23:09 

Если, ШХ\ДУ, сиквел фика "Голос, говорящий в ветре"

logastr
I sit cross-legged and try not to levitate too much! (с)
Название: Если

Автор: logastr

Бета: sige_vic

Жанр: драма

Саммари: сиквел фика "Голос, говорящий в ветре"





If you can keep your head when all about you
Are losing theirs and blaming it on you,
If you can trust yourself when all men doubt you,
But make allowance for their doubting too…

Р. Киплинг


Из дневника Дж. Х. Уотсона. 25 мая 1885 года.

Теперь я счастлив. Самым настоящим, самым подлинным счастьем. Как все оказалось просто! Стоило только принять твердое решение и открыться Холмсу, как счастье настигло меня.
Ежедневно я имею возможность наблюдать за его великолепной работой. Каждый день я стараюсь побыстрее отделаться от пациентов, чтобы больше времени проводить с Холмсом.
Я больше не был на Ридженс-стрит, и, кажется, в этом нет необходимости.

Если бы я только мог увериться, что и Холмс так же счастлив, как я!


1.
С середины июля в делах наступило затишье. Сначала оно воспринималось Уотсоном как передышка. Они с Холмсом вместе чудесно проводили время за разговорами в гостиной, время от времени выбираясь в рестораны или на концерты.

Больше всего Уотсону нравилось сидеть за столом и обдумывать очередной «отчет» в Стренд. И чтобы Холмс сидел за спиной в своем кресле, забравшись туда с ногами, и курил трубку. Окна были открыты настежь, и в них свободно влетал летний теплый ветер, принося с собой то запахи цветов из Ридженс-парка, то озон недолгой грозы, то густой запах мазута и горящего масла – на Бейкер-стрит все-таки начали работы по устройству метрополитена. Уотсон запомнил эти несколько недель едва ли не как самое счастливое время в своей жизни. По крайней мере, совершенно точно спокойное.

Но к концу августа все изменилось.

Холмс не мог сидеть без дела слишком долго, его охватывала черная меланхолия. Он целые дни лежал без движения на диванчике в гостиной, взгромоздив ноги на подлокотник и глядя в потолок. Он почти совсем забросил скрипку, и Уотсон ловил себя на мысли, что был бы даже рад, если бы он взялся за пистолет и снова испортил стену их гостиной.

Но единственное, на что отвлекался Холмс в таком состоянии, были посылки от аптекаря. Сначала Холмс делал себе инъекции в то время, когда доктор был у пациентов, и Уотсон только по лихорадочному блеску его глаз или не закрытому небрежно ящику стола, в котором хранился шприц, догадывался о том, что происходит. Но потом Холмс перестал стесняться, как перестал и оправдываться перед Уотсоном необходимостью стимулировать мозг во время вынужденного простоя. Он вообще почти перестал на него реагировать. Только иногда, чаще по утрам за завтраком, Уотсон ловил на себе блестящий взгляд Холмса.

- Что вы, Холмс? – однажды спросил доктор в один из таких моментов. – Выпьете чаю? Тосты сегодня изумительны, и масло весьма свежее.

- Я смотрю на вас, Уотсон, и удивляюсь человеческой природе. В какой ничтожной мелочи человек умеет находить удовольствие, тогда как… – Холмс замолчал на полуфразе.

- Ну, не всем же быть, подобно вам, сверхсуществами, дорогой Холмс, – Уотсон улыбнулся, намазывая на тост толстый слой мармелада, – да и зря вы, вкусно же!

Холмс упал на подушку и закрыл глаза. Губы его были плотно сжаты, словно он пытался удержаться от реплики.

- Холмс, вы ведь совсем ничего не едите, так нельзя.

Холмс не отвечал.

- Давайте я вам чая налью…

- Оставьте! – закричал Холмс, не меняя позы. – Оставьте себе все чаи мира, Уотсон! И меня оставьте в покое, черт побери!

Уотсон мог бы обидеться на резкий тон, но вспомнил ту самую весеннюю вспышку Холмса.

Несмотря на то что после того объяснения все, казалось, между ними стало кристально ясно, Уотсон в последнее время при всяком проявлении резкого характера со стороны Холмса вспоминал тот вечер. И каждый раз при этом воспоминании он чувствовал на лице резкий холод весеннего ветра.

Он тогда признался Холмсу во всем – в своей любви, в своем обожании, в своем желании быть рядом. Он был так взволнован в тот вечер, что только благодаря военной выучке и здоровому от природы организму не впал после этого в горячку.

И лишь по прошествии времени он смог вспомнить все события и слова, сказанные тогда, полностью.
«Вы грязный развратник! Содомит! Мерзавец!» – кричал Холмс. Но потом он сказал:
«Простите меня, я совершенно выбит из колеи…».

Тут что-то не сходилось. Отказывалось склеиваться в единую картину. Но что именно, Уотсон никак не мог понять. И чем дольше он об этом думал, тем меньше понимал. Он воспринял суровое осуждение со стороны Холмса как должное, но от жалобной, почти жалкой просьбы о прощении у него и сейчас начинало сосать под ложечкой.


***

Холмс постоянно думал о той весенней ночи. В его голове шумел ветер скрипки или плакал кокаиновый дождь – он постоянно думал о том разговоре.

Он сам был во всем виноват. Сам взобрался на пьедестал, забронзовел, как герцог Веллингтон у арки Эпсли-хауса. Он стал великолепен, но потерял человеческий облик.

«Я люблю вас», – сказал Уотсон. Холмсу не надо было даже закрывать глаза, чтобы вызвать воспоминание о лице Уотсона в тот момент – оно сияло светом истинной любви, той, которая никогда не будет ему, Холмсу, доступна, как недоступны прочие радости, делающие жизнь Уотсона такой настоящей и яркой.

Холмс поступил как трус, он это прекрасно осознавал теперь. Но он сознавал также, что когда попадаешь в зависимость такую сильную, что не можешь дышать без предмета своей зависимости, любой риск ужасает.

Уотсон любит статую герцога Веллингтона. Что он скажет, если с лика великого Дюка вдруг облезет позолота?..

Холмс медленно поднялся с дивана и подошел к столу. Он достал ампулу и шприц и демонстративно вколол иглу под кожу, даже не заботясь о том, что попадает в старые воспаленные следы от уколов. Его лицо искривилось улыбкой, когда он услышал горький вздох Уотсона за спиной. Холмс ждал, когда Уотсон соберется с духом, чтобы высказаться, и дождался:

- Холмс, – сказал Уотсон серьезно, – я думаю, что вам надо прекратить это. В конце концов, интересное дело может подвернуться в любой момент, а вы будете не в форме…
Добрый старина Уотсон в своем репертуаре.

- Вот знаете, Холмс, в Олдершоте произошло странное происшествие. Умер при невыясненных обстоятельствах полковник Барклей из полка «Роял Меллоуз». Газеты напускают туман на это дело, наверняка полковые не хотят огласки…

- Не желаю иметь с ними ничего общего, если хотите найти в Англии образцы лицемерия и ханжества – поищите среди ее доблестных защитников.

- Да полноте, Холмс. Они что, уже обращались к вам по поводу этого дела?

- Письмо доблестного полковника Мерфи, полное намеков и не содержащее никаких фактов, на каминной полке.

Холмс все еще стоял лицом к окну у стола. За окном сиял цветом и светом блистательный, как парад гвардейцев у Букингемского дворца, август. Но Холмсу треск барабанной дроби, с которым август вкатывался в осень, и блеск его великолепного обмундирования казался издевательством, насмешкой и ложью. Кокаин обостряет чувства, но куда уж ярче! Холмс зажмурился. На его плечо легла теплая рука Уотсона. Тот не без труда вытащил нож, которым было пришпилено письмо, из каминной полки и теперь читал его, держа в руке.

- Холмс, – мягко сказал Уотсон, – вы ведь не сожгли его – значит, собирались…

- Дайте! – Холмс вырвал у Уотсона письмо и размахнулся, чтобы швырнуть бумагу в камин. Уотсон едва успел перехватить его руку.

- Да, что с вами, в конце-то концов, Холмс! Ну нельзя же так! Давайте дадим телеграмму майору, что приедем завтра и посмотрим на месте, что и как, а?

Холмс посмотрел на лицо доктора. В нем так явно читался азарт перед новым делом…

- Делайте что хотите, Уотсон, – Холмс махнул рукой, – мне надоело спорить с вами.



2.
На следующий день Уотсон почти пожалел, что вообще вытащил Холмса в Олдершот. Холмс вел себя вызывающе, нападал на ни в чем неповинного майора, подозревал в каких-то выдуманных грехах всех офицеров полка. В нем как будто рос гнев, но Уотсон никак не мог взять в толк, что могло его так разозлить. Он старался быть как можно мягче. Но чем терпимее и обходительнее он был, тем больше злился Холмс.

Все кончилось по дороге домой совершенно безобразной сценой.

Уотсон выдвигал версии относительно причин размолвки миссис Барклей со своим мужем и предположил, что майор, который отзывался о жене полковника с гораздо большим расположением, чем о своем ныне покойном начальнике, мог бы…

- О, да, Уотсон! – взорвался Холмс, так что заглянувший было к ним в купе кондуктор вылетел, будто бы унесенный взрывной волной. – Вы-то знаток военной морали! Кому, как не вам, судить о полковых нравах!

Уотсон осекся и замолчал.

Потому что все это было уже слишком. Он отвернулся и принялся машинально расковыривать прокладку на окне вагона.


Сам того не желая, Холмс напомнил Уотсону о казармах на Элбони-стрит. После скромного ужина на Бейкер-стрит доктор, не говоря ни слова Холмсу – между ними все еще висело неуютное молчание после размолвки, – вышел на улицу и взял кэб.

Август был душен. Сочен, звонок, как полагается месяцу плодов, но душен. Да и плодов он принес слишком мало, хотя апрель был полон пышного цветения. Уотсон устал. Теперь он ни за что не назвал бы себя счастливым. Больше того, он отчетливо видел, что и Холмс – не счастлив. Но что в этой ситуации следует делать – он никак не мог сообразить.

Кэб остановился.

- Ридженс-стрит, сэр, – кэбмен не выдержал и напомнил клиенту, что доставил его по адресу. Уотсон посмотрел на гуляющих по улице джентльменов, выхватил пару солдатиков, подпирающих стену у дома напротив, пока его взгляд не уперся в хрупкого черноволосого юношу – он стоял поодаль у фонаря и напряженного всматривался в кэб. Уотсон вжался в стенку и постучал по крыше тростью.

- Трогай, давай на Ватерлоо.

- Как скажете, сэр.

Уотсон видел, как Стю сделал несколько шагов вслед отъезжающему экипажу, а потом разочарованно вернулся на место.

Но он уже не видел, как к нему подошел высокий джентльмен и сказал, весело оглядывая ладного паренька:

- Может быть, я тебе подойду, Джо?

- Меня зовут Стю, сэр. Я думаю, договоримся. – И Стю заулыбался, профессионально показывая чистые ровные зубы.

***
На следующий день друзья снова отправились в Олдершот, где Холмсу пришло на ум допросить приятельницу миссис Барклей.

Уотсон отметил, что Холмс выглядит куда более спокойным, хоть и все еще мрачным. Вообще, это дело не принесло Холмсу обычного энтузиазма – он как будто сам страшился развязки, которая их ждала.
А вот Уотсона история несчастного Генри Вуда очень тронула. Когда они с Холмсом вернулись домой поздним вечером, он размышлял о силе любви, которая не дает человеку погибнуть даже в самых страшных обстоятельствах, и сказал об этом Холмсу.

Холмс посмотрел на него, нахмурив брови:

- Вы полагаете, что это сила любви, а не жажда мести позволила выжить капралу Вуду, Уотсон?

- Я думаю, что любовь гораздо более созидательное чувство, чем месть, Холмс.

- Однако что, вы думаете, будет дальше? Если миссис Барклей выздоровеет, она, вы полагаете, вспомнит о своих чувствах к несчастному фокуснику?

- Я не знаю этого, но…

- Глупости! Любовь неверна. Она любила красивого молодого, подающего надежды солдата, а не уродливого калеку. Она помучается немного и выкинет его из головы.

- Вы не можете этого утверждать, Холмс! Любовь, если она истинна, читает в душах, оболочка для нее не так важна.

За окном шелестел дождь. Наконец этот ужасный август начал сдаваться осени. Через пару недель она зашуршит первой палой листвой в Ридженс-парке, затянет сыростью в открытое окно, заволочет туманом Бейкер-стрит… И все пойдет легче, проще. Когда что-то долго болит – к боли привыкаешь и перестаешь ее замечать. Или даже начинаешь любить ее, как саму суть жизни, как неизменного спутника, сидящего в кресле напротив и спокойно покуривающего трубку.

Холмс сделал глубокую затяжку и прикрыл глаза:

- А вы поняли, дорогой Уотсон, что за Давида упоминала миссис Барклей, когда ссорилась с мужем?

- Нет, не имею не малейшего представления!

- Это из Библии. Царь Давид совершил грех и отправил на смерть своего военачальника Урию, возжелав его жену Вирсавию. Если не ошибаюсь, об этом говорится во второй книге Царств.

Уотсон взял библию с полки и открыл на заложенной странице.

- Действительно, – пробормотал он, – миссис Барклей обвиняла мужа в вероломстве.

- Именно, Уотсон. Даже цари подвержены греху. Насколько я помню, господь покарал Давида, и тому пришлось вымаливать прощение.

Уотсон смотрел в книгу. Вернее, не в текст Библии, а в листок, который служил закладкой.

Холмс молчал.

Минут через пять Уотсон встал и, пожелав Холмсу спокойной ночи, вышел из гостиной.

Он поднялся по скрипящим ступеньками в свою спальню, все еще сжимая листок в руке. Наверху он зажег свечу и поднес к ее слабому, прыгающему, как его собственное сердце, свету этот листок, как будто не смог прочитать то, что там было написано.

На листке грифельным карандашом Холмс написал:

«Если я пойду долиной смертной тени, то не убоюсь зла, потому что ты со мной».


***

Уотсон не мог заснуть. Он слышал тихие сухие шаги Холмса внизу. Ход старых часов, лежащих на тумбочке у кровати, сливался с шелестом дождя за окном. В углу под платяным шкафом мышка точила стащенный давным-давно огрызок свечки. Вся это обычная ночная жизнь в его спальне вдруг оглушила Уотсона, прижала его к продавленному матрасу кровати и грозилась раздавить. Ему казалось, что если он пошевелится или вздохнет слишком громко, правильный, привычный строй жизни остановится, рухнет на него всей тяжестью бытия.

Уотсон не был трусом, но отдавал себе отчет в том, что логические выводы – не самая сильная его сторона. Желтоватый листок почтовой бумаги по гинее за фунт лежал рядом с отцовскими часами и светился в лунном свете, как будто посыпанный фосфорным порошком. Надписи в темноте было не различить, но Уотсон и без того помнил малейшие завитки в почерке Холмса. «Если я пойду долиной смертной тени… то не убоюсь зла…». Двадцать второй псалом Давида. Ведь логично, что Холмс записал это, когда размышлял об истории Вирсавии. Только он почему-то написал «ты» с маленькой буквы – простительная ошибка для светского человека или…

Или он написал это не случайно!

Мышь перекатила свой огрызок к комоду и там принялась, попискивая, запихивать свою добычу в щель в полу.

Доктор Джон Уотсон верил в судьбу. В то, например, что Провидение предназначило его, самого обыкновенного отставного врача, в спутники такому необыкновенному человеку, как Холмс. (Уже, наверное, около четырех, когда же он ляжет там внизу!) Один раз уверовав в это, он уже не мог передумать, свернуть с пути. Но в то же время он не мог понять, почему спокойствие, сошедшее на него этим летом, оказалось столь недолгой иллюзией и обманом.

Почему он вчера снова едва не оказался на Ридженс-стрит, почему ему снова неспокойно рядом с Холмсом?

В комнате светлело. Мышь то ли справилась с задачей, то ли ушла наконец спать. Дождь тоже кончился. Кажется, все замерло. Жизнь остановилась, и только стук крови в висках мешал доктору уснуть. Он собрался с силами и, преодолевая оцепенение, свесил ноги и нашарил ими шлепанцы. Мышь прыснула из левой туфли, и Уотсон вздрогнул – вот глупость. Надо купить мышеловку в лавочке на углу.

Стало уже почти совсем светло, так что свеча ему была не нужна.

Он тихо открыл дверь и спустился в гостиную.

Там гулял ветер – оба окна были распахнуты настежь. На подоконник и на пол справа натекла приличная лужа от ночного дождя.

Холмс спал на диванчике одетый, поджав ноги и подсунув под голову подушку с кресла. Даже во сне брови его были сдвинуты и губы скорбно поджаты – нет, он никак не походил на счастливого человека. Восходящее солнце блеснуло в стеклах дома напротив, и Уотсон увидел на виске Холмса несколько седых волос. Это было неправильно. Жизнь, с ее обычным течением, с болезнями и старением, не должна касаться такого существа, как Холмс. Уотсон присел на корточки рядом, чтобы убедиться, что ему не почудилось.

Висок Холмса отсвечивал серебром. Уотсон протянул руку, затаив дыхание, чтобы не разбудить Холмса, и едва удержался от того, чтобы не погладить его по голове, седому виску. «… не убоюсь зла, если ты со мной».

А ты – со мной.

Странное чувство, как будто он понял что-то очень важное, наполнило Уотсона, почти как солнце их гостиную. Он зажал себе рот рукой, словно боялся, что это открытие вырвется из него победным криком. Быстро вскочив на ноги, он снова поднялся в спальню и открыл портьеру окна, впуская в свою жизнь августовское прохладное солнце и все, что само течение этой жизни могло ему принести.
Мышь опять принялась катать свечку.

- Ты неугомонна, да? – спросил Уотсон свою ночную мучительницу. – Ты никогда не останавливаешься? Никогда не останавливаешься! – И он рассмеялся тихо, помня о спящем внизу в гостиной Холмсе.


3.

Холмс проснулся, когда миссис Хадсон вошла в гостиную и, с громким звоном фарфора и серебра на подносе, поставила на стол завтрак.

- Доктор велел вам позавтракать, мистер Холмс, – категорично заявила старуха, закрывая окна и вытирая лужу на полу.

- Где он сам? – Холмс с хрустом вытянул длинные ноги и сел на диване.

- Он выпил чаю на кухне рано утром и уехал к пациенту. Давайте-ка, мистер Холмс, я вам пожарила яичницу с беконом.

- Терпеть не могу бекон.

Миссис Хадсон фыркнула презрительно и ушла.

Накануне Холмс уснул, когда кончился дождь и начало светлеть, – почему-то в сумраке между волком и собакой молоток, который колотился внутри его черепной коробки всю предыдущую неделю, как-то слегка успокоился.

Он больше не мог думать о Джоне Уотсоне. Его предплечья были испещрены следами от уколов, а долг у аптекаря составлял трехзначную сумму. Его скрипка покрылась слоем пыли, но он боялся даже брать ее в руки, потому что интуиция подсказывала ему, что при первых же плачущих звуках он разрыдается сам и выпрыгнет из окна гостиной вниз головой в надежде, что, хотя бы размазав мозг по мостовой, он сумеет избавиться от засевшего в нем песка.

Хотя Уотсон и тогда, наверное, не поверит, что он состоит из плоти и крови, как все обычные люди! Холмс почти ненавидел Уотсона за его твердокаменное упрямство и за эту его ничем не колебимую, ровную, как горение газового фонаря, «любовь без грязи».

Холмс поднялся и, игнорируя горячий чайник и тосты, благоухающие на столе, вышел на лестничную клетку.

Вниз или вверх?

Вниз ведут семнадцать ступеней, но они ведут его в неизвестность. Семнадцать вздохов свободы. Вверх – только двенадцать. Шесть и шесть. Дюжина толчков сердца…

Холмс вернулся в гостиную и нашел сигареты на полу у химического столика, а спички – на столе Уотсона. Закурил и понял, что выбрал двенадцать. В конце концов, он уже неделю чувствовал в левой половине груди странную тяжесть, так что двенадцать ударов сердца – не такая уж метафора.
Шесть и шесть.

Он толкнул дверь спальни Уотсона, и свет, заливающий комнату, ослепил его. Окно было распахнуто, ветер толкнул Холмса в грудь так сильно, что тот пошатнулся. Когда к Холмсу вернулось зрение, он увидел только желтоватый листок, закладку в Вечной Книге, одиноко лежащую на полу.

Если я пойду долиной смертной тени…

Тени не было места в этой яркой, светящейся, солнечной комнате.

Холмс с трудом закрыл дверь – ветер сделал ее тяжелой, словно чугунной.

Он потер глаза, возвращая себе способность видеть мир в цвете.

Шесть и шесть.

А потом – семнадцать.

Август громыхал цокотом летящего скакуна. Дюк Веллингтон скакал на бронзовом коне, рассыпая кругом себя с громом и грохотом листы звенящей меди.


***

Он стоял вторым в ряду первокурсников. Ему не хватало до роста первого, Вудствота, каких-то двух дюймов, тогда как весил он чуть ли не вполовину меньше. Прямой, как палка, застегнутый на все пуговицы, напряженный и щурящий глаза. Он не был близорук, но ему казалось, что сощуренность придает взгляду необходимую жесткость. Только волосы – предательски вьющиеся мягкими волнами, падающие на высокий лоб, – портили все дело.

- Эй ты, малыш, – позвал его Честер Лоу, шестикурсник с широкими, почти в дверной проем плечами и прыщавыми сальными щеками, – иди-ка сюда, у меня к тебе есть дело.

С самого поступления в школу Шерлок знал, что рано или поздно это случится. На соседней кровати в спальне вот уже неделю плакал ночами Виктор Тревор – он был слишком похож на девочку и приходил спать через час после положенного времени, постоянно в слезах. Шерлок поклялся, что скорее умрет, чем позволит им…

Правда, он не знал толком, что именно ему грозит, но желание не подчиниться было таким сильным, что и угроза казалась достойной смерти.

- Что тебе нужно? – Шерлок постарался, чтобы его голос звучал грубо, но слышал сам, что попытки эти жалки и звучит он звонким петушиным фальцетом.

- Не хорохорься, птенчик. Сегодня не ложись спать со всеми, придешь в спальню старших, понял?

- Не приду. – Шерлок неожиданно успокоился: он так давно этого ждал и боялся, что теперь, когда оно все-таки произошло, весь страх кончился, как будто истраченный заранее.

Лоу провел пальцами по его щеке, и Шерлок дернулся, отстраняясь.

- А, все-таки боишься, малыш. Знаешь, ты мне нравишься. Ты – милый, похож на черного боевого петуха у старины Баера на Лестер-сквер. Знаешь кабак старика Баера?

- Нет, – честно ответил Шерлок. Он действительно совсем не знал Лондона и полагал это большим недостатком, который собирался исправить при первой же возможности.

- Ничего, узнаешь, – как бы подтвердил его мысли Лоу и провел по щеке еще раз, – значит, так, если отсосешь мне, я, так и быть, избавлю тебя от дежурства по спальне. – И Лоу противно улыбнулся, так что у Шерлока заболел живот от этой улыбки.

Он понимал, что «дежурство по спальне» – это то, от чего Тревор плачет ночами, и что спрашивать сейчас про это – верх глупости, но все-таки спросил, потому что любил все знать точно:

- Что за дежурство?

- То же самое, но для всей спальни, малыш. Я буду с тобой нежен. – И Лоу положил свои большие руки ему на плечи.

Шерлок осторожно вывернулся:

- Мне надо подумать, – сказал скороговоркой, проглотив окончание фразы, и побежал по длинному коридору на задний двор, где уже вовсю начался урок естествознания.

- Думай до ужина, малыш, – крикнул Лоу ему вслед.


После ужина, в течение которого Шерлок то и дело ловил на себе взгляд Тревора, полный плохо скрываемой радости, из чего стало понятно, что всем известно, кто сегодня «дежурит», Шерлок задержался в столовой. Не то чтобы он очень любил вареную фасоль, но тщательное пережевывание каждого зерна должно было благоприятно сказаться на пищеварении – так, по крайней мере, всегда утверждал отец.

Итак, пытаясь извлечь хоть какую-то пользу из отцовских наставлений, Шерлок задержался в столовой.

Тревор ушел – вернее, ускакал почти вприпрыжку, и старосты принялись выгонять мешкающих. Делать было нечего, Шерлок сунул руку в карман и с силой сжал в кулаке лежащую там осиновую щепку.
Он захватил ее, сам не зная зачем, на прогулке. Вчера большую старую осину, росшую во дворе, повалил ветер, и на прогулке младшие мальчики имели удовольствие наблюдать, как Стендерс, плотник, распиливал толстый ствол на ровные пни. Профессор естествознания мистер Уинстон показывал им годовые кольца. Щепка отлетела прямо под ноги Шерлоку, и он поднял ее. Она была ярко-рыжая, мокрая и пахла почему-то огурцами.

И вот теперь он сжал ее в кармане, так что острые края впились в ладонь, и вышел из столовой. Его тут же схватили за плечи и затащили в маленькую темную нишу за угольным ящиком.
Лоу выглядел еще отвратительнее, чем утром, потому что с лица его не сходила противная сальная улыбочка.

- Подумал, петушок? Я или вся спальня?

- Да, – хрипло сказал Шерлок, – подумал. Ты. Я отсосу тебе, и ты сделаешь так, что больше никто не подойдет ко мне и даже не посмотрит в мою сторону.

- Отлично, ты умный парнишка, как я погляжу. Только работать тебе придется не один раз, ты же понимаешь.

Ладонь в кармане намокла от крови, зато боль делала голос ровным.

- Да, это я понимаю. Но только с тобой.

- Отлично, – еще раз повторил Лоу. Сейчас иди в спальню и ложись в кровать, но не вздумай спать. Я приду за тобой.

Шерлок лежал в кровати и смотрел в потолок. Спальня младшекурсников была под самой крышей – с высоких незакрытых балок свисала серыми воланами старая паутина. Пораненная рука немного ныла, но не сильно. Придя за ним, Лоу в первую минуту испугался – так неподвижен был взгляд Шерлока, устремленный вверх.

- Эй, малыш, вставай.

Шерлок повернул голову и встал. Лоу повел его в маленький чулан у старшей спальни, в котором хранились старые гнилые одеяла и сломанные стулья. Места там было мало, но достаточно для двоих. Лоу зажег маленькую свечку в стеклянном стаканчике и установил на выступающей из стены доске.

- Вот так. И еще у меня есть выпивка, малыш. Как тебя зовут-то?

- Ше… Шерлок. – Шерлок не хотел говорить ему свое имя, но быстро понял, что это глупо.
Лоу достал из кармана пузырек и отвернул крышку.

- Это бренди, – прошептал он, – сделай глоток, только не переборщи. – И он ткнул пахучий липкий пузырек Шерлоку в губы.

Шерлок осторожно взял пузырек и сделал большой глоток. Жидкость обожгла ему горло, но он подавил кашель, только сморщился.

- Молодец, – похвалил его Лоу. – А теперь становись на колени.

- Это обязательно? – Шерлоку не хотелось опускаться на грязный пол в пижаме.

- Конечно, дурачок. – Лоу несильно нажал на плечи Шерлоку, и, когда тот все-таки опустился на колени, вытащил из своих штанов довольно большой, налитый кровью уд.

- Мне надо взять это в рот? – Шерлок смотрел на подрагивающий перед своими глазами орган и думал, что сразу же задохнется.

- Да, конечно, глупыш, не бойся только, это не страшно. – И Лоу положил свою руку ему на затылок, чуть потрепав волосы.

Шерлок закрыл глаза и открыл рот, когда ему в губы ткнулось горячее, пахнущее солью и потом. Он подавил рвотный позыв и пожалел, что не захватил с собой свою щепку, оставшуюся в пропитанном кровью кармане сюртука. И тогда он стал думать о ней, вспоминать давешнюю боль в расцарапанной ладони, представлять, как он бы сжимал ее. Дыхание сбивалось, огромное во рту вырывало неудержимую тошноту, но мокрая осиновая щепка была спасением.

Шерлока вырвало только, когда ему в горло брызнула какая-то солено-горькая струя.

- Ничо, – ободряюще сказал ему Лоу, который тяжело дышал и улыбался, – на, еще глотни бренди, малыш, и иди спать.

***
- Так ты говоришь, тебя зовут Стю?

Стюарт смотрел на странного джентльмена, пытаясь оценить его платежеспособность и определить, не шпик ли он, чего доброго.

- Ну, да, – протянул он как можно развязнее, – я ж еще вчера вам сказал. Только вы ж вчера-то не захотели пойти со мной, господин.

- А сегодня хочу, – джентльмен мотнул черной непокрытой головой, – где тут у тебя место?

- Почем вы знаете, что здесь? – Стю сощурился недоверчиво.

- Так ты же мне вчера и сказал, что недалеко и уютно. – Холмс смотрел на Стю в упор, не в силах даже сделать вид, что заинтересован парнишкой.

- Ладно, вы просто странный какой-то, – Стю пожал плечами, – видите, вон табачная лавка миссис Чоппер, пошли туда.

Они вошли в лавку и поднялись мимо старика-швейцара, в комнаты на втором этаже.

Холмс провел почти целый день, бездумно шатаясь по улицам Лондона. Он ничего не ел, где-то потерял цилиндр и готов был свалиться от усталости.

- Может быть, надо купить что-нибудь выпить? – поинтересовался он.

- Если хотите, я скажу старику, и он принесет нам портвейна. Но это сущая дрянь, честное слово. Лучше не будем время терять.

- Не будем, – согласился Холмс.

- Что вы предпочитаете-то? – спросил Стю. – Я только полежать согласен, если что, говорил еще вчера.

- Полежать?

- Ну да, вы чо, первый раз, что ли? То-то я смотрю, какой-то робкий господин совсем. Я лягу, а вы потретесь рядом.

Холмс подавил рвотный позыв.

- А доктор тоже терся? – вдруг спросил он, глядя, как Стю расстегивает пуговицы на рубашке.

- Доктор? Почем вы знаете про доктора?

- Он мне рассказал про тебя, рекомендовал…

- А… а сам он как? Он не заболел? А то я думаю, что-то совсем позабыл меня. – Стю полностью разделся и лег на продавленный матрас. – Ну, идите сюда, что стоите-то? Малахольный какой-то, право слово.

Холмс подошел к кровати и оглядел худое, хрупкое даже тело Стю, вытянутое на сером убогом покрывале.

- Я лучше тебе отсосу, – вдруг сказал он и быстро, как будто боясь передумать, опустился на колени перед кроватью.

Стю сел, ухмыляясь:

- А, так бы сразу и сказали, чо молчали-то… – Он спустил худые ноги с петушиными икрами по сторонам от Холмса. Его член висел вяло, чуть на сторону, и он быстро подергал его рукой, приводя в готовность.
Холмс хотел закрыть глаза, как делал это почти каждый день на протяжении тех двух лет, что Лоу учился в школе, но потом подумал, что это глупо. Он взял не слишком большой член Стю в рот и принялся посасывать – почти рефлекторно, без малейшего чувства удовольствия или неловкости.
Но в какой-то момент Стю обхватил его голову руками и застонал протяжно. Это было совсем не так, как с Лоу, и Холмс подумал, что и с Уотсоном, возможно, тоже было бы не так. Он все-таки закрыл глаза и какое-то время пытался представить на месте Стю Уотсона. И не мог.

В конце концов он точно поймал момент, когда Стю готов был уже кончить, и вытолкнул его член изо рта.

Вытерев рот ладонью, Холмс смотрел на Стю совершенно сумасшедшими глазами.

- Эй, – сказал Стю, – не понравилось чего? Ну, давай тогда я, я умею, доктор вам плохого не посоветует. – И он протянул руку к брюкам Холмса.

Холмс оттолкнул его руку и выбежал на улицу, не слушая крики Стю об оплате.


***
Уотсон места себе не находил целый вечер. Он освободился от пациентов еще до двух, но Холмса на Бейкер-стрит уже не застал. Не явился тот и к обеду. Уотсон съездил в клуб, вернулся, а Холмс так и не приходил домой.

Наконец около десяти вечера он поднялся в гостиную, и Уотсон встал из кресла, встречая его.
Холмс выглядел ужасно. Глаза обвели черные круги, он шатался то ли от усталости, то ли от голода, а скорее всего, от того и другого. Уотсон бросился подхватить его, но Холмс отшатнулся к стене и чуть не сшиб химический столик.

- Уотсон! Уотсон! Не трогайте меня! – повторял он, как заклинание.

- Хорошо, хорошо, но сядьте, Холмс. Что случилось с вами, дорогой мой?

- О, нет, Уотсон, не говорите ничего…

- Как это не говорить, Холмс? Где вы были? Это новое расследование?

При словах о расследовании Холмс бросил на Уотсона такой взгляд, что тот осекся.

- Да, если хотите, – почти твердо произнес Холмс. – Я был в одной табачной лавке.

- Табачной лавке?

- На Ридженс-стрит. Под видом клиента, вскрыл гнездо разврата в нашем обожаемом Лондоне.

- Холмс…

- Да, знаете, там самый натуральный бордель. И особенно выделяется один мальчишка… по имени Стю.

Уотсон все-таки подхватил Холмса, потому что тот уже сползал по стенке, и усадил его на диван. Потом сунул ему в руку стакан с бренди, но руки у Холмса так тряслись, что он едва его не выронил.

- Зачем вы ходили туда, господи боже…

- Как это зачем? Я же объясняю вам – вскрыл язву на теле общества. Холмс говорил прерывисто, губы его тряслись, а дыхания не хватало. – Только что опустил в почтовый ящик у Скотланд-Ярда анонимный донос. Завтра ваше тихое местечко накроют частой сетью. Всех, всех выметут поганой метлой…

- Холмс, вам надо лечь, вы совершенно не в себе. – Уотсон совершенно не думал сейчас ни о Стю, ни о том, что Холмс, оказывается, следил за ним. Он думал только о Холмсе. И сердце у него разрывалось. – Это все ничего, – сказал он невпопад.

- Ах, оставьте! – Холмс вскочил и бросился в спальню.

- Нет, – тихо сказал Уотсон, – теперь уж не оставлю. – Он встал и прошел за Холмсом.

Холмс опустился на кровать совершенно без сил. Его лицо дергалось в странной судороге.

- Уотсон, как вы не понимаете, я совершил подлость! – Он закрыл лицо руками.



4.

- Это ничего, – опять повторил Уотсон. Он смотрел на Холмса и понимал, что должен сейчас чувствовать разочарование, горечь или, быть может, даже отвращение. Но он заглядывал в свое сердце и не находил ни следа этих чувств. Он смотрел на Холмса, и любовь переполняла его существо – любовь и желание защищать этого человека, что бы ни случилось.

Он сел рядом с Холмсом. Несколько секунд он медлил, потому что у него вспотели руки. И потом он даже закрыл глаза от охватившего его почти детского страха, но все-таки взял Холмса за плечи и прижал к себе, понимая и изо всех сил жалея, что его нежности недостаточно, чтобы того утешить.

Уотсон целовал его шею, затылок, потом отнял его руки от лица и посмотрел в сияющие от стоящих в них слез глаза.

- Однажды я уже говорил вам это, Холмс… Шерлок, но это было неправдой. Это было мороком и сном, который я прошу вас забыть. Потому что я снова хочу сказать вам кое-что. – Уотсон перевел дух. – Я люблю вас.

Холмс смотрел на Уотсона, широко раскрыв глаза, так что слезы перестали держаться в них и сбежали по щекам двумя влажными дорожками. Уотсон проследил за ними взглядом и улыбнулся. Потом он медленно наклонился к лицу Холмса и осторожно поцеловал сначала одну, а потом другую.

Холмс обхватил его голову руками и силой прижался губами к его рту. Он совсем не умел целоваться – делал все слишком быстро и сильно, – сердце Уотсона защемило от этого, как будто он был виноват…
Да, он был виноват.

Он отчетливо ощутил это сейчас. Понял не рассудком, а сердцем, которое страшно билось в груди. Уотсон тоже обнял Холмса, осторожно, как будто тот был хрупок. Он был виноват и просил прощения. Нежно целуя Холмса в горячие губы, мокрые щеки, закрытые веки… Расстегивая на нем жилет – медленно и осторожно, – дрожа от нетерпения и своей медлительностью наказывая себя за вину.
Холмс слегка отстранился и снова посмотрел на Уотсона:

- О, умоляю вас, скажите, что я не ослышался.

- Я люблю вас, Холмс. – Уотсон опять улыбался. Он и сам не мог понять, почему никак не может убрать с лица этой неуместной улыбки. Но он не мог не улыбаться, потому что вместе с виной он чувствовал и счастье.

- О господи, Уотсон, – произнес Холмс едва слышно, – позволите ли вы мне теперь ответить вам?

- Я жажду этого всем сердцем! – Уотсон схватил Холмса за дрожащие руки, которыми тот пытался развязать его галстук.

Холмс перевел дух:

- Я люблю вас, Джон Уотсон.

Доктор не выдержал этой минуты. Потом он долго корил себя за то, что не задержался, не запомнил, не ухватил мгновения, но в тот момент это было выше его сил – он поцеловал Холмса в губы, прижимая к себе его лицо, понимая, что, возможно, делает ему больно.

Холмс откинулся под его напором и оперся на руки, а Уотсон, едва переводя дыхание, покрывал поцелуями его шею, грудь и плечи, с которых стянул сорочку, едва не разорвав тонкий батист.

- Подождите, – вдруг сказал Холмс.

Уотсон замер, на целую секунду переселившись в ад, полагая, что сделал что-то не так.

- Я хочу, чтобы вы разделись, я хочу на вас посмотреть…

Уотсон взглянул на Холмса удивленно, но все-таки расстегнул и снял жилет.

- Вы хотите, чтобы я разделся полностью?

Холмс кивнул. На его скулах алел румянец, глаза блестели, а черные волосы растрепались, он тяжело дышал, чуть приоткрыв рот – Уотсон подумал, что никогда еще не видел ничего более прекрасного. Он встал на ноги и продолжил раздеваться, стараясь не сводить взгляда с Холмса. В конце концов он встал перед Холмсом полностью обнаженный. Помедлив секунду, он опустил руки, которыми прикрывал поначалу пах, и выпрямился.

Уотсон был прекрасен. Холмс не мог остановить круженья в голове, от которого даже слегка подташнивало, когда смотрел на него. Каштановые, чуть волнистые волосы обрамляли голову подобно царской короне, кожа Давида обтягивала ровный рельеф мышц, широкая грудь вздымалась, а великолепное естество под жадным взглядом Холмса наливалось силой.

Уотсон улыбался уже так, что были видны все его тридцать два белейших и крепчайших зуба.

- Не смейтесь надо мной! – Холмс предостерегающе поднял бровь.

- И не думал, дорогой мой. – Уотсон все-таки рассмеялся. – Но простите, я не могу удержаться, я тоже хочу посмотреть на вас!

- Уверяю вас, это вовсе не так интересно! – махнул рукой Холмс.

- Э, нет, – Уотсон продолжал смеяться, – тогда хоть расскажите мне, что видите.

- Я вижу юного пслалмопевца, юного царя, который достоин тысячи жен и сотни любовников среди лучших воинов.

- О, Холмс, – Уотсон посмотрел на Холмса растроганно, потому что в голосе и интонациях Холмса не было и тени шутки, он говорил серьезно, – я всего лишь ваш сосед по квартире. Подумать только, почти случайно…

- Нет! – Холмс подскочил и закрыл Уотсону руку рот? ладонью. Теперь, когда они стояли рядом и Уотсон чувствовал сильную руку на своих губах, Холмс казался ему уже не хрупким – сильным, властным, божественным, как и прежде. – Не случайно.

Уотсон чуть мотнул головой, освобождая губы, и поцеловал округлое плечо Холмса с чуть выступающей косточкой, потом ключицу и родинку в основании шеи.

- Я приношу клятву, – прошептал он в ухо Холмса, – клятву верности моему божеству. Чтобы служить вам и в горе и в радости, в болезни и в несчастии до тех пор, пока…

- Не надо, – тоже шепотом ответил Холмс, – просто любите меня, Уотсон.

Уотсон обнял Холмса за талию и осторожно опустил снова на кровать. Он расстегнул ему брюки и, не торопясь и не смущаясь, стянул их с краснеющего Холмса вместе с бельем. Затем он вытянулся рядом на кровати и положил руку Холмсу на живот.

- Обещайте мне, Холмс, – серьезно сказал он, – что, если вам что-то не понравится, вы скажете мне об этом.

Холмс быстро кивнул и прикрыл глаза.

Уотсон вздохнул. Он осторожно провел теплой ладонью по плоскому животу Холмса вверх, к груди, повторяя рельеф мышц, обвел пальцем темный сосок, потом другой. Он думал делать это как можно медленнее, чтобы следить за тем, как точеный профиль Холмса теряет напряженную сосредоточенность, смягчается, как губы трогает едва заметная улыбка. Еще какое-то время Уотсон гладил ключицы и плечи, потом провел ладонью по скуле – чуть даже грубо, оставив розовый след, и не выдержал, перекатился и накрыл тело Холмса своим, нашел его губы – приоткрытые, жаркие, и целовал, целовал их долго, до тех пор пока глаза Холмса не распахнулись и в их невозможной глубине не заплескалось явное, непреодолимое желание.

Уотсон опустил правую руку и обхватил пальцами твердый член Холмса. Почувствовал пульсацию крови.

Ресницы Холмса затрепетали, на его лице читался почти испуг, хотя губы были сосредоточенно поджаты.

Уотсон опять не мог не улыбнуться, он привстал и согнул ноги Холмса в коленях, устраиваясь между ними. Лизнув палец, он осторожно провел им между ягодиц, даже ничего такого не думая, просто проверяя реакцию – Холмс на секунду замер, но потом легонько погладил Уотсона пальцами по бедру, не меняясь в лице, все с тем же сосредоточенно-испуганным выражением.

- Все будет хорошо, – Уотсон говорил это одними губами, наклоняясь и целуя согнутые, острые колени Холмса, – все будет хорошо… Правда, – вдруг остановился он, – нам понадобится вазелин. Я схожу наверх?

Холмс испуганно помотал головой:

- Нет, не оставляйте меня, Уотсон.

- Тогда…

- Я хочу, чтобы вы сделали все, что умеете.

- О господи, Холмс, – Уотсон засмеялся, – еще успеется, правда. Я люблю вас, каждый дюйм вашей кожи, каждый ваш выдох. Вам никуда не деться от меня.

- Я хочу, – упрямо повторил Холмс.

Тогда Уотсон позволил своей руке быть настойчивее.

Холмс прикрыл глаза и запрокинул голову, когда пальцы Уотсона проникли внутрь. У него были очень горячие пальцы. Жар от них поднимался по внутренностям и бил в диафрагму, торопя дыхание, биение сердца, ток крови.

Уотсон осторожно приподнял бедра Холмса и подтянул его повыше, осторожно поглаживая живот.
Он толкнулся сначала осторожно, но Холмсу все равно пришлось закусить губу, чтобы не вскрикнуть, а потом сильнее и сильнее.

- Я – человек, Уотсон, человек, вы понимаете? – шептал Холмс, глотая слезы.

- Да, да, – подтверждал Уотсон, почти ничего уже не соображая, не понимая, где они и что они делают, ощущая только, что они не сами по себе, а вместе, вдвоем состоят из плоти. Плоти, которая горит, горит подобно божественному огню, которая одухотворена, как в самом начале времен, до грехопадения.

Уотсон на несколько секунд даже совсем забыл о Холмсе, потому что перестал существовать и Холмс, и он сам – они соединились в гомункулуса, единое существо, полное только животной пульсацией жизни, которая рвалась наружу, сочилась из пор этого существа, разрывала ткани и слизистые – и наконец вырвалась, подобно гигантской волне света, сметая остатки плоти и возвращая Уотсону и Холмсу чувство отдельности.

Уотсон упал лицом в живот Холмса, мокрый от пота и спермы, прижимая горящий лоб, щеки, губы к твердым, вздымающимся от дыхания мышцам. Минуту Уотсону потребовалось, чтобы найти свои руки и все остальное тело и, осторожно высвободившись, вытянуться рядом с Холмсом, накрыв его согнутым бедром.

Холмс тяжело дышал и смотрел в потолок ничего не видящими, широко раскрытыми глазами.

- Мне показалось, что я умер, Уотсон, – сказал он, когда Уотсон положил тяжелую руку поперек его груди.

- Посмотрите на меня, Холмс. – Уотсон повернул к себе его лицо и, когда их глаза встретились, в тишине, вдруг воцарившейся в комнате, в квартире и, казалось, во всем мире, затянутом черным ночным покрывалом, произнес:

- Если я пойду долиной смертной тени, то не убоюсь зла, потому что ты со мной.

@темы: авторский фик, ШХ'Гранада, АКД

Комментарии
2011-02-22 в 23:41 

Curly_Sue
58 мальчиков на побегушках
здорово:small:
они такие трогательные, настоящие!
очень сильный текст, очень Бретт, по-моему))

2011-02-22 в 23:52 

sige_vic
One should always eat muffins quite calmly. It is the only way to eat them. (c) *** I could not look at her and not want to touch her (c)
*довольно* вот теперь я могу считать, что моя заявка на фест этими твоими двумя фиками была выполнена :-)

2011-02-23 в 00:01 

logastr
I sit cross-legged and try not to levitate too much! (с)
Curly_Sue спасибо)))

sige_vic да, очень емкая получилась заявка)))))))))))))) :love:

2011-02-23 в 01:54 

Бурная вода
Белая ворона по жизни..
logastr
Это потрясающе!
А НЦа - просто завораживающая, мне иначе даже не сказать.

2011-02-23 в 09:52 

Northern Fox
Цыганское веселье омрачается неисполнимым пассажем тромбонов ©
Завораживает.
Очень сильный текст, ощущенческий - со всеми звуками, запахами, ветром и перепадом температур, а август воспринялся как полноценный герой произведения.
Читала - и даже не приходится ничего представлять. Просто видела, что да, - так оно и было.
И очень достоверные оба - и Холмс, и Уотсон. И очень трогательные.
Цитировать ничего не буду - пришлось бы копировать весь текст)
Огромное спасибо автору))

2011-02-23 в 10:02 

Sectumsempra.
Моя профессия с утра до полвторого Считать что я – твоя Священная корова. (С)
Я всё-таки надеюсь, что там будет всё хорошо, да?))))

2011-02-23 в 10:25 

le scaphandre
:hlop:
прекрасный текст, очень "атмосферный", насыщенный, а главное - нца получилась очень в духе времени, если так можно выразиться:)

2011-02-23 в 11:20 

Сижу в комментах, жду, может найдется человек, которого сквикнет то же, что и меня :gigi:

2011-02-23 в 11:25 

Cake is the language of love
Потрясающе!:hlop:

2011-02-23 в 11:49 

Sectumsempra.
Моя профессия с утра до полвторого Считать что я – твоя Священная корова. (С)
Мильва А может оно и сквикнуло?))) откуда ты знаешь)

2011-02-23 в 11:54 

logastr
I sit cross-legged and try not to levitate too much! (с)
Бурная вода, Northern Fox спасибо. За нцу я переживала, можно сказать, первый раз дошла до рейтинга)

le scaphandre , Temniy Less спасибо!


Sectumsempra. Мильва предполагает, что если читатели не говорят, что их что-то сквикнуло, так их ничего и не сквикнуло. Логично, ога! )))

Мильва ты бы сказала уже, а то интригуешь)

2011-02-23 в 11:56 

Мильва [DELETED user]
logastr ты бы сказала уже, а то интригуешь)
Я жду пока скажут )

2011-02-23 в 11:57 

Sectumsempra.
Моя профессия с утра до полвторого Считать что я – твоя Священная корова. (С)
Мильва А может, тебя одно сквикнуло, а меня другое?))) меня вот история с анонимкой сквикнула)

2011-02-23 в 11:58 

Мильва [DELETED user]
меня вот история с анонимкой сквикнула)
Нет, другое ))) Но в общем-то история с анонимкой вытекает из того другого. Логастр в принципе достаточно непротиворечивый образ создала )

2011-02-23 в 11:58 

logastr
I sit cross-legged and try not to levitate too much! (с)
Мильва знаешь, возможно, это все-таки твой личный таракан. По-крайней мере я именно так считаю. Так что никто не скажет.

2011-02-23 в 12:00 

risowator
︺*_*︺ '^.^'∩
ух...

живые, да очень живые

2011-02-23 в 12:03 

logastr
I sit cross-legged and try not to levitate too much! (с)
risowator спасибо))))) я их полюбила очень.

2011-02-23 в 12:11 

Sectumsempra.
Моя профессия с утра до полвторого Считать что я – твоя Священная корова. (С)
Нет, но что ты сделала с бедными анонимусами)) у них начнётся когнитив))

2011-02-23 в 12:12 

logastr
I sit cross-legged and try not to levitate too much! (с)
Sectumsempra. не думаю :-D они просто не прочтут эту часть.

2011-02-23 в 12:14 

Sectumsempra.
Моя профессия с утра до полвторого Считать что я – твоя Священная корова. (С)
logastr Да прямо)) они тут пасутся)))

2011-02-23 в 13:23 

koudai
specific dream rabbit
напишу сейчас сразу о том, о чем думаю в данный момент, потому что как всегда много всего)))

так вот, в фике много есть такого, что разрушает пьедестал, срывает позолоту с Холмса - и Уотсон ему все прощает сразу, потому что принимает, как живого человека. почему-то меня не оставляет чувство, что те, кто читают, все же видят перед собой тот позолоченный образ. я и сама не могла простить Холмса за историю с борделем - ну, то есть Уотсон его простил, и это главное, причем тут я вообще)) но это неправильно! блин, ведь фик именно о том, что он живой человек, а не супермен.

Мильва, мне кажется это похоже на то, что мы обсуждали в фике Макальмы, разве нет? Холмс делает ошибки, потому что он не машина, не суперчеловек.

2011-02-23 в 14:08 

Мильва [DELETED user]
koudai мне кажется это похоже на то, что мы обсуждали в фике Макальмы, разве нет? Холмс делает ошибки, потому что он не машина, не суперчеловек.
Холмс может делать ошибки. Любой человек может делать ошибки, это факт, но дело не в этом. Канонный Холмс никогда не выстрелил бы первым в больного гемофилией подростка, будь этот подросток хоть трижды преступником. Если бы Холмс вздрогнул от резкого движения Уотсона и нечаянно спустил бы курок - это было бы ошибкой, да, и я бы в такую ошибку поверила. В то, что он может намеренно стрелять в подростка, зная, что этот подросток может истечь кровью от малейшей царапины, я не поверю никогда.

2011-02-23 в 14:31 

koudai
specific dream rabbit
Мильва вот если бы у него дрогнула рука - это была бы не ошибка уже. это была бы случайность, которая может случиться с любым в принципе.
а тут ситуация другая - будучи поставлен в такое положение, из которого выхода практически нет (как и там, где нужно остановить больного гемофилией, стреляющего в тебя) - Холмс может найти блестящий выход, а может и ошибиться. вот если эта вторая вероятность существует, и в четко отлаженный механизм попадает песок - тогда случаются ошибки.
как у Кэти в Маяке, когда Холмс забил преступника голыми руками. конечно тот Холмс больше похож на сияющего героя, за это, подозреваю, его и любят

2011-02-23 в 15:03 

Sectumsempra.
Моя профессия с утра до полвторого Считать что я – твоя Священная корова. (С)
Какие ужасы вы читаете)))
Меня тут сквикает история с анонимкой по той простой причине, что я в не верю в такое восприятие проституции у Холмса)
Как-то на роль поборника общественной морали он не тянет - и слава богу)))
Думаю, что он очухается после пережитого оргазма и голова у него встанет на место.
Он вполне там может ситуацию подправить, не подставляя себя.

2011-02-23 в 15:45 

koudai
specific dream rabbit
Sectumsempra. что пишут, то и читаем :gigi:
вот меня тоже история с анонимкой зацепила. мне казалось, что даже если в голову ему эта мысль бы и пришла (а он же был в таком состоянии, что могло прийти что угодно), то он бы не довел ее до исполнения.
честно говоря меня это ужасно колбасило и я даже не могу объяснить почему. точнее, вот Уотсон его простил, по другому быть и не могло. но я боялась представлять, что будет потом.
с другой стороны, я в них верю все-таки, потому что с самым страшным они уже справились и Уотсон пришел в себя.
вот кстати, холмсбыникагда - это я поняла. а Уотсон?

2011-02-23 в 15:46 

Sectumsempra.
Моя профессия с утра до полвторого Считать что я – твоя Священная корова. (С)
В смысле прибегать к услугам Стю? Вполне) тогдашние джентльмены как-то особо такими вещами не заморачивались)) по большей части)))

2011-02-23 в 16:00 

logastr
I sit cross-legged and try not to levitate too much! (с)
Эх, я влезу, но вы не пугайтесь, я не настаиваю, а тоже как читатель)))
я в не верю в такое восприятие проституции у Холмса) То, что он говорит о "рассаднике порока" и проч. это конечно же ложь - по-моему это понятно там - мы не всегда напрямую говорим о том, что думаем. Относительно борделя - это не сознательное решение, а почти сознательный "неправильный" шаг, шаг с пьедестала.
Но вообще-то я считаю, что сам по себе донос - это не то, из-за чего Холмс переживает. Он переживает потому как раз, что сделал это не из нравственной убежденности в своей правоте, а просто потому, что захотел отомстить, убрать Стю с дороги, как Давид убрал Урию.

2011-02-23 в 16:03 

Sectumsempra.
Моя профессия с утра до полвторого Считать что я – твоя Священная корова. (С)
А вот такое я вообще в нём не пойму) Он же убедился, что доктор у Стю не был уже давно) и вдруг вдогонку решил сыграть в царя Давида? не поздновато ли?
сам по себе донос - это не то, из-за чего Холмс переживает.
лучше бы он из-за этого переживал, имхо))

2011-02-23 в 16:21 

logastr
I sit cross-legged and try not to levitate too much! (с)
Sectumsempra. он играет в царя Давида не только потому, что ревнует, но и потому, что сам хочет убедиться, что не статуя, и Уотсону и всему миру это доказать. Что у него есть право на грех, как у любого другого человека.
Тут можно говорить о превышении необходимого, но он же на грани, так что в общем эмоционально этот поступок понятен, по-моему.

2011-02-23 в 16:23 

Sectumsempra.
Моя профессия с утра до полвторого Считать что я – твоя Священная корова. (С)
А по-моему нет)) Тут дело даже не в Холмсе, а вообще, в принципе.
Иди и доказывай себе, сколько угодно, что ты грешный - поди сделай что-нибудь с собой самим.
Но не за счёт же других? Однако ж, ходил ведь в церковь в юности)))

2011-02-23 в 16:28 

logastr
I sit cross-legged and try not to levitate too much! (с)
Sectumsempra. Однако ж, ходил ведь в церковь в юности))) чото я этого не поняла. Ты не хочешь же сказать, что мне, например, не ходившей в церковь и не верующей, некоторые нравственные высоты недоступны????

А про грех - вот ты как раз должна понимать, что сделать что-нибудь с собой, это не грех еще. Тем более, что с собой он ничего не может сделать по той причине, что ему ничего не делается, он статуя. Он же ничего не чувствует, когда отсасывает Стю - ничего! Он мог только еще самоубиться, больше ничего. Но что-то мне подсказывает, что самоубийство тут было бы большим грехом по отношению к Уотсону, чем то, что сделал Холмс.

2011-02-23 в 16:34 

Sectumsempra.
Моя профессия с утра до полвторого Считать что я – твоя Священная корова. (С)
Я хочу сказать, что определённые парадигмы христианского вероучения у него в голове засели накрепко.
А про грех - вот ты как раз должна понимать, что сделать что-нибудь с собой, это не грех еще.
Это грех. И я не беру в расчёт его суицидальные мысли.
Сделать любой вред своей душе - это грех. Но человек может себе нанести вред в состоянии аффекта, а может сознательно.
Второе, разумеется, в разы тяжелее.
Он мог только еще самоубиться, больше ничего
Он же не растерял мозги совсем?

2011-02-23 в 16:49 

logastr
I sit cross-legged and try not to levitate too much! (с)
Sectumsempra. я тебя не очень понимаю. Я говорю о том, что Холмс не может сделать ничего себе, кроме самоубийства. А ты мне про вред своей душе. Вот моему нехристианскому сознанию интересно в чем это конкретно выражается?

2011-02-23 в 16:50 

Sectumsempra.
Моя профессия с утра до полвторого Считать что я – твоя Священная корова. (С)
Ты мне сначала лучше скажи, как автор - он послал анонимку в состоянии аффекта или по зрелому размышлению?

2011-02-23 в 16:54 

logastr
I sit cross-legged and try not to levitate too much! (с)
Sectumsempra. там в тексте по-моему все про это понятно, не?

2011-02-23 в 16:55 

Sectumsempra.
Моя профессия с утра до полвторого Считать что я – твоя Священная корова. (С)
Вот как раз не очень понятно) потому что, если он задумал изначально побыть Давидом, зачем было пытаться вступить в сношение со Стю? Это скорее намекает на аффект после того.

2011-02-23 в 17:02 

logastr
I sit cross-legged and try not to levitate too much! (с)
Sectumsempra. ты вот счас про что?
мне все время приходится тебя переводить для себя и я не уверенна, что я правильно это делаю. Поэтому я уточняю - ты считаешь, что после посещения проститутки у Холмса наступил аффект, а не сильно ДО этого, как в тексте и сказано?

2011-02-23 в 17:07 

Sectumsempra.
Моя профессия с утра до полвторого Считать что я – твоя Священная корова. (С)
Я уточняю у тебя, как у автора, в какой момент его переклинило)
Я вообще человек к аффектам не склонный совершенно, поэтому мне тяжело представить себе ситуацию, когда я не буду думать головой, что и как я делаю. Даже, грубо говоря, захотев сделать бяку ближнему, я сначала это обдумаю))
Поэтому, если Холмс пошёл к Стю слегка уже не в себе (или не слегка), значит по возвращении домой (а его слова это подтверждают) он уже сообразил, что поступил, мягко скажем, нехорошо. Почему он ничего не предпринял?

2011-02-23 в 17:10 

koudai
specific dream rabbit
я влезу, со своей глупостью. потому что вот даже Давид был прощен, хотя он делал многое именно со злого умысла и по зрелому размышлению. но мне все же кажется, что библейские мотивы здесь не однозначны, да и на самом деле у этой истории не одно толкование.

а вот насчет выбора я уже писала Мильве - в ситуации когда можно сделать что-то невероятное, а можно сделать ошибку, Холмс обычно делал первое. но - "песок в механизме", он потерян и ни в чем уже не уверен.

2011-02-23 в 17:12 

logastr
I sit cross-legged and try not to levitate too much! (с)
Sectumsempra. Почему он ничего не предпринял? что, например?)))))

2011-02-23 в 17:13 

Sectumsempra.
Моя профессия с утра до полвторого Считать что я – твоя Священная корова. (С)
logastr Например, послал другую анонимку - хозяину табачной лавки с одним из своих мальчишек.

2011-02-23 в 17:20 

logastr
I sit cross-legged and try not to levitate too much! (с)
Sectumsempra. почему ты считаешь, что одна глупость исправляет другую? ))))

На самом деле, я просто не знаю, что они будут делать с этой ситуацией дальше - переживать, прощать друг друга, доставать анонимки, писать новые, пытаться замять это дело (хотя лично мне все эти действия кажутся глупыми, если честно). На самом деле "это ничего", как говорит Уотсон. Потому что к этой истории это уже не имеет отношения - в этой истории Холмс совершил подлость (по крайней мере, он так считает). Все.

2011-02-23 в 17:22 

Sectumsempra.
Моя профессия с утра до полвторого Считать что я – твоя Священная корова. (С)
Я не думаю, что сделать так, чтобы парня не замели, это глупость.
А уж доктора я тут совершенно не понимаю.
Ну, Холмс-то ладно - Стю для него был совершенно посторонним типом.
Но вот доктор бы мог хотя бы почесаться)))

2011-02-23 в 17:25 

sige_vic
One should always eat muffins quite calmly. It is the only way to eat them. (c) *** I could not look at her and not want to touch her (c)
Sectumsempra. Но вот доктор бы мог хотя бы почесаться))) Меня лично в этой ситуации утешило то, что logastr оставила это за кадром, т.е. не написала прямо, что они ничего не сделали. У доктора вполне было время с утра съездить и элементарно предупредить паренька - анонимка все равно раньше утра на стол полицейского инспектора бы не попала, а пока бы они еще рейд туда выслали.
Ну, это лично я так думаю - и лично мне приятнее думать, что он что-то сделал по этому поводу, да.

2011-02-23 в 18:00 

Бурная вода
Белая ворона по жизни..
А меня сквикнули немного школьные годы Холмса.
Не то, что он попал в такую ситуацию, а то, что за два года он не нашел из неё выхода. И где в это время был Майкрофт? Или у них разница в возрасте слишком большая?

2011-02-23 в 18:06 

Мильва [DELETED user]
Бурная вода Майкрофт старше на семь лет, так что он далеко.

2011-02-23 в 20:12 

rane
Паранойя еще не повод думать, что за вами никто не следит.
Вау, какой текст, как... красиво, дьявол побери, написано!:inlove:

Накануне Холмс уснул, когда кончился дождь и начало светлеть, – почему-то в сумраке между волком и собакой молоток, который колотился внутри его черепной коробки всю предыдущую неделю, как-то слегка успокоился.
Это просто ЫЫЫЫЫ как красиво!

и вот это: Вниз ведут семнадцать ступеней, но они ведут его в неизвестность. Семнадцать вздохов свободы. Вверх – только двенадцать. Шесть и шесть. Дюжина толчков сердца…
На тоненькой грани пафоса, но только на грани, очень очень тонко!

По сюжету - меня ничего не сквикнуло, совершенно. Я считаю, что поведение этого Холмса, с его спихологическими характеристиками, заявленными в тексте, абсолютно логично. Случай с борделем... Я это увидела примерно так - для него случай со Стью, это что-то такое... как попытка перешагнуть через себя, через свое прошлое, что ли. Ну вот, как говорят - чтобы возродиться, надо сгореть до тла. А в данном случае - опуститься на тот круг ада, на котором когда-то застрял. И чем грязнее, тем выше потом очищение. А донос... ну, в конце концов он и сам прекрасно понимает, как и почему поступил. Главное, что Уотсон все понял правильно и оценил этот ва-банк.
Уж не знаю, то ли вкладывал в текст автор, но я разглядела именно это.
В любом случае меня прям размазало от этого текста, в самом хорошем смысле.:heart:

2011-02-23 в 20:34 

logastr
I sit cross-legged and try not to levitate too much! (с)
Бурная вода это сложный вопрос, и я даже и не знаю, как на него ответить. Для меня мальчик! (маленький мальчик, заметим, не Шерлок Холмс взрослый), который два года терпел и не убил, не покалечил и не донес не хуже того, который убил бы или донес. Просто не знаю, наверное моя фантазия авторская тут не срабатывает, что он мог бы сделать. Потом, я хочу подчеркнуть, что это длилось только два года, то есть пока Лоу не закончил школу. Шерлок не стал потом одним из тех, кто устраивает "дежурства" для новичков, не вступил в новую связь - он заработал себе автономию таким образом. Да, это звучит наверное очень цинично, но он расплатился же потом сторицей.

rane спасибо! Я очень-очень рада, что тебе понравился текст и не сквикнул Холмс, что его все-таки можно понять и простить))))))))))

2011-02-23 в 21:10 

Мильва [DELETED user]
logastr Для меня мальчик! (маленький мальчик, заметим, не Шерлок Холмс взрослый), который два года терпел и не убил, не покалечил и не донес не хуже того, который убил бы или донес.
Тут дело не в том, что он лучше или хуже. А в том, что из мальчика, который два года терпел, никогда не вырос бы канонный Шерлок Холмс. Он стал бы совсем другим человеком.

2011-02-23 в 21:13 

rane
Паранойя еще не повод думать, что за вами никто не следит.
Мильва это почему же?

2011-02-23 в 21:17 

rane Потому что у него даже мысли не возникает о том, чтобы противостоять насилию.
Есть система, в которой старшие ученики насилуют младших, есть круговая порука и есть закон молчания, как в мафии, и этот мальчик идет по пути наименьшего сопротивления, выбрав покровительство одного из учеников и тем самым в эту систему встроившись. Мысли о бунте, о том, чтобы выломиться из системы, у него даже не возникает.

2011-02-23 в 21:18 

logastr
I sit cross-legged and try not to levitate too much! (с)
Мильва я как раз считаю, что именно он и вырос бы. Потому что, когда я эту ситуацию придумывала и продумывала, я исходила из того, как я понимаю канон. Например, тот канонный факт, что у Холмса совершенно явные проблемы с коммуникацией вообще, не только интимной (Он говорит Уотсону, что он его единственный друг!) Про интимную молчу вообще. Эта его пресловутая асексуальность не может быть следствием благополучного детства. И если бы он оказал бы бешеное сопротивление, убил бы или донес - он превратился бы в какого-то другого Холмса, очень успешного полицейского, например. Потому что такие неломающиеся натуры возглавляют других людей, а не прячутся от них в отдельных квартирах.
Вот так я считаю.
Но ты, безусловно, можешь считать иначе))

2011-02-23 в 21:23 

Мильва [DELETED user]
logastr он превратился бы в какого-то другого Холмса, очень успешного полицейского, например.
Он не мог бы стать полицейским, потому что это противоречит его природе. Он не вписывается в армейскую/полицейскую систему с ее субординацией, правилами, приказами, которые не обсуждаются, и начальниками, которые всегда правы. Он свободный художник, он никому не подчиняется и он сам для себя устанавливает правила. Это суть личности, без этой сути для меня Холмса нет.

2011-02-23 в 21:26 

Мильва [DELETED user]
Сорри, я это все-таки сюда кину:

Milva ‎(21.02.2011 23:47):
А я все думаю, что он мог бы сделать, и в итоге я думаю, что если бы я писала эту историю, у меня все было бы иначе )))
Milva ‎(21.02.2011 23:48):
Во-первых, он не связался бы с этим парнем.
Milva ‎(21.02.2011 23:48):
Во-вторых, когда старшеклассники его затащили бы к себе в спальню, он бы отбивался зубами и когтями и действительно кому-нибудь что-нибудь бы откусил ))))
Milva ‎(21.02.2011 23:49):
В итоге дело бы кончилось чудовищным скандалом, кучу пацанов выгнали бы из школы, а от Шерлока до конца учебы все шарахались бы как от зачумленного
Milva ‎(21.02.2011 23:49):
Патамушта больной на всю голову
Milva ‎(21.02.2011 23:49):
И совсем без тормозов )))
Milva ‎(21.02.2011 23:49):
Вот такая грустная у меня была бы история )

2011-02-23 в 21:26 

Бурная вода
Белая ворона по жизни..
logastr
Я не знаю, что мог сделать мальчик. Про убил, донес, пожаловался взрослым - и речи нет. Но я не так умна, как Холмс. А он - умен. Ум, ИМХО, это не возрастное качество. ИМХО, Холмс, даже ребенком, придумал бы способ борьбы или неподчинения, свой и успешный.
А наблюдательный Майкрофт, видя брата на каникулах, мог бы догадаться о происходящем и вмешаться.

2011-02-23 в 21:27 

Бурная вода Смотри мой коммент выше. Я конечно не так умна, как Холмс, но для меня подчиниться сексуальному принуждению - это последнее, что бы я сделала.

2011-02-23 в 21:32 

Бурная вода
Белая ворона по жизни..
Мильва
Честно говоря, когда я читала, я думала, что эту щепку Холмс в Лоу всадит в этом чулане. Или еще что-то подобное устроит.

2011-02-23 в 21:33 

logastr
I sit cross-legged and try not to levitate too much! (с)
Мильва он свободный художник, который не подчиняется, противостоит системе. Но когда-то он должен был понять порочность системы, чтобы ее от себя выкинуть. Рассуждения о какой-то "природе" мне непонятны, потому что они как раз - суть представления о Холмсе, как о некоем нравственном феномене, ах-ах, супермене с какими-то суперспособностями.

То, что ты описала в асечном логе - это не канонный Холмс, на мой взгляд, а Холмс Кейти - очень красивый, сильный и жестокий, и, самое главное, очень современный!!!

Бурная вода о, да, Холмс - он конечно с детства сверхчеловек. Да что там, у них вся семья такая! :-D

2011-02-23 в 21:34 

Мильва [DELETED user]
Бурная вода Смотри!
Если что, логастр разрешила цитировать )

Milva ‎(17:19):
А еще он мог нож достать!
Milva ‎(17:19):
Украсть на кухне, например )))
logastr ‎(17:19):
лол
Milva ‎(17:20):
Пришел бы в спальню к пацанам, сказал бы: Ну подходите, кто смелый )
logastr ‎(17:20):
как тебя спющило-то все-таки))))
Milva ‎(17:20):
Думаешь, кто-то сунлся бы?
Milva ‎(17:20):
Сплющило! )))))))))
Milva ‎(17:20):
Я просто подумала, что этой щепкой не себе бы в руку ткнула, а этому парню в пах
logastr ‎(17:20):
ты проецируешь свое восприятие, свой характер, свое мироощущение (а не сто лет назад) на Холмса
Milva ‎(17:21):
А потом думаю - бля, зачем щепкой-то, когда можно ножом? )))))

2011-02-23 в 21:35 

Мильва [DELETED user]
logastr о, да, Холмс - он конечно с детства сверхчеловек.
Для того чтобы сопротивляться, когда в тебя пытаются член всунуть, не надо быть сверхчеловеком. Это нормальная реакция нормального человека.

2011-02-23 в 21:39 

Бурная вода
Белая ворона по жизни..
logastr
Дело не в "сверх". Но Холмс стал умным и гениальным не вдруг в 20 или в 30 лет. Он таки, ИМХО, особенный с рождения.

2011-02-23 в 21:44 

Бурная вода
Белая ворона по жизни..
Мильва
В фике нарисован мир, где старшие имеют право всовывать свой член в младших, а те обязаны терпеть. Хотя я сильно сомневаюсь, что у нежелающих не было возможности сопротивлятся. Ибо всегда были те, кому все равно, те кто не умеет сопротивлятся - так зачем ломать тех, кто сопротивляется? Нарываться на скандал?

2011-02-23 в 21:46 

logastr
I sit cross-legged and try not to levitate too much! (с)
Это нормальная реакция нормального человека. Знаешь, я уже тебе говорила в аське - ты проецируешь свой собственный опыт на ребенка, который жил сто лет назад, опыт сопротивления насилию, а не школьным обычаям. Все-таки это разные ситуации. Почитай дайр Тесс, много викторианцев считали подобные ситуации - ситуациями насилия?

И мне очень грустно, что норма для тебя воплощена в единственном варианте поведения((((

2011-02-23 в 21:50 

Мильва [DELETED user]
logastr опыт сопротивления насилию, а не школьным обычаям.
Оттого, что насилие стало обычаем, оно насилием быть не перестает.

2011-02-23 в 21:51 

Sectumsempra.
Моя профессия с утра до полвторого Считать что я – твоя Священная корова. (С)
Почитай дайр Тесс, много викторианцев считали подобные ситуации - ситуациями насилия?
Э, пардон. Есть разница между обожанием и ухаживанием за хорошенькими мордашками и откровенным насилием - причём в школе, а не в колледже. И в том же дайре Тесс есть и истории о том, как директора, у которых такое процветало, кончали очень плохо_)

2011-02-23 в 21:54 

logastr
I sit cross-legged and try not to levitate too much! (с)
Бурная вода Он таки, ИМХО, особенный с рождения. я в дайре про это написала. Он особенный, да, но только тем, что селф мейд, сделал себя сам. И этому, кстати, много подтверждений в каноне - например, то наблюдение Уотсона, что Холмсово логическое мышление родилось в сопротивлении романтической мечтательности, которая присуща ему от природы. По-моему, замечательно-точное наблюдение. Он себя, как и свою теорию, и свою профессию создал сам.

2011-02-23 в 21:57 

logastr
I sit cross-legged and try not to levitate too much! (с)
Sectumsempra. не понимаю я, в чем моя история этому противоречит? там про директора ничего не сказано, да и у Тесс я не помню историй про "очень плохо", не передергивай. Максимум, переводили в другое место.
И именно о школе с 11 до 17 лет примерно и шла речь у Тесс, и не только у нее. В коллеждах университета занимались совсем другими вещами))))))))))

2011-02-23 в 22:01 

Мильва [DELETED user]
logastr Холмсово логическое мышление родилось в сопротивлении романтической мечтательности, которая присуща ему от природы.
Я очень даже верю этому, и я считаю, что он от природы очень эмоциональный человек, и, видимо, в детстве-юности ему было очень трудно со своими эмоциями справляться, и вероятно он считал, что развитие способностей к логическому мышлению поможет ему справляться с эмоциями.
Но каким боком это связано с двумя годами сексуального принуждения? Если он был импульсивным и эмоциональным товарищем, то тем более, скорее бы в драку кинулся, чем стал отсасывать в обмен на покровительство :nope:

2011-02-23 в 22:04 

Sectumsempra.
Моя профессия с утра до полвторого Считать что я – твоя Священная корова. (С)
logastr А пятно на репутации - это как, ничего? Для викторианского джентльмена.

2011-02-23 в 22:05 

Бурная вода
Белая ворона по жизни..
logastr
Ну нельзя у себя ум развить, ИМХО.
Наблюдательность - можно, логику - наверное тоже. Но не ум.
Понимаешь, Холмс в той ситуации, ИМХО, мог подчинится насилию - но не на два года, вот в чем фишка. Он голову бы сломал, но придумал бы, как этого избежать, не дожидаясь, пока Лоу выпустится.
Как именно - не знаю.

2011-02-23 в 22:06 

logastr
I sit cross-legged and try not to levitate too much! (с)
Мильва это пример работы над собой, преодоления себя. То, что ты описываешь - про щепку, нож и яростное сопротивление - это здорово, конечно, но каким боком это относится к Холмсу?

Из этого маленького Холмса, (все-таки не надо обвинять его во "встраивании в систему", если бы он встроился, как многие и многие другие, он бы нормально женился в положенный ему срок, или завел бы иные отношения, но никак не получил бы такую травму) не выросла бы Мильва, тут я согласна, но Мильва - не канонный Холмс.

2011-02-23 в 22:07 

Sectumsempra.
Моя профессия с утра до полвторого Считать что я – твоя Священная корова. (С)
logastr Теперь скажи мне, пожалуйста, а где в каноне сказано, что Холмс в школе подвергался сексуальному насилию?))

2011-02-23 в 22:09 

logastr
I sit cross-legged and try not to levitate too much! (с)
Бурная вода тут ты хорошо, что имхо поставила. На этом можно остановиться.

2011-02-23 в 22:34 

Ural Lynx
Дикая, но симпатишная (с)
logastr Потрясающий фик. Читать его было и хорошо, и больно. Вот просто до слёз.
Скажу честно, эпизод из детства Холмса меня потряс, но не сквикнул. Потому что я могу допустить, что было в детстве Холмса что-то такое, страшное, в чём ему никто не помог, отчего потом и одиночество, и замкнутость, и недоверие к людям. Но даже не хочется по этому вопросу спорить, потому что главное в тексте для меня не это.
Вот от этих слов меня до дрожи пробрало: Если я пойду долиной смертной тени, то не убоюсь зла, потому что ты со мной. Это самое дорогое и важное, что я хочу видеть в отношениях Холмса и Уотсона, ощущение их единства, близости, нужности друг другу, любви до конца жизни и даже после смерти. И я так рада, что они оба это поняли; и верю в их счастье, хотя легким оно, наверное, не будет)

2011-02-23 в 22:40 

koudai
specific dream rabbit
мне кажется, что мысль о том, что Холмс в детстве подвергался какому-либо насилию без возможности ответить - она очень часто в фикшене повторяется. домашнее оно или школьное, сексуальное или нет - обычно таким образом объясняют многие черты его характера и как ни пичально, объясняет лучше всего остального.
НО
я думаю, что в этом тексте ужасно, просто невыносимо хотелось, чтобы Холмс сопротивлялся. вот тут выше кто-то писал про щепку в зад, и это общая идея, согласитесь. так вот Холмс и текст виноват только в том, что наши ожидания разочаровал. про себя скажу в первую очередь - да я бы хохотала и прыгала по комнате, если бы Холмс придумал какую-то штуку и всех замочил все кончилось бы хорошо. но это опять же та ситуация, в которой он мог сделать что-то блестящее, а мог и оступиться.

Мильва, я там выше писала уже, про Кэтин "Маяк" - мне кажется ситуация вообще похожа очень. разница в том, что через много-много лет Майкрофт покарал анально придурка Гарри и все возрадовались (ну и я как все, конечно)). но то ведь было решения Майкрофта, а не Холмса и оно имхо было очень характерно именно для него.
я-то к чему это написала - к тому, что это частность, но во многом Кэти угадывает мотивы Холмса очень ярко, несмотря на все остальное.

2011-02-23 в 22:54 

logastr
I sit cross-legged and try not to levitate too much! (с)
Sectumsempra. Теперь скажи мне, пожалуйста, а где в каноне сказано, что Холмс в школе подвергался сексуальному насилию?)) О_О ну перечитай мои комменты и скажи мне, где я говорила, что это есть в каноне.


Ural Lynx спасибо! Я очень рада, что тебе понравилось и что ты в них поверила. Мне очень хотелось, чтобы в хэ, хотя бы и относительный, тут верилось бы! И да, ты права, это самое главное - чтобы Уотсон был рядом, несмотря ни на что!

koudai дело не в том, что это частый мотив в фикшене (которого я не читала, кстати), а в том, что это действительно хотя бы частично какие-то вещи объясняет. Ну, может быть, не на сто процентов, я не знаю.

И ты права в том, что к Холмсу такие требования - он уже и в детстве не имеет права на ошибку((( а уж во взрослом возрасте - ваще холмсбыникагда. Мне обидно за него, тем более я и писала оба фика про то, как плохо быть кумиром чьим-то.

2011-02-23 в 22:57 

Sectumsempra.
Моя профессия с утра до полвторого Считать что я – твоя Священная корова. (С)
logastr Но ты же всю дорогу ссылаешься на канон)
Да, мы имеем у Холмса некий набор тараканов. А проще эти тараканы разве человек заработать не может?

2011-02-23 в 23:03 

logastr
I sit cross-legged and try not to levitate too much! (с)
Sectumsempra. то есть, проще? просто в 17 его поразила внезапная импотенция и он поэтому отказался от дружбы, секса и прочих штук? О_о

слушай, не надо мне приписывать то, что я не делаю. Меня обвинили в ООСе, я утверждаю, ссылаясь на канон, что у меня ООС минимальный, но это не значит, что могло быть все ТОЛЬКО так и никак иначе. Я этого нигде и никогда не утверждала.

У этого Холмса - случилось так, вот и все.

2011-02-23 в 23:04 

Sectumsempra.
Моя профессия с утра до полвторого Считать что я – твоя Священная корова. (С)
У этого Холмса - случилось так, вот и все.
Собственно, вот это я и хотела услышать))
А проще - достаточно иногда быть очень несчастным в своей семье. Для начала.

2011-02-23 в 23:06 

logastr
I sit cross-legged and try not to levitate too much! (с)
Sectumsempra. я рада, что тебе наконец стало понятным то, что очевидно было с самого начала.

2011-02-23 в 23:07 

Sectumsempra.
Моя профессия с утра до полвторого Считать что я – твоя Священная корова. (С)
logastr Кстати, от дружбы он не отказывался. Он сам лично упоминал двух своих друзей юности - Тревора и Месгрейва.

2011-02-23 в 23:09 

sige_vic
One should always eat muffins quite calmly. It is the only way to eat them. (c) *** I could not look at her and not want to touch her (c)
Как у вас тут интересно! :-)
logastr А помнишь, ты жаловалась, что в ШХ-фандоме никто ничего не критикует - и это ужасно скучно?

2011-02-23 в 23:16 

koudai
specific dream rabbit
Sectumsempra. я продолжаю утверждать, что Холмс тут не оправдал лично наших ожиданий и к канону это весьма опосредованно можно отнести. я ж не зря написала, что есть десятки разных версий того, каким образом Холмс такой, какой есть и что было в детстве.
и - очень важно же - что детство/юность не просто придумываются, а рассчитываются исходя из тех качеств, о которых нам известно из канона. ну ты же сама так делаешь, правда?

2011-02-23 в 23:16 

logastr
I sit cross-legged and try not to levitate too much! (с)
Sectumsempra. он сказал Уотсону "вы мой единственный друг"))) он не говорил, что Тревор или Масгрейв были его друзьями. Они были его однокашниками, ога.

sige_vic ну вот на меня снизошла манна в виде дискуссий, и это здорово на самом деле, я рада! )))))

2011-02-23 в 23:19 

Sectumsempra.
Моя профессия с утра до полвторого Считать что я – твоя Священная корова. (С)
logastr Мне процитировать канон? Легко))
- Вы никогда не слышали от меня о Викторе Треворе? - спросил Шерлок
Холмс. - Он был моим единственным другом в течение двух лет, которые я
провел в колледже. Я не был общителен, Уотсон, я часами оставался один в
своей комнате, размышляя надо всем, что замечал и слышал вокруг, - тогда
как раз я и начал создавать свой метод. Потому-то я и не сходился в
колледже с моими сверстниками. Не такой уж я любитель спорта, если не
считать бокса и фехтования, словом, занимался я вовсе не тем, чем мои
сверстники, так что точек соприкосновения у нас было маловато. Тревор был
единственным моим другом, да и подружились-то мы случайно, по милости его
терьера, который однажды утром вцепился мне в лодыжку, когда я шел в
церковь. Начало дружбы прозаическое, но эффективное. Я пролежал десять
дней, и Тревор ежедневно приходил справляться о моем здоровье. На первых
порах наша беседа длилась не более минуты, потом Тревор стал засиживаться,
и к концу семестра мы с ним были уже близкими друзьями. Сердечный и
мужественный, жизнерадостный и энергичный, Тревор представлял собой полную
противоположность мне, и все же у нас было много общего. Когда же я узнал,
что у него, как и у меня, нет друзей, мы сошлись с ним еще короче.


Реджинальд Месгрейв учился в одном колледже со мной, и мы были с ним
в более или менее дружеских отношениях. Он не пользовался особенной
популярностью в нашей среде, хотя мне всегда казалось, что высокомерие, в
котором его обвиняли, было лишь попыткой прикрыть крайнюю застенчивость.

2011-02-23 в 23:30 

koudai
specific dream rabbit
Sectumsempra. блин, я вспомнила, что не люблю Тревора))) вот внезапно и бессмысленно не люблю))))
но честно, я не совсем понимаю, о чем ты сейчас говоришь. о том, что у Холмса таки были друзья? но точно также можно фантазировать на тему что с ними потом стало и какие конкретно отношения у них были. просто в целом у Холмса был приятель в школе и приятель в колледже, и хотя в моем фаноне, например, эти отношения были весьма прохладными, но это только мой фанон. могло быть что угодно.
это как-то вступает в противоречие с текстом?

2011-02-23 в 23:35 

Бурная вода
Белая ворона по жизни..
logastr
Не обижайся, пожалуйста. Ты написала потрясающую, захватывающую историю. читать дальше

2011-02-23 в 23:42 

Sectumsempra.
Моя профессия с утра до полвторого Считать что я – твоя Священная корова. (С)
koudai 2011-02-23 в 23:16
logastr пишет и далее по тексту.

2011-02-23 в 23:43 

koudai и - очень важно же - что детство/юность не просто придумываются, а рассчитываются исходя из тех качеств, о которых нам известно из канона. ну ты же сама так делаешь, правда?
Именно поэтому меня этот фрагмент так сильно и сквикнул. Он может быть объяснением холмсовской асексуальности (одним из, по крайней мере), но зато перечеркивает напрочь кучу других холмсовских качеств.

2011-02-23 в 23:49 

logastr
I sit cross-legged and try not to levitate too much! (с)
Бурная вода ну я с тобой не согласна в главном - в том, что ум - это врожденное, поэтому все остальное это уже как-то не имеет смысла обсуждать, по-моему.

Sectumsempra. это похоже очень на рассказ Чехова "Срезал" :-D

Мильва :nope: я не вижу, чтобы что-то перечеркивало. Уже выше много раз говорила)))) Щас начну как Сема ссылки давать))

2011-02-23 в 23:52 

Бурная вода
Белая ворона по жизни..
logastr
Я поняла твою позицию.

2011-02-23 в 23:54 

Моя профессия с утра до полвторого Считать что я – твоя Священная корова. (С)
Мильва У меня уже формулировка отключилась, но с твоим последним утверждением соглашусь)

2011-02-24 в 00:02 

sige_vic
One should always eat muffins quite calmly. It is the only way to eat them. (c) *** I could not look at her and not want to touch her (c)
Sectumsempra. Кстати, про Месгрейва права logastr, а не ты, потому что "более-менее дружеские отношения" - наглая отсебятина переводчика. В оригинале I had some slight acquaintance with him. Почувствуйте разницу, как говорицца :-) Вот Тревор - да, тот другом был.

2011-02-24 в 00:05 

Sectumsempra.
Моя профессия с утра до полвторого Считать что я – твоя Священная корова. (С)
sige_vic Ну, упс))) однако вот в Гранаде они там явно не просто мало-мальски знакомые)

2011-02-24 в 00:14 

koudai
specific dream rabbit
Мильва но зато перечеркивает напрочь кучу других холмсовских качеств.
я все-таки спрошу каких? просто это и есть ключевой момент во всем обсуждении, на мой взгляд. что именно в будущем получилось неправильно с таким прошлым.

2011-02-24 в 00:19 

logastr
I sit cross-legged and try not to levitate too much! (с)
Sectumsempra. ой, в Гранаде Холмс там "замечательно" о Масгрейве отзывается, что просто ты зря об этом вспомнила :lol:

2011-02-24 в 00:33 

Мильва [DELETED user]
koudai я все-таки спрошу каких?
С каких это пор канонный Холмс превратился в запуганное существо, способное два года сосать хуй в обмен на видимость защиты?

2011-02-24 в 00:42 

koudai
specific dream rabbit
Мильва честно не знаю как можно было это увидеть в тексте. или расставить акценты именно так.

но в любом случае это вот то, о чем я раньше писала. мы не можем утверждать что тот или иной Холмс-ребенок каноничен или нет. мы может только говорить, исходя из того, что было написано и как Уотсон это увидел через много лет. грубо говоря мы смотрим на Холмса в настоящем времени, а о прошлом можем только строить догадки.
что в нынешнем Холмсе, в каноне, запрещает думать что этого не было?

2011-02-24 в 00:47 

logastr
I sit cross-legged and try not to levitate too much! (с)
Мильва ребенок, который выбрал из двух зол как ему казалось меньшее, (которое потом, возможно, оказалось большим) и к тому же отключил потом эту функцию в своей голове - его никак нельзя назвать забитым существом.

И ты так и не ответила на вопрос о том, какие же качества Холмса перечеркивает этот эпизод.

2011-02-24 в 01:03 

rane
Паранойя еще не повод думать, что за вами никто не следит.
Боже мой, лучше бы я этого обсуждения не видела - взрыв мозга с его последующим развешиванием на кустах...О_о

2011-02-24 в 07:19 

Мильва [DELETED user]
koudai Ну, если отвлечься от таких "неочевидных" качеств, как ум, находчивость и смелость, есть еще вопрос самоуважения. Чтобы вот так покорно подчиниться насилию, даже не пытаясь трепыхаться, надо или очень сильно бояться альтернативы, или в глубине души считать себя ничтожеством, достойным именно такого обращения. В любом случае имеем или труса, или абсолютно неуверенного в себе человека, у которого если и было какое-то уважение к себе до этого эпизода, то после него о самоуважении уже не может быть и речи.
А самоуважение - вещь такая, что ее очень легко потерять, но очень тяжело отрастить, и человек, попробовавший этот путь "наименьшего зла", в конце концов именно его и будет раз за разом выбирать, приспосабливаясь к обстоятельствам и ложась под того, кто сильнее, потому что стержень личности уже сломан, вера в свои силы, в способность отстоять себя сломана, уверенности в том, что ты чем-то ценен, помимо таланта быть сексуальной игрушкой, нет и не будет. Этот эпизод отразится не только на сексуальной жизни этого мальчика, он отразится на всех сторонах его личности, и это неизбежно.
Если такой вариант, по твоему, сочетается с образом канонного Холмса, значит, у нас с тобой разный канон.

2011-02-24 в 08:40 

Бурная вода
Белая ворона по жизни..
logastr
Мне хочется посмотреть на аналогичную ситуацию с другим ребенком.
Так давай возьмем другого ребенка примерно того же времени, и представим его в аналогичной ситуации. Хогвартс - та же Англия, примерно тот же исторический период, а значит и там возможны такие же обычаи. И Альбуса - ребенка, из которого вырос очень умный взрослый.
Стал бы он сопротивлятся таким обычаям? Подчинился бы силе? Терпел бы два года?

АПД
Можно было бы еще взять Киплинговского Кима, но его гораздо сложнее представить попавшим в такую ситуацию, да и воспитание там уличное, с более высоким навыком самозащиты.

2011-02-24 в 09:00 

Мильва [DELETED user]
И еще момент - Логастр упорно говорит о "меньшем зле". Я не вижу там меньшего зла, я вижу одно-единственное зло,
С моей точки зрения, выбор, который стоит перед этим мальчиком заключается не в том, отсосать у одного парня или у целой спальни парней, а в том, подчиниться насилию или пытаться бороться, а количество насильников имеет значение лишь постольку поскольку с одним справиться легче, чем с несколькими.
И вот подчиниться насилию в той ситуации - это значит растоптать себя, свою личность, свое чувство собственного достоинства без надежды на восстановление.

2011-02-24 в 09:11 

Бурная вода
Белая ворона по жизни..
Мильва
Как мне кажется, здесь Холмс просто перестает считать происходящее - насилием, а воспринимает неприятным обычаем. Как не считалось насилием телесное наказание этих самых школьников.

Как я понимаю, он и из сексуальной сферы сиё действие как бы исключает. Т.е. это для него столь же далеко от секса, сколь мытье пола.

Т.е. это не потеря самоуважения, а отрицание того, что сие действие к самоуважению имеет хоть какое-то отношение. Коряво сказала, но как-то так.

Все ИМХО имхастое, конечно.

2011-02-24 в 09:20 

Мильва [DELETED user]
Бурная вода отрицание того, что сие действие к самоуважению имеет хоть какое-то отношение.
Самообман такой своеобразный, да? В качестве защитной реакции?

2011-02-24 в 09:28 

Бурная вода
Белая ворона по жизни..
Мильва
Ага.

2011-02-24 в 09:29 

sige_vic
One should always eat muffins quite calmly. It is the only way to eat them. (c) *** I could not look at her and not want to touch her (c)
Бурная вода Как я понимаю, он и из сексуальной сферы сиё действие как бы исключает. Т.е. это для него столь же далеко от секса, сколь мытье пола. Я тоже так думаю. В конце концов, минет может быть очень механистическим действием - более механистическим, чем половой акт. Тем более что ему, насколько я поняла, на момент, когда все началось, 11 лет - этот возраст для многих мальчиков еще допубертатный.
Мне показалось еще очень характерным, что он со Стю сделал то же, что привык делать в школе с Лоу. Т.е. неприятную, но привычную рутину, которая для него вообще не ассоциируется с сексуальным возбуждением и выполняется на автомате, с отключенными эмоциями.

2011-02-24 в 10:17 

Бурная вода
Белая ворона по жизни..
sige_vic
Угу. ИМХО, этим его минет Стю (сама возможность такого) и объясняется, частично.

2011-02-24 в 10:31 

koudai
specific dream rabbit
Мильва увы я не психолог, чтобы точно знать как что и на ком отразится, да и они не знают сами))) психологи, я имею в виду)))

просто смотри как это выглядело для меня
большее зло - это не спальня старших мальчиков, это как раз последствия сопротивления в принципе - то есть неприятности в школе, исключение, разочарование родителей, кто еще знает что. для начала я вполне доверяю маленькому Холмсу даже здесь, если он считает, что это единственный выход, потому что
"Do you imagine that when I mentioned 'the only way,' I was in fact referring to one of three ways? One of seven? Are you quite cognizant what the word itself implies? Perhaps if I had said it was the 'sole' way, or the 'exclusive' course, it would have been clearer to you."
черт, понимаю, что никанон, но для меня это слова, которые канонный Холмс вполне мог сказать.
так вот, мне ужасно жалко его, я бы сама засунула щепку под зад этому уроду Лоу. но я никак не могу считать, что после этого он вырастит слабым или подлым. замкнутым - да. презирающим порядки в обществе, не доверяющим, резким. самое главное, что я бы не назвала канонного Холмса самоуверенным - это скорее желание и необходимость быть всегда правым, ну и соответственно для этого у него есть все возможности.
ты права в том, что этот эпизод отразится на всех сторонах личности. но как он отразится нельзя сказать наверняка, это все равно, что утверждать будто из мальчиков, которых мамы наряжают в детстве в бантики вырастают трансвеститы. есть ведь и такая теория, да?

2011-02-24 в 10:46 

Мильва [DELETED user]
Бурная вода Холмс просто перестает считать происходящее - насилием, а воспринимает неприятным обычаем.
По поводу обычая. Во-первых, мне странно видеть ситуацию, когда Холмс слепо подчиняется обычаю, тем более такому мерзкому обычаю, просто потому что здесь, в этой школе "так принято". Он когда-нибудь в каноне вел себя "как принято"? )))
Во-вторых, это викторианский ребенок. Их же даже приучали спать с руками поверх одеяла, чтобы во сне себя не трогали ))) Им с детства в подкорку вбивали, что все, что связано с половыми органами - это грязно и отвратительно. И после этого ему суют член в лицо, и он считает, что это всего лишь неприятный обычай? о_0

koudai большее зло - это не спальня старших мальчиков, это как раз последствия сопротивления в принципе
Он не сопротивляется, потому что боится сопротивляться. Канонный Холмс.
Спасибо за откровенное мнение )

2011-02-24 в 10:59 

koudai
specific dream rabbit
Мильва послушай, не говори так пожалуйста. понимаю, что ты возможно рассержена, но я не люблю когда мои слова выдирают из контекста в принципе. это не спор тогда.
как раз о том, что Холмс боится (а чего-то он наверняка боится в жизни, потому что он не супер-машина) я не писала ВООБЩЕ.
могу повторить - я писала о логическом несоответствии. связи между тем, что произошло, и тем, что Холмс вдруг вырастет слабым, трусливым и неканонным я не вижу. если не тяжело, прочитай мой предыдущий коммент еще раз, пожалуйста.

2011-02-24 в 11:06 

Моя профессия с утра до полвторого Считать что я – твоя Священная корова. (С)
Я не психолог, товарищи, но мне всегда казалось, что дети в любом возрасте сексуальное принуждение и насилие воспринимают как нечто грязное и оскорбительное. И мы всё же имеем дело с мальчиком из приличной викторианской семьи, а не с улицы. Получается, что у него ещё и в семье полный швах, если он два года боялся пикнуть?

2011-02-24 в 11:08 

koudai как раз о том, что Холмс боится (а чего-то он наверняка боится в жизни, потому что он не супер-машина) я не писала ВООБЩЕ.
А как еще понимать твои слова? Вот эти - большее зло - это не спальня старших мальчиков, это как раз последствия сопротивления в принципе - то есть неприятности в школе, исключение, разочарование родителей, кто еще знает что.
Боится, что его накажут за драку, исключат, фиг знает чего еще сделают, поэтому предпочитает не драться, а сосать :yes:
Как еще это можно понять?

И да, он много чего может бояться. Змей, например. Или, наверняка, когда он шел грабить Милвертона, он боялся, что их с Уотсоном могут схватить и посадить за грабеж. Или когда он встретился с Мориарти над водопадом, наверняка боялся, что погибнет. Все чего-то боятся, но он идет и делает, несмотря на страх. В каноне был хоть один случай, когда он не сделал бы то, что считал нужным сделать, из страха перед последствиями?

2011-02-24 в 12:02 

koudai
specific dream rabbit
Мильва сейчас попробую написать по другому. мне на самом деле ужасно жаль, что пишу так непонятно.

мы говорим о причинах конкретно этого поступка, с Лоу. я там уже выше написала, что даже если я не знаю причины точно, мне уже достаточно того, что у Холмса эта причина есть, поэтому при прочтении меня этот эпизод не зацепил. ну то есть, я взбесилась конечно и сказала про Лоу много нехороших слов, но неважно.
а вот что касается самой причины, то это не страх, в этом я точно уверена. конечно Холмс всегда делал что-то "несмотря на", преодолевая страх или отвращение. но с моей точки зрения ситуация с Лоу как раз и выглядела так.
то, что тут Холмс поступает несправедливо по отношению к себе, еще не говорит о его слабости или о том, что из него не вырастит ничего хорошего.

вот Рейхенбах как раз и есть тот случай из канона, когда Холмс поступил с собой несправедливо.

2011-02-24 в 12:22 

koudai а вот что касается самой причины, то это не страх, в этом я точно уверена.
А что тогда? Какое еще чувство может заставить уважающего себя человека подставляться насильнику на протяжении двух лет?

2011-02-24 в 12:44 

Когда срывают травинку, вздрагивает вся Вселенная.
"потрясающе" и "великолепно" - это, наверное, сотая доля тех впечатлений, которые подарил мне этот фик.
спасибо Вам, автор, за многогранную историю, за таких живых любимых персонажей. (:

2011-02-24 в 13:39 

koudai
specific dream rabbit
Мильва ну я там выше предполагала, что гордость. на самом деле абсолютно также, как ты выводишь страх и слабость, можно вывести гордость и силу.
просто если признать, что рассердила сама ситуация (а меня ведь не просто рассердила, она меня взбесила даже), то все будет выглядеть несколько в ином свете. а сейчас ты просто пишешь, что этого не могло быть, потому что этого не могло быть никогда.

2011-02-24 в 14:14 

Мильва [DELETED user]
koudai ну я там выше предполагала, что гордость
Гордость?!
Какая может быть гордость в том, чтобы два года быть подстилкой для насильника?

если признать, что рассердила сама ситуация
Она меня не рассердила, она меня вогнала в когнитивный диссонанс ))))
Вот серьезно - сколько бы я ни читала фиков про Холмса, время от времени бывают ситуации, когда я читаю и думаю - да, он здесь немного оос, но я понимаю, что канонный Холмс - это Холмс Конан Дойля, а мы не Конан Дойли, поэтому машу рукой и спокойно читаю дальше.
Но были два фика, где просто с какого-то момента приходило понимание, что это не Холмс. У той девушки, что ты мне посоветовала, когда Холмс выстрелил в мальчика, больного гемофилией, и вот эта сцена у Логастр. После этих сцен я дочитывала эти два фика как оригиналы про Петю с Васей. Я их дочитала, ок, потому что написано-то хорошо, но вот конкретно от этого фика у меня ощущение, что он не про канонного Холмса, а про фанонного Снейпа. И извините, если кого-то обидела.
Я бы не стала здесь все это писать, но сама Логастр писала мне в аську, что очень хочет поскорее отбетить фик и выложить в сообщество, чтобы была дискуссия, и вчера она хотела, чтобы я написала пост со своим мнением об этом Холмсе. Пост написать я так и не собралась, но все что хотела, в общем-то высказала.
Опять же, сорри, если кого-то обидела. Но, наверное, каждый человек имеет право судить, ООСшный персонаж фанфика или нет. И, наверное, каждый имеет право высказать свое мнение.

2011-02-24 в 14:57 

koudai
specific dream rabbit
Мильва ну на самом деле мне теперь даже страшно спрашивать, нет ли у тебя диссонанса с фиками Панды или Фелиции))))
окей, я понимаю, что автор не против дискуссии и это очень интересно на самом деле. просто хочется показать, что есть еще варианты. не все дети, которые подвергаются насилию, вырастают исковерканными в одну сторону или глупыми. не только страх может заставить человека сделать подобный выбор. если очень хочется, чтобы Холмс что-то сделал, а он этого не делает - это еще не значит, что он ООС
в общем последнее это конечно для каждого свое, но мы чтоли зря тут километры текста наваяли? просто чтобы сказать "по мне так аура не та"?

я кстати искренне надеюсь, что ты воспринимаешь этот спор, как спор, а не как попытку мою тебя переубедить или вообще попытку кого-то переубедить кого-то. я вчера говорила Семе, и повторю, что если мы будем обсуждать тексты, то из этого получится не только плохое.

2011-02-24 в 15:04 

Мильва [DELETED user]
koudai я кстати искренне надеюсь, что ты воспринимаешь этот спор, как спор, а не как попытку мою тебя переубедить
А ты меня не переубедишь ))))
Так что мне остается только воспринимать это дело как спор )

2011-02-24 в 15:38 

logastr
I sit cross-legged and try not to levitate too much! (с)
Амигдалин вам спасибо))) я очень рада, что этот фик и эти герои кому-то еще нравятся :-D

Мильва конечно, каждый может судить, почему нет? я только рада, что не все читатели с тобой согласны :gigi:

2011-02-24 в 15:41 

Мильва [DELETED user]
logastr я только рада, что не все читатели с тобой согласны
Ну а я рада, что некоторые согласны со мной :tease:

2011-02-24 в 16:18 

Бурная вода
Белая ворона по жизни..
logastr
я очень рада, что этот фик и эти герои кому-то еще нравятся
Давай я еще раз скажу, что мне очень-очень нравится.

2011-02-24 в 16:47 

Амигдалин
Когда срывают травинку, вздрагивает вся Вселенная.
2011-02-27 в 12:39 

Sever_Snape
Everything will be all right in the end... if it's not all right then it's not the end
Очень психологичный фик! (logastr, это было не ругательство, лол)
Динамика героя прямо выписана на редкость психологически точно! Да, абсолютно достоверно: из этого мальчика вырос именно такой мужчина, никакой другой не вырос бы. И я читал с огромным удовольствием именно в плане правды про героя. И стилистически опять все выдержано и напряженно и точно. Сострадание вызывает вся эта история, несмотря на вроде бы ХЭ. Имхо, объективно фик хорош!
Если говорить о субъективном - мне этот сиквел менее лег, чем "Голос", вернее, лег совсем по-другому. "Голос" я воспринимал в контексте ШХ, а "Если" не в контексте ШХ. ( Временами мне казалось, что это фик о Снейпе). У меня другое представление о ШХ. Не на уровне, что меня что-то сквикнуло в фике в контексте образа героя - в фике меня ничего не сквикнуло (был дисбилив, но об этом я потом, он не касается образа героя). А просто мой ШХ другой. Я не могу про ООС говорить в силу того, что я не такой знаток фанона и канона, и это вообще не мой фандом. Но я согласен, однако, с Мильвой - из мальчика, который два года терпел, никогда не вырос бы канонный Шерлок Холмс. Он стал бы совсем другим человеком. Мне вот на это абсолютно нечего возразить - я тоже так думаю. Из того мальчика вырастает именно то, что написала logastr - такой вот болезненно рефлексирующий, слабый мазохист- невротик, отсасывающий мальчику-проститутке из "идейных соображений" и чтобы что-то доказать. Меня гораздо больше, чем анонимка, прошиб этот отсос Стю. Ужасно достоверно, да!
Я читал почти всю дискуссию и все аргументы автора мне понятны - но есть аргументы, а есть то, что кто-то субъективно читает из текста. Я читаю субъективно, все это конечно имхо. Если говорить примитивно и без нюансов - то в результате длительного сексуального абьюза из ребенка в конечном итоге, в динамике, получается либо жертва, либо насильник. Со всеми психологическими особенностями данного внутреннего позиционирования. Тут мальчик - несомненно - жертва. Он ведет себя как жертва, его виктимность в зрелом возрасте только усугубляется (я не ролеполовые функции, я именно про самосознание). Канонный Холмс все-таки не ментальный виктим. Имхо ни разу! Он - активен, он всю жизнь борется, а не ранит себя щепкой из-за того, что мир несовершенен. Но это я так вижу, может, и виктим, и ранит - я не знаток). Тут еще примешивается Гранада, а я только про Дойла. Гранадный нюанс у меня другой - для меня Холмс Бретта и Холмс из "Если" противоречат в плане отдельных аспектов сенсорики)) Для меня Бреттовский ШХ слишком рафинирован и брезглив, чтобы сосать у кого попало (это я про Стю). Особенности моего восприятия, да).
Насчет дисбилива из "Если". В моем представлении как-то вышло, что виктимы оба, И ШХ, и ДУ - виктимы во всех-всех смыслах. И я не могу представить этого Уотсона, сразу решившегося на анальный секс. Ну не могу - и все. Ниверю.

Вообще, раз про фик столько говорят - он цепляет. Это в самом деле очень хорошо написанная вещь. Просто все видят ШХ по-разному. На самом деле, спорить не о чем). Мне УЖАСНО интересно было и комменты читать. Такой классный разброс мнений!

2011-02-27 в 12:51 

sige_vic
One should always eat muffins quite calmly. It is the only way to eat them. (c) *** I could not look at her and not want to touch her (c)
Sever_Snape Временами мне казалось, что это фик о Снейпе А мне казалось (я об этом уже писала logastr), что это Чайковский типичный герой Достоевского, с метаниями страдающей русской души (а потерянный неизвестно где цилиндр - самая яркая метафора этих самых метаний). *задумчиво* может, Снейп в фаноне - тоже типичный герой Достоевского? :-)))

2011-02-27 в 12:59 

Мильва [DELETED user]
Sever_Snape Из того мальчика вырастает именно то, что написала logastr - такой вот болезненно рефлексирующий, слабый мазохист- невротик, отсасывающий мальчику-проститутке из "идейных соображений" и чтобы что-то доказать.
Я это тоже говорила, когда обсуждала фик с логастр. Внутри текста всё логично и все в характере. И все, что делает взрослый Холмс в этом фике, вполне вяжется в этим детским эпизодом, и логично из него вытекает. Поэтому меня ни анонимка, ни отсос Стю не сквикнули совершенно. Внутри текста все увязывается прекрасно. А вот с каноном не вяжется )

Тут мальчик - несомненно - жертва. Он ведет себя как жертва, его виктимность в зрелом возрасте только усугубляется (я не ролеполовые функции, я именно про самосознание). Канонный Холмс все-таки не ментальный виктим. Имхо ни разу! Он - активен, он всю жизнь борется, а не ранит себя щепкой из-за того, что мир несовершенен.
Да, да! Это то, что я все время пыталась всем объяснить, и у меня, похоже, не получилось!

Вообще, раз про фик столько говорят - он цепляет.
Опять же да! Меня лично зацепило страшно. Если бы не зацепило, я бы столько из-за этого текста не спорила.

2011-02-27 в 13:02 

Sever_Snape
Everything will be all right in the end... if it's not all right then it's not the end
sige_vic

не-не, что это герой Достоевского - мне КАТЕГОРИЧЕСКИ не казалось)))
У logastr герой очень психологичен и достоверен, Достоевский - не психолог, у него романы идей. Но я не буду щас садиться на этого любимого конька, гы)).
Снейп в фаноне, да, смахивает иногда на героев Достоевского)) Те же самые необоснованные с тз психологии придумки в образах , лол)

2011-02-27 в 13:13 

logastr
I sit cross-legged and try not to levitate too much! (с)
Sever_Snape спасибо, что и это прочитал)))))))
я в общем, вчера перечитывала ночью, потому что меня всеобщее "холмсбыникогда" все-таки добило до определенной точки, и я подумала, что вообще этот текст более нервный и менее продуманный, чем Голос. Наверное, я их объединю в один чуть попозже, когда отпустит.

Про канон я могу сказать только то, что писала уже миллион раз в дайре. Герой - не точка, он веер возможностей. Когда мне говорят "не стыкуется с каноном", меня это раздражает, потому что это не стыкуется не с каноном, а с тем, как канон видит Мильва или ты. А я вот вижу канон так.
Что касается Гранады - я тоже вижу героя несколько иначе, в общем и целом, где-то близко к тому, что я тут написала.

Но в общем-то, то, что я говорю, это очевидно по-моему. Только на практике у многих не срабатывает. В ГП срабатывает, потому что там как раз такой многообразный фанон, что с вариативностью все смирились и умеют свое представление о герое не выдавать за канонное. В ШХ этого нет пока - слишком мало авторов потому что, мне кажется. Давай к нам! :attr:

Про Уотсона-виктима, надо подумать. :)

2011-02-27 в 13:25 

sige_vic
One should always eat muffins quite calmly. It is the only way to eat them. (c) *** I could not look at her and not want to touch her (c)
Sever_Snape Ну, значит, не Достоевского - я его мало читала-то совсем, на самом деле, так что спорить тут точно не буду. Но что-то русское мне определенно почудилось, или, во всяком случае, неанглийское - видимо, что-то не вяжущееся лично у меня с английскими irony and understatement.
А то, что герой получился исключительно психологичный и достоверный - насчет этого тоже спорить не буду ни в коем случае :-)

2011-02-27 в 13:28 

Sever_Snape
Everything will be all right in the end... if it's not all right then it's not the end
logastr

Так я ведь как раз НЕ СПОРЮ и не навязываю. Я говорю исключительно о субъективности и о том, что я, именно я не так вижу героя в каноне. Просто все видят ШХ по-разному. На самом деле, спорить не о чем). - это из меня цитата)) Так что ты не раздражайся, я отлично тебя понимаю)

2011-02-27 в 13:31 

Sever_Snape
Everything will be all right in the end... if it's not all right then it's not the end
sige_vic
В английской литературе тоже встречаются чорнострадающие и цилиндры теряющие виктимные герои) У Мердок, например, часто!
Но тут мне тоже что-то руссское скорее напоминает, это да.

Мильва
У нас с тобой ТЗ полностью совпадают.

2011-02-27 в 13:31 

logastr
I sit cross-legged and try not to levitate too much! (с)
Sever_Snape да я и не вполне тебе, просто у меня некий запас энергии на этот текст кончился. Извини пожалуйста :-D

2011-02-27 в 13:39 

Sever_Snape
Everything will be all right in the end... if it's not all right then it's not the end
logastr
В этом плане я прямо обожаю позицию Томы, она по умолчанию ставит ООС и никогда эту тему серьезно не обсуждает - имхо это оч мудро, я подумываю с нее брать пример.

2011-02-27 в 13:46 

logastr
I sit cross-legged and try not to levitate too much! (с)
Sever_Snape да, это правильная позиция конечно. В ГП я тоже давно так делаю))) Но в ШХ нет такого представления вообще. То есть фик с ООС - он тут как бы не нужен. Ведь все обсуждение бурное свелось к канон-никанон. То есть, если никанон, то и говорить больше не о чем. Это не Холмс, как сказала Мильва, так о чем разговор вести?
Я вполне допускаю, что написала текст так, что именно это и бросается в глаза, увы, но на самом деле я о другом пыталась сказать, а в разговорах об ООСе тема утонула.

2011-02-27 в 13:47 

Enola_hey
Все люди как люди, один я - бог. Скандинавский. Трикстер.
logastr В ГП срабатывает, потому что там как раз такой многообразный фанон, что с вариативностью все смирились и умеют свое представление о герое не выдавать за канонное. В ШХ этого нет пока - слишком мало авторов потому что, мне кажется.

Вот это интересно.
А в чем разница?
Если появится много авторов, которые не будут свое представление о герое не выдавать за канонное, как это повлияет на тех, кто будет продолжать считать, что его герои вканонны?

2011-02-27 в 13:52 

Мильва [DELETED user]
Sever_Snape У нас с тобой ТЗ полностью совпадают.
:friend:

2011-02-27 в 13:54 

logastr
I sit cross-legged and try not to levitate too much! (с)
Enola_hey я имела в виду, что когда на героя появляется множественный взгляд (много сильных авторов, у всех свой Холмс, в разной степени оосный, с разных сторон раскрывающий те или иные аспекты канона), он становится более наполненным разными смыслами, и чужой для тебя взгляд на него перестает вызывать раздражение и "холмсбыникогда".

2011-02-27 в 14:00 

Enola_hey
Все люди как люди, один я - бог. Скандинавский. Трикстер.
logastr я имела в виду, что когда на героя появляется множественный взгляд (много сильных авторов, у всех свой Холмс, в разной степени оосный, с разных сторон раскрывающий те или иные аспекты канона), он становится более наполненным разными смыслами, и чужой для тебя взгляд на него перестает вызывать раздражение и "холмсбыникогда".

В ГП, видишь ли, умеют уважать чужой взгляд на персонажа именно потому, что и автор умеет понять, что его взгляд - это тоже ООС ))
Я не видела такого, чтобы Драко-шлюху, например, пытались выдать за одно из возможных ответвлений канона и читатели на это реагировали: "ОК, вполне может быть, кто там знает вообще того Драко, что с ним могло бы быть".
Автор ставит свой ООС, читатель наслаждается еще одной картинкой.
Потому все и живут мирно, а не потому что авторов много )))
Когда тот же Барон начинает в БСЭ в руках доказывать, что его взгляд - вканонный и верный - сама знаешь, как на него реагируют )))

2011-02-27 в 14:17 

logastr
I sit cross-legged and try not to levitate too much! (с)
Enola_hey я понимаю, что ты хочешь сказать, но тут видимо дело в том, что изначально я писала (для себя формулировала по-крайней мере) канонного Холмса, как я его понимаю. И разговор, которого я хотела, возможен в принципе только если мы вместе (с читателями) смотрим на канон под тем углом зрения, который я предложила.
Я уже выше сказала - упс, не получилось или получилось не со всеми читателями.

С Мильвой мне было интересно поспорить, потому что мне интересен ее взгляд на Холмса в принципе, но результат спора мне не нравится, и не потому, что я ее не убедила, а потому что, как я уже сказала выше, к этому все свелось, разговора о том, о чем я хотела, не вышло)

2011-02-27 в 14:20 

Enola_hey
Все люди как люди, один я - бог. Скандинавский. Трикстер.
logastr Это я тоже понимаю ))

2011-05-02 в 14:06 

horse-patronus
Невилл любил бабушку, Тревора и профессора Снейпа.
logastr , ещё вчера прочитала ваш фик, но ответить не успела. Ещё до того, как прочитала отзывы на него - подумала, что здесь Холмс похож на Снейпа. Потом вижу - Sever_Snape уже это сказал :) А доктор Уотсон напомнил Люпина или (в моём восприятии) взрослого Невилла. Извините, если это вас покоробило, но оно - не ругательство, а комплимент. Почему-то кажется закономерным, что люди, пишущие о Холмсе, будут писать о Снейпе, и наоборот.
ООСа не вижу в упор, поскольку вам пришлось воспроизводить сексуальную жизнь ШХ почти из ничего. Сэр Конан Дойль ничего об этом не писАл :)

2011-05-02 в 18:31 

logastr
I sit cross-legged and try not to levitate too much! (с)
horse-patronus тут со Снейпом и вообще, персонажами ГП, сложная вещь получается. Дело в том, что в моем представлении Снейп совершенно другой. Он и в фиках у меня другой. Но, с другой стороны, Снейп как тип героя настолько широкий персонаж, что включает себя множетсво разных представлений, объединяет их.
Для меня Снейп, прежде всего, гетноориентированный мужчина. Но он не только этим отличается от ШХ в моем представлении. Снейп для меня одержим чувством вины - для меня это длминанта его характера, из которой все остальное вытекает. И он с этим чувством не борется, а с ним живет, сосуществует.
ШХ совершенно иной тип - он преодолевающий характер по приемуществу, человек-борьба. И для меня не так уж важно, когда и как это проявлется в течение жизненного пути, в тексте, но то, что обязательно проявляется - это факт.
Сейчас уже довольно много времени прошло с того, как я написала этот холмсоуотсон, но он мне все равно дорог и важен. И я не вижу в нем ООСа не смотря на мнение многих читателей.
Спасибо вам за то, что прочитали!

2011-05-03 в 00:35 

horse-patronus
Невилл любил бабушку, Тревора и профессора Снейпа.
logastr
Снейп для меня одержим чувством вины - для меня это длминанта его характера, из которой все остальное вытекает.
Да, конечно. Просто мне кажется, что это чувство вины подогревает в нем Дамблдор, причём регулярно. "Северус, у Гарри ЕЁ глаза", "Северус, вся надежда магического мира - это сын Лили". Снейп, может быть, и не хотел бы нести ТАКОЙ груз вины постоянно, но ему ещё и напоминают о нём. С другой стороны, Дамблдора не в чем винить: он хочет избавить мир от Волдеморта раз и навсегда, а, значит, за ценой не постоит. Себя он, в конечном итоге, не пощадил одним из первых.
Сейчас уже довольно много времени прошло с того, как я написала этот холмсоуотсон, но он мне все равно дорог и важен.
Вы уже столько написали после этого холмсоуотсона!
А можно узнать: "Классификацию ядов -3" вы тоже дописали? Просто не могу найти ничего, кроме первых двух глав 3-ей части.

2011-05-03 в 09:00 

logastr
I sit cross-legged and try not to levitate too much! (с)
horse-patronus нет, к сожалению, КЯ так и недописаны пока))) я планирую за них взяться плотно после завершения текущих проектов, соскучилась уже)))

2011-05-03 в 12:31 

horse-patronus
Невилл любил бабушку, Тревора и профессора Снейпа.
logastr , спасибо! И так радует, что вы по КЯ уже соскучились. Вы только там не перегружайтесь и не слушайте нетерпеливых читателей!

2011-11-13 в 05:14 

Ю.С.Д.
I can't decide, whether you should live or die...
один из моих самых любимых фиков по викторианскому Холмсу. никаких расследований - только чувства, эмоции и ощущение жизни. Шерлока Холмса я люблю, действительно люблю, что бы с ним не творили авторы фиков, каким бы "плохим" он бы не казался порой. и полностью понимаю Уотсона - он воплощенная всепрощающая любовь, о которой можно только мечтать. даже хочется позавидовать Холмсу - за все свои мучения он получил и прощение, и награду.

а теперь отключаем режим "пафос" и просто благодарим автора за прекрасный фик) :heart:

2011-11-13 в 13:40 

logastr
I sit cross-legged and try not to levitate too much! (с)
mr. Moriarty, спасибо за отзыв. Мне очень приятно :-)

2011-11-14 в 07:53 

Ю.С.Д.
I can't decide, whether you should live or die...
mr. Moriarty, спасибо за отзыв. Мне очень приятно :-)
Вам спасибо)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Sherlock Holmes Big Party

главная