем компания двух закоренелых холостяков…
- Вообще-то, - продолжил я, - я был бы счастлив принять ваше приглашение. Более того, я очень польщен и тронут им… и…
- Ладно-ладно, доктор, вы явно преувеличиваете… - Холмс как будто слегка смутился, тем не менее – решение было принято и я, без особенных сожалений (чего, разумеется, нельзя было сказать по моему письму), сообщил моему приятелю, что, увы, у меня уже есть планы на Рождество. Положа руку на сердце, я вовсе не преувеличивал – быть приглашенным в семейное гнездо Холмсов казалось мне огромной честью и одновременно признанием какого-то особого места, которое я успел занять в жизни Холмса. Я знал, насколько он скрытен в том, что касается его частной жизни, поэтому быть допущенным так близко – о большем комплименте я и мечтать не мог.

Поместье Холмсов располагалось в Западном Сассексе, близ Чичестера. Мы прибыли туда поздним вечером двадцать третьего декабря, в кромешной тьме, разбавлял которую лишь тусклый свет одного из окон: нас ожидали. Этот жалкий источник света заставлял искриться иней на траве и позволял разглядеть смутный силуэт георгианского особняка, окруженный деревьями. Где-то неподалеку, показалось мне, я услышал тихий плеск воды. Пожилой дворецкий вместе с экономкой – миловидной круглолицей женщиной, приходившейся ему супругой, встречали нас у дверей. Холмс рассказал мне по дороге, что именно они являлись, по сути, постоянными жильцами особняка, поскольку братья Холмс были слишком заняты в Лондоне, чтобы часто посещать родовое гнездо. Слуги сдержанно, как полагалось хорошей английской прислуге старой закалки, поприветствовали «мастера Шерлока» и меня, и сообщили, что мистер Холмс уже прибыл и отправился отдыхать. Поскольку время было позднее, нам ничего не оставалось, как последовать его примеру. Меня проводили в спальню для гостей, где я с удовольствием обнаружил согретую грелками постель, однако, улегшись, я еще долго проворочался, взволнованный новой для меня атмосферой этого старого дома, в котором мой удивительный друг родился и провел свое детство. Мое воображение пыталось дорисовать общую картину, опираясь на увиденные мной в ночном полумраке детали, и, когда я, наконец, задремал, мне снился худенький мальчик с черными пытливыми глазами, который что-то искал среди яблонь в старом саду.

По сравнению с Бейкер-стрит, где уже рано утром меня будил уличный шум, поместье казалось погруженным почти в абсолютную тишину, поэтому на следующее утро я проснулся поздно. Когда я, наконец, поспешно приведя себя в порядок, спустился к завтраку, братья Холмс уже сидели у камина, изучая утренние газеты.
- Долго не удавалось заснуть, доктор? – спросил Майкрофт Холмс после утренних приветствий.
- Да, если не заснешь, пока грелка еще теплая, то потом уже тяжело… - ответил его младший брат, не дав мне открыть рот.
- Тем более, когда подушка слишком низкая, а старое ранение все еще беспокоит…
- Повезло, что вы взяли с собой пижаму, а не ночную рубашку…
- Но как?.. – пробормотал я, опускаясь на стул и на время забыв про завтрак.
Братья переглянулись, и младший махнул рукой:
- Элементарно. Я же столько раз уже объяснял вам, - и на этом они снова погрузились в изучение прессы, а мне ничего не оставалось, как вернуться к завтраку. Завершив его, я присоединился к братьям, и мы раскурили по сигаре. Я вспомнил клуб «Диоген» и предположил про себя, что, возможно, именно так и пройдет остаток дня – в молчании у камина. Однако вопреки моим ожиданиям, Майкрофт Холмс вдруг вновь подал голос и задал вопрос Шерлоку относительно некой леди, чьего имени они не называли, но, судя по всему, речь шла о каком-то деле моего друга, в котором была задействована крайне высокопоставленная семья. Не найдя возможным присоединиться к разговору, я, в свою очередь, углубился в «Таймс». Спустя какое-то время, когда я уже был на середине газеты, братья перешли к обсуждению новостей Западного Сассекса, о которых, как я понял, им рассказал с утра дворецкий. Умудрившись вставить пару замечаний в их беседу, я вынужден был признать, что, видимо, принять в ней полноценного участия мне не удастся. Они были в своей среде, они ловили мысли друг друга, они не заканчивали фразы, зная, что другой и так поймет… я же был чужим.
Я встал и прошелся по комнате, задержавшись у висевшего на стене пейзажа кисти Верне – я вспомнил, что мой друг рассказывал о своем родстве с этим художником. Мое почти детское ожидание праздника, волновавшее меня накануне, улетучилось. В самом деле – чего я ожидал? Что Шерлок Холмс устроит мне экскурсию по дому, будет рассказывать, как он лазил по деревьям, прятался в шкафах, валялся с книгой на лужайке? Боже правый, я же не мог быть настолько наивен! Меня пригласили всего лишь провести Рождество в холостяцкой компании, а не на сентиментальную прогулку по прошлому моего друга.
Неуверенный лучик солнца, прорвавшийся сквозь пелену облаков, упал мне под ноги и поманил меня за собой.
- Я пойду прогуляюсь, пожалуй, - сообщил я и пошел переодеваться. Я не был уверен, впрочем, что братья меня услышали.

Когда я вышел из дома, солнца уже не было видно. Небо нависло над головой низкими сизыми тучами, но это меня не останавливало. Я поднял повыше воротник и отправился в путь. Дом Холмсов при свете этого серого дня оказался достаточно обшарпанным, а сад, окружавший его – запущенным. То, что, вероятно, раньше было розовыми клумбами у крыльца, давно превратилось в заросли шиповника, а на ветвях старых яблонь все еще оставалось множество сморщенных старых яблок. Было очевидно, что у этого дома нет хозяев, разве что внутри прислуга поддерживала какой-то порядок. Я обошел дом кругом и увидел, что вчера слух меня не обманул – прямо от дома дорожка шла вниз к большому пруду. Стайка уток расположилась в воде неподалеку от берега, нахохлившись от холода, и я пожалел, что не прихватил с собой ничего съедобного, чем их можно было бы подкормить. Серое небо отражалось в глади пруда, придавая водной поверхности цвет стали. Я приметил ведущую вокруг пруда буковую аллею и решил непременно и незамедлительно по ней прогуляться.
Я шел по промерзшей земле, усыпанной опавшими листьями ржавого цвета. Ночной иней уже подтаял, под ногами хлюпало. Дул несильный, но вкрадчиво просачивающийся под одежду зябкий ветер и мои старые раны начинали напоминать о себе. Мои мысли, впрочем, занимало совсем другое. Я любовался водной гладью и старым особняком (издалека он не выглядел таким уж обшарпанным) и думал о той огромной пропасти, которая лежит между мной и моим другом. О том, насколько разными были наше детство и наша юность. О том, как его семья отличалась от моей. О том, как разнились наши старшие братья. О том, в каких разных мирах мы жили... и живем до сих пор. Он может позволить себе быть свободным, независимым, эксцентричным, не думать о мнении других... все то, чего я никогда не мог и, видимо, не смогу себе позволить. Я думал о том, что наша дружба – счастливая случайность... и думал о том, не выдумал ли я эту дружбу, не выдавал ли я желаемое за действительное?
Пока я предавался своим размышлениям, я не заметил, как пошел дождь. Сначала он слегка накрапывал, но не успел я убыстрить шаг по направлению к дому, как хлынул настоящий ливень.
- Ватсон! - услышал я вдруг через шум дождя и увидел, что навстречу мне спешит, прикрываясь зонтом, тот, кто и так в последнее время почти постоянно занимал мои мысли, - ну куда же вы ушли без зонта? – укоризненно произнес он, приблизившись и поднимая зонт над нами обоими.
- Я как-то не думал, что будет дождь, - виновато улыбнулся я.
- Ну это же было очевидно… пойдемте в дом, погода теперь уже долго не выправится…
Я кивнул, и мы направились в сторону особняка.
- Мы с братом не очень-то хороши по части гостеприимства, да? – ухмыльнулся он.
- Нет, почему же… - поспешно заспорил я.
- Не надо ложной вежливости, мой дорогой друг, я знаю, что это так. Мне следовало бы самому показать вам наше скромное имение, но вы, кажется, уже и так почти все обошли…
- Здесь, должно быть, очень красиво в теплое время года, - сказал я.
- Доктор, у вас удивительная способность всегда находить, что сказать хорошего, даже в самых плачевных ситуациях! Уверен, даже от вашего взгляда романтика не могло укрыться, в каком запущенном состоянии здесь все находится…
- Но я совершенно искренне…!
- Я и не пытался уличить вас в лицемерии – это уж точно не про вас! – засмеялся Холмс и открыл передо мной дверь, - ну а нам остается попытаться искупить недостатки гостеприимства рождественским ужином. За чем мой брат следил всегда, так это за качеством еды. Так что у вас есть час на отдых, а потом спускайтесь в столовую.

Когда я спустился к ужину, я впервые за этот день вспомнил, что сегодня сочельник: мой взгляд первым делом уткнулся в рождественскую ель, которой не было тут утром, а затем в празднично убранный стол. Ужин прошел в чинной и неспешной манере, тон которой задавал хозяин поместья. Мы обсудили погоду, рождественские традиции, подняли бокалы за здоровье Ее Величества. После десерта Майкрофт Холмс поднялся из-за стола и откланялся, сославшись на то, что лично он предпочитает встречать Рождество здоровым сном. И мы остались вдвоем.
Какое-то время мы молча пили херес, расположившись в креслах у камина. Из почти сонного оцепенения, пришедшего после сытного рождественского ужина, меня вывел бой часов – они били одиннадцать вечера.
- Я сейчас вернусь, - пробормотал я и быстро направился к себе в комнату. Через пять минут я был внизу со свертком в руках. Выбор рождественского подарка для Шерлока Холмса оказался для меня мучительной задачей… в самом деле, что дарить человеку, который живет лишь в мире логических умозаключений и тонкого искусства дедукции? Я прекрасно понимал, что никогда не смогу выбрать ничего соответствующего его интересам… и решил даже не пытаться.
- Холмс, - начал я, нерешительно теребя в руках свой сверток, - я хотел бы сделать вам небольшой рождественский подарок… надеюсь, он вам понравится, - я протянул подарок ему. Он вскочил с места, но не для того, чтобы забрать его, а чтобы взять с каминной полки другой сверток и протянуть его мне.
- Я тоже, мой друг, не забыл, что на Рождество принято дарить подарки, - улыбнулся он, и мы обменялись свертками.
- Открывайте вы первый, - сказал он мне и я, как всегда, послушался, поддавшись спокойной уверенности его голоса. Я развернул сверток (он был довольно увесистым) и обнаружил в нем прекрасно сохранившееся антикварное издание одного из классических трактатов по истории медицины, об отсутствии которого в моей скромной библиотеке я не раз сетовал.
- Это потрясающе, Холмс, - искренне произнес я, бережно раскрыв книгу и перелистывая страницы, - я не знаю, как вас и…
Холмс остановил мою благодарственную речь жестом.
- Ну-ка, что же тут у нас такое? – сказал он, изучая взглядом мой сверток и, видимо, пытаясь своим знаменитым дедуктивным методом угадать содержимое. Удалось это ему или нет, он не сказал, только покачал головой и развернул сверток.
Несколько мгновений, которые показались мне вечностью, он смотрел на содержимое, как будто не знал, что сказать. Мне показалось, что мое сердце пропустило удар, а потом стало биться очень часто так, что кровь глухими ударами запульсировала в ушах. Вероятно, я покраснел.
- Ватсон, - наконец сказал он, немного хрипло, как будто у него перехватило горло, - это очень красиво… и… неожиданно. Если честно, мне никогда…
- Я подумал, что вы… ну, например, в оперу… что вам пойдет…
Холмс бережно развернул подаренный мной шейный платок и стал развязывать свою «бабочку». Через несколько минут ее место занял мой подарок, и я с удовольствием отметил, что вкус меня не подвел.
- Только не с этой одеждой, а в остальном… - я окинул его критическим взглядом.
- Я понял, билеты в оперу за мной, - улыбнулся Холмс, - и вам, наконец, не будет стыдно появиться со мной в одной ложе.
- Я вовсе не поэтому!
- Шучу, Ватсон, ради бога! – засмеялся он, - ну что вы вечно все принимаете за чистую монету!
Я смутился и ничего не стал отвечать. Мы помолчали.
- С Рождеством, Холмс, - сказал я, наконец, и машинально протянул руку, слегка поправив на нем платок.
- С Рождеством, Ватсон, - ответил он.
Я отнял руку, чувствуя, что краска так и не сходит с моего лица, и поспешно отвернулся.
- Снег пошел! - воскликнул я и воспользовался этим поводом, чтобы отойти к окну. Действительно, то, что днем было унылым ливнем, ночью превратилось в волшебные белые хлопья снега, который медленно, почти величественно, опускался на землю и укрывал ее как пуховой периной.
За моей спиной раздался тихий, вкрадчивый, тоскующий, мечтательный голос скрипки. Я стоял, захваченный моментом, словно находясь вне времени и пространства, вне реальности, мне казалось, что меня нет, что есть только снег, скрипка и мое сердце, переполненное чем-то обжигающим до краев. Я хотел повернуться, но тут часы пробили полночь, и скрипка умолкла. Наступило Рождество.
И когда я повернулся, Холмса в комнате уже не было.

@темы: авторский фик, ШХ'09, АКД

Комментарии
2011-01-13 в 13:43 

Northern Fox
Цыганское веселье омрачается неисполнимым пассажем тромбонов ©
Так спокойно-рождественски)) Спасибо автору!
мелкая блошка

2011-01-13 в 13:55 

Sectumsempra.
Моя профессия с утра до полвторого Считать что я – твоя Священная корова. (С)
Хороший фик)))
читать дальше

2011-01-13 в 13:59 

Northern Fox
Цыганское веселье омрачается неисполнимым пассажем тромбонов ©
Sectumsempra.,читать дальше

2011-01-13 в 15:20 

sige_vic
One should always eat muffins quite calmly. It is the only way to eat them. (c) *** I could not look at her and not want to touch her (c)
Sectumsempra. А мне видится :-) Ну, хотя бы то, что мальчик был черноглазый. Но и вообще - смутное ощущение таки есть, хоть и не очень сильное, не зря автор говорит про "легкий налет" :-)

КОМКОН Спасибо большое, очень нежно и проникновенно получилось, и так все - балансирует на тонкой грани. Невыраженные (и возможно, внутренне неосознанные) чувства, которые от этого ощущаются только сильнее. Как у вас тут канон с легким налетом версии 09, так и джен с легким налетом слэша :-) Очень красиво, правда.

2011-01-13 в 20:14 

КОМКОН
Контакт есть!
Northern Fox Спасибо, в том числе и за блошку:) Сейчас подумаю, как с ней побороться:)
Насчет Гранады в "Закате" - забавно, но я дописала фик, а потом посмотрела гранадский Devil's Foot, где как раз Холмс такой кутающийся в плед:)

Sectumsempra. Спасибо:) А ШХ2009 там есть:) Ну просто "мои" Холмс и Ватсон, которые у меня в голове - это смесь классики и ШХ2009, в фильме Холмс более человечный и, скажем так, более чувственный что ли.

sige_vic Спасибо большое:) Мне Ватсон видится большим романтиком по сути (ну собственно он и вырос фактически в эпоху романтизма), поэтому получается писать про них только вот так, намеками и на грани:)

Всем спасибо, мне ужасно приятно :)

2011-01-23 в 22:13 

Морган Кэй
У человека в душе дыра размером с бога, и каждый заполняет её как может.
Спасибо, очень приятный добрый фик)))
Мне тоже ШХ 09 видится немного)

2011-01-24 в 15:25 

КОМКОН
Контакт есть!
Морган Кэй Спасибо вам:) Правильно видится, он там есть!:)

2011-01-24 в 16:06 

У человека в душе дыра размером с бога, и каждый заполняет её как может.
Уря)) :-D

2012-01-02 в 01:43 

Bad
I burn things
ох, как хорошо и по-рождественски

2012-01-04 в 00:37 

КОМКОН
Контакт есть!
Bad, :)))

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Sherlock Holmes Big Party

главная