16:10 

Мисс Мэри Морстен.

hoelmes
everybody lies and everybody dies, and everybody is worthy of love
Для Джиалгри
Автор: hoelmes
Рейтинг:G
Герои: Шерлок Холмс, Доктор Уотсон, Мэри Морстен
Жанр:драма
Размер: миди, наверное...
Отказ: все герои принадлежат АКД.
Аннотация: Взгляд на "Знак четырёх" с другой точки зрения


Отдельная просьба: пишу без беты, просьба выбирать тапки помягче.

читать дальше

@темы: АКД, авторский фик

Комментарии
2012-01-06 в 16:11 

hoelmes
everybody lies and everybody dies, and everybody is worthy of love
Я покосился на Уотсона, проверяя, каково ему будет самому передать в руки мисс Морстен то, что он считает непреодолимым препятствием между ними. Уотсон благодарно улыбнулся мне. Чёрт! Он, действительно, чувствовал благодарность. Я, кажется, покраснел, но теперь тем больше у меня было оснований настоять на своём.
- Вообще-то это не положено, - замялся Джонс, но, видя решимость на моём лице, снова кивнул. – Ладно, будь по-вашему. А третье желание?
- Третье более безобидно. Пообедайте с нами перед тем, как приступить к военным действиям.
Задолго до начала нашей операции мною овладело лихорадочное возбуждение, и за обедом я разошёлся вовсю: спорил, болтал, шутил, поддевал то Уотсона, то Джонса, поднял им обоим настроение, а себя взвинтил куда больше, чем мне удавалось при помощи кокаина. В результате, когда мы вышли из дома, я не мог степенно идти, а размахивал тростью и все возможные препятствия вроде поребрика тротуара не перешагивал, а перепрыгивал.
С полицейского катера поснимали все опознавательные знаки, обезличив его, после чего мы поплыли к месту и обосновались возле Джекобсон-Ярд, курсируя среди целой стаи различных судёнышек так, чтобы не слишком бросаться в глаза. Взяв у полицейского сержанта бинокль, я нашёл моего соглядатая на своём посту – это означало, что «Аврора» в доке. Оставалось набраться терпения. Слава богу, приблизительное время отплытия уже было известно из пьяных речей хозяина, так счастливо встреченного мной в доке.
Нет ничего более изматывающего, чем ожидание. Бессонная ночь словно легла мне на плечи, сутуля их тяжестью. Джонс к такого рода развлечениям был привычен, а вот Уотсон нервничал и поминутно тянулся к биноклю – так что я, в конце концов, и совсем отдал ему этот бинокль в полное распоряжение, наказав следить за выходом из дока внимательнее. А сам присел на скамью вдоль бортика и, вытянув гудящие от усталости ноги, прикрыл глаза.
Сумерки сгущались, и становилось тише – только вода звонко плескала в борта, да время от времени вскрикивали голоса буксиров. Здесь, на воде, было светлее, чем на суше. К тому же, горело множество огней – фонари судов, бакены, береговые сигналы.
- Видите моего мальчишку? – спросил я на всякий случай.
- Вижу, - откликнулся Уотсон и вдруг возбуждённо схватил меня за плечо. – Сигнал, Холмс! Он машет платком!
- Интересно, - проворчал Джонс, - откуда у этого паршивца белый платок?
- Если вам и вправду интересно, я дал ему свой... – я поднялся на ноги. - А вот и «Аврора», смотрите! Полный вперёд!!!
Честно говоря, я не ожидал, что катер Мордекая Смита окажется настолько быстроходным. К тому же, мы сразу потеряли время, пережидая неуклюжий буксир, перерезавший нам дорогу. Наш полицейский катер был очень хорош, и команда укомплектована лучше, а всё-таки расстояние между судами сокращалось медленно – так медленно, что мы миновали Пул и Вест-индские доки, обогнули Дептфордскую косу и Собачий остров, а нас всё ещё разделяло не меньше ста ярдов. В бинокль я хорошо видел и рулевого, и нашего преследуемого – человека на деревянной ноге. Разглядел, наконец, и его экстравагантного спутника.
Но и нас, в конце концов, похоже, разглядели. Джонатан Смолл принялся что-то яростно орать, потрясая кулаками и указывая на нас своему дикарю.
- Если он только поднимет руку, стреляйте, - предупредил я, вспомнив про ядовитые колючки.
Джонс вытащил откуда-то мегафон и принялся громовым голосом уговаривать преследуемых не оказывать сопротивления и сдаться.
В ответ Смолл вытянул в нашу сторону руку со сложенным кукишем, причём позаботился расположить её так, чтобы в бинокль было хорошо видно.
Дикарь, копошившийся в груде какого-то тряпья, вдруг привстал и поднёс к губам нечто, напоминающее короткую ученическую линейку.
- Стреляйте! – крикнул я, и выстрелил сам. Над ухом содружественно рявкнул «бульдог» Уотсона. Не знаю, кто из нас попал, но попадание было несомненно – безобразный, как обезьяна, коротышка, взмахнув руками, с криком полетел за борт.
- Убит, - сказал Джонс с ледяным спокойствием, словно речь шла о карточном валете.
Смолл взвыл втрое громче и втрое яростнее. Катер его шёл прямо на мель, грозя вот-вот врезаться в заболоченный берег. Не дожидаясь этого, Смолл ловко махнул через борт и, ковыляя, побежал прочь, но деревянная нога тут же подвела его, провалившись в рыхлую грязь.
Полицейские, едва мы смогли пристать, кинулись к нему, выхватывая оружие. Уотсон в азарте, похоже, собрался присоединиться к ним, но я удержал его, схватив за рукав:
- Вам-то зачем это? Стойте! Неужели хотите даром костылём по голове получить?
Его охладило не предчувствие опасности, а, скорее, мой насмешливый тон. А потом – я даже сразу не понял, в чём дело – он вдруг внезапно покрылся синеватой бледностью.
- Смотрите, Холмс...
Я повернул голову. В крашеной переборке примерно на высоте моей шеи торчал тёмный шип кариуры. Выходит, дикарь успел пульнуть свою дьявольскую иголку прежде, чем наши выстрелы настигли его, и она пролетела точно между нами, а ведь мы с Уотсоном почти касались друг друга плечами. Я представил себе ужасную смерть в корчах – сперва свою, а после – Уотсона, и думаю, что и моё лицо побелело.
- Нам повезло, - сказал я. – После таких минут невольно переоцениваешь кое-что, правда?
- У меня, - задумчиво проговорил Уотсон, – было за последнее время слишком много поводов кое-что переоценить.
- Кое-что? Например, индийские сокровища? – понимающе улыбнулся я.
- Не только. Вас, например... – и, не ожидая моего ответа, направился навстречу полицейским, ведущим под руки Смолла. Да и едва ли я смог бы что-то ответить сейчас. Все мои мысли странно смешались, словно это видение шипа кариуры, вонзившегося в переборку, произвело в моей душе такую же встряску, которую проделывают с калейдоскопом, желая переменить картинку. Картинка переменилась, да так, что я сам пока с трудом могу разобрать, что на ней изображено.
Как и было уговорено с Джонсом, мы высадили Уотсона вместе с ларцом в Камберуэлле. Мне, однако, очень не понравилось выражение лица, с которым Джонатан Смолл проводил взглядом моего друга, уносившего ларец в дом его совладелицы. Похоже, нам следовало ожидать какой-то каверзы. Ключа он не отдал, заявив, что бросил его в воду, но это едва ли могло послужить серьёзным препятствием, и улыбался он, во всяком случае, не этому.
- Поехали на Бейкер-стрит, - предложил я. – Нам нужно согреться и выпить чего-нибудь, не то мы простудимся. Да и объяснения нашего красавца хотелось бы услышать. Расскажете, Смолл, что вас всех столько времени кружило вокруг этого бенаресского ларчика?
- Посмотрю ещё, стоит ли рассказывать, - проворчал человек на деревяшке.
- Ещё как стоит, - фыркнул Этелни Джонс. – На вас, между прочим, убийство...
- Пустое, это не я его убил, а маленький дьявол Тонга, - перебил Смолл. - Он убил Шолто, а вы убили его, и так всегда происходит в мире.
- Я берусь доказать, что Бартоломью Шолто был уже мёртв, когда вы влезли в окно, - сказал я. – В обмен на вашу историю.
- Это – другое дело, - с чувством собственнго достоинства кивнул Смолл. – Да, впрочем, скрывать мне нечего.
Мы прибыли на Бейкер-стрит, успели выпить грог и умыться, а доктора Уотсона всё ещё не было. Мне это показалось странным. Напротив, у меня были все основания полагать, что визит с передачей ларца не затянется. Передав сокровища мисс Морстен, Уотсон должен бы был, по моим соображениям, бежать от неё, как чёрт от ладана, покуда искушение не одолело в нём добродетель. Я знал, чувствовал, что намерения его могли бы быть в отношении мисс Морстен самыми серьёзными, но состояние в ларце исключало любые матримониальные поползновения с его стороны, и, как ни стыдно мне было бы в этом признаться, я капельку злорадствовал про себя. Мне казалось, в некоторых случаях стоит проявить дерзость, даже если за это могут косо посмотреть, и отказ Уотсона рискнуть мнением о своей персоне во имя любимой женщины я воспринимал, как слабость. Не знаю, возможно, я лгал себе, и на самом деле моё злорадство имело другие мотивы. Но в том-то и дело, что сам я никак не мог просить руки мисс Морстен. Одно только помышление об этом бросало меня в глубочайшую пучину депрессии. Дело в том, что я имел определённое мнение по поводу брака – заблуждение, быть может, но твёрже скалы: семейная жизнь ставит крест на всяческой индивидуальности – прежде всего, мужчины. Ибо женщины - то есть, не все, конечно, но лучшие из них - умудряются и в браке сохранить в неприкосновенности те автономные уголки души, которые мужчина позволяет своей половине бесцеремонно взламывать.
Я не мог представить себя сидящим за чинным семейным завтраком, отчитывающим за нерадивость прислугу или так же авторитетно пробирающим ребёнка за неуспехи в учёбе или порванную одежду. Я знал, что принятое обращение «дорогой» вызовет у меня челюстную судорогу, а ответное «дорогая» я не смогу выдавить даже под страхом смерти.
Мисс Морстен нравилась мне, и даже очень. Меня тянуло к ней, хотелось продолжить знакомство, беседовать, понимая друг друга с полуслова, возможно, даже флиртовать, возможно даже сблизиться до непозволительного – я чувствовал, что при определённых условиях и это возможно – расстояния. Но только не ценою законности отношений, института брака, полной потери и полного растворения себя в этом новом состоянии. Такую цену я не был готов платить. А другую, я понимал, она не примет.
В этом положении Уотсон, как товарищ по несостоявшемуся, был бы мне особенно ценен – вот и ещё мотив, по которому я с нетерпением ожидал появления его разочарованного лица и констатации того факта, что сокровища оказались, действительно, непреодолимым барьером на пути развития их с мисс Морстен отношений.
Однако, прошло ещё не меньше получаса прежде чем мы расслышали стук колёс подъехавшего экипажа. Смолл тоже услышал его и весь как-то странно подобрался.

2012-01-06 в 16:12 

hoelmes
everybody lies and everybody dies, and everybody is worthy of love
Уотсон взбежал по лестнице торопливо, а на лице его вместо разочарования я увидел возбуждение. Глаза блестели.
- Джентльмены, - с трудом переводя дыхание, словно не приехал сюда в кебе, а прибежал, проговорил он, – содержимое сундука пропало. Он пуст. По весу мы этого не заметили, потому что ларец сам весьма тяжёл. Однако, уверяю вас, кроме шёлковой подкладки в нём не было ни одной, даже самой завалящей безделушки.
Уотсон ещё не успел договорить, а Смолл уже захохотал дьявольским смехом, раскачиваясь на стуле и стуча в пол своим костылём.
- Твоя работа? – свирепо обернулся к нему Этелни Джонс.
- Моя, а то чья же! Как я увидел, что вы нас настигаете, я понял, что от погони не уйти. Взял – да и выбросил сокровища в воду.
- Ты лжёшь, Смолл, - возмутился Джонс. – Если бы ты хотел утопить сокровища, бросил бы в сундуке – так скорее.
- Бросить скорее – и достать скорее, - резонно заметил Смолл. – Человеку, сумевшему нас выследить, под силу, полагаю, и сундук со дна выловить. Сейчас, правда, это будет ему потруднее: сокровища разбросаны в радиусе пяти миль.
- Глупо, Смолл, глупо, - рассердился Этелни Джонс. – Если бы ты добровольно отдал сокровища, а не чинил препятствия законной власти, это было бы учтено судом и пошло бы тебе на пользу.
- А почему я должен добровольно отдавать сокровища людям, которым они не принадлежат? – хмыкнул Смолл. – Что они сделали ради этого сундучка? Никакого отношения к нему ни Шолто, ни наследники капитана Морстена не имеют.
- Мы ведь ещё не слышали вашей истории и не можем судить, - сдержанно напомнил я. – Расскажите нам о том, как сундучок попал в ваши руки – ведь вы обещали.
- Обещал и не отказываюсь. Дайте мне только вначале горло промочить...
Всё время, пока Джонатан Смолл рассказывал свою историю, Уотсон был рассеян и, похоже, не особенно слушал. Я посматривал на него со всё возрастающей тревогой – причина его возбуждения угадывалась, и не сказать, чтобы эта догадка привнесла успокоение в мою мятущуюся душу.
Когда исповедь была завершена, и полицейские увели исповедника, а мы остались одни, я вдруг почувствовал, что тишина квартиры давит на меня – захотелось крикнуть, кашлянуть, вообще хоть как нибудь нарушить её.
- Ну что ж, - проговорил Уотсон, подходя к книжной полке и медленно, словно сожалеющее, проводя кончиками пальцев по корешкам книг, – вот и конец нашей маленькой истории. Боюсь, Холмс, что это в последний раз я имел возможность изучать ваш метод. Мисс Морстен оказала мне честь, согласившись стать моей женой.
Похоронным звоном прозвучали в моих ушах эти слова. Я прикрыл глаза и, как наяву, увидел перед собой лицо Мэри Морстен, её внимательные синие глаза, ощутил на щеке мимолётное, как крыло мотылька, прикосновение её пальцев.
- Я так боялся этого, - проговорил я, не открывая глаз. – Нет, я не могу вас поздравить.
Лицо Уотсона сделалось слегка обиженным.
- Вам не нравится мой выбор?
- Нравится. Мисс Морстен – очаровательная девушка.
- В таком случае, - его взгляд вдруг заострился и сверкнул изумрудной искрой, - может быть, вам не нравится её выбор?
«Туше», - подумал я.
- Нет, и её выбор мне тоже нравится. Это был лучший выбор. Вы, без сомнения, вполне достойны её, а она достойна вас.
«Просто из-за этого выбора я слишком много теряю, - додумал я про себя. – Собственно, я теряю почти всё».
- Но любовь, - вслух проговорил я, скорее, утешая сам себя, чем адресуясь Уотсону, - вещь эмоциональная и, будучи таковой, она противоположна чистому и холодному разуму. А разум я, как известно, ставлю превыше всего. Что касается меня, то я никогда не женюсь, чтобы не потерять ясности рассудка.
- Надеюсь, - рассмеялся он, - что мой ум выдержит это испытание. Но у вас, Холмс, очень утомлённый вид.
- Да, начинается реакция, - сказал я, радуясь возможности отговориться этой причиной. – Теперь я всю неделю буду как выжатый лимон.
- Периоды полной активности и полной пассивности так причудливо чредуются у вас, - заметил он, - что это достойно отдельной монографии.
- Просто так проявляется двойственность моей натуры, - нехотя откликнулся я.
Он снова прошёлся по комнате. Возбуждение его постепенно улеглось – теперь он выглядел даже грустноватым. Вдруг он остановился возле моего кресла и присел на подлокотник, слегка приобняв меня за плечи – очень тепло и по-дружески.
- Как несправедливо в этой истории распределился выигрыш, - задумчиво проговорил он. – Всё сделано вами, но жену получил я, а слава вся достанется Джонсу. Что же остаётся вам?
- Мне? – переспросил я. – А мне – ампула с кокаином, - и - без резкости, впрочем – осторожно стряхнул его руку с плеча.


The end.

2012-01-06 в 21:43 

Удивили.
Это была единственная заявка, исполнения которой я ожидала с нетерпением. Ведь сама заявленная тема совершенно нетривиальна (спасибо заказчику за это).
Вы здорово справились. Несмотря на ощущение некоторой незаконченности и сумбурности, история выглядит совершенно достоверной. Недаром вас прозвали " мастер по убийству шаблонов". При этом не могу не отметить ваш замечательный, теплый и легкий слог.
Холмс получился совершенно противоречивым, но его нельзя не пожалеть - ведь он в итоге потерял двоих.
Спасибо за доставленное удовольствие.

2012-01-07 в 10:23 

hoelmes
everybody lies and everybody dies, and everybody is worthy of love
Боюсь, что незаконченность и сумбурность - мой вечный крест(как и крест моего противоречивого раздёрганного Холмса). Огромное Вам спасибо за отзыв - я, честно говоря, побаивалась выкладывать это, хотя меня давно занимает линия Холмс - Мэри, потому и за заявку ухватилась.
И ещё, к слову: ИМХО,читать дальше

2012-01-07 в 15:52 

hoelmes,

О да, тут я соглашусь - каждая попытка женить Холмса оканчивается катастрофой. Но скорее тому причина - специфика восприятия авторов фанфиков.
Вы более-менее избежали этой участи, хотя справедливости ради, и в вашем повествовании (я про "не заслоняя глаз") при первом же намеке на появление жены начались разброд и шатания.
Вообще, я с удовольствием почитала бы про линию Мери-Холмс в более развернутой форме, если сподобитесь когда-нибудь ее выложить.
При том, что в данном фанфике я внезапно вспыхнувшую страсть все-таки отношу скорее на счет алогичности, вообще характерной для природы любви, все же и женский образ там просматривается. И весьма неординарный образ. Так что запасаюсь надеждами.

2012-01-07 в 15:56 

hoelmes
everybody lies and everybody dies, and everybody is worthy of love
Ну и ещё раз спасибо. Напишу, наверное, про этот оригинальный роман, хотя в моей вселенной Холмс вообще тот ещё ходок(хотя и не без вывертов, как и всё у него).

2012-01-07 в 16:29 

Джиалгри
Дурь генерирую изнутри
Спасибо-спасибо-спасибо!
я так обрадовалась, когда вы взяли мою заявку, и, как выяснилось, не зря!:hlop:
Очаровательная история, хотя и - хны-хны - такая печальная! Но, как ни странно, меня вполне устроил такой вписанный в канон не-хэппи-энд. И интерпретация поведения Холмса с этой точки зрения, очень здорово.
И даже не знаешь, кого он сначала больше ревнует - Мэри к Уотсону или Уотсона к Мэри))) А кстати, Мэри здесь хороша, и в неё вот такую я тоже очень верю, как и в такого порывистого молодого Холмса. Мне кажется, вообще из них получилась бы неплохая пара).
А по поводу брака - думаю, Мэри девушка достаточно независимая (судя по канону, они с Уостоном далекоооо не всё время проводили вместе), может, у них с Холмсом и получились бы необременительные взаимоинтересные отношения?

Так что надеюсь на продолжение романа)))

Отдельная просьба: пишу без беты, просьба выбирать тапки помягче.
Кстати, готова предложить услуги беты на эту историю)

2012-01-07 в 16:37 

hoelmes
everybody lies and everybody dies, and everybody is worthy of love
Спасибо, Джиалгри.! Рада, что понравилось. читать дальше

2012-01-07 в 16:51 

Джиалгри
Дурь генерирую изнутри
hoelmes,
читать дальше

А продолжения буду ждать. Придётся, видимо, придержать сочувствие к Уотсону, уж очень интересно, как у них там всё было. :rolleyes:

2012-01-07 в 16:54 

hoelmes
everybody lies and everybody dies, and everybody is worthy of love
Джиалгри, ,благодарю Вас по всем пунктам!.,

2012-01-07 в 17:11 

Джиалгри
Дурь генерирую изнутри
hoelmes, :sunny:
читать дальше

2012-01-07 в 17:14 

hoelmes
everybody lies and everybody dies, and everybody is worthy of love
Джиалгри, читать дальше:rotate:

2012-01-07 в 17:46 

Джиалгри
Дурь генерирую изнутри
hoelmes, Спасибо)

2012-01-07 в 21:54 

Liit_I
Куда-нибудь ты обязательно попадешь, - сказал Кот. - Нужно только достаточно долго идти.
Присоединюсь. :hlop:
Отличное исполнение. Хотя мной всегда движет предубеждение против переписываний канонных текстов, поскольку никому прежде не удавалось избежать диссонанса собственного материала с авторским. Но вы очень талантливо сели на чужую лошадь.
Форма подачи такова, что рассказ выглядит естественным, не раздражает неизбежными деталями плагиата, но ощутимо дергает за читательские нервы.
Так что мою благодарность примите тоже.

2012-01-08 в 09:18 

hoelmes
everybody lies and everybody dies, and everybody is worthy of love
Спасибо,Liit_I, читать дальше

2012-01-08 в 10:32 

hoelmes
everybody lies and everybody dies, and everybody is worthy of love
И ещё чуть-чуть текста вдогонку - но только если вас не остановит то, что вещичка грустная и безысходная, не для праздника.
Это - один из вариантов развития событий, я-то предпочитаю другой, но вот написалось... (помни о тапках!!!). Уже давно висит на "прозе".
Если всё это не останавливает, то

читать дальше

2012-01-08 в 11:01 

Liit_I
Куда-нибудь ты обязательно попадешь, - сказал Кот. - Нужно только достаточно долго идти.
hoelmes,

Читала еще на прозе. Мне понравилось тогда, но вне контеста было сложно принять данный факт, ясно же, что логически обоснованная часть не опубликована. Но на эмоциональном уровне - очень понравилось!

2012-03-06 в 12:02 

Сельха
Чемпионка мира по прыжкам без парашюта
Спасибо вам за этот фанфик! Похоже, не одной мне в "Знаке четырех" рисуется любовный треугольник :)

2012-03-07 в 09:42 

hoelmes
everybody lies and everybody dies, and everybody is worthy of love
Мне очень нравится эта тема, собираюсь её позже ещё поэксплуатировать.. Увы, со сроками и сайтом пока не могу ничего уверенно сказать. Но в своём дневнике ссылку уж точно дам.

2012-03-07 в 13:58 

Сельха
Чемпионка мира по прыжкам без парашюта
Ждемс...

2012-05-25 в 00:08 

Millenium Folcore
Через тернии - к звездам!
hoelmes, Спасибо за такой чудесный фик (по "Знаку четырех")!!! Порой мне казалось, что я читаю Конан Дойля, настолько мне все понравилось! Наткнулась на ваше произведение позавчера. С тех пор перечитала три раза. Очень впечатлило! Тронуло до глубины души!

А от фика "Молчание" я вообще выпала в осадок. Простите мне мой глупый пафос, но я была поражена в самое сердце... Даже слезы проступили на глазах. А от концовки похолодело в груди...

Спасибо Вам большое! Буду ждать Ваших новых фиков по этой теме!

:shuffle: личный вопрос

2012-05-25 в 14:45 

hoelmes
everybody lies and everybody dies, and everybody is worthy of love
Millenium Folcore, спасибо за ваш отзыв. Что касается личного вопроса, буду вам чрезвычайно благодарна за любое продвижение моего творчества - размещайте, конечно.

2012-05-25 в 23:17 

Millenium Folcore
Через тернии - к звездам!
hoelmes, И вам большое спасибо!)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Sherlock Holmes Big Party

главная